Глава 53.1. Последствия (18+!!!)

«Сефер Разиэль ха-малах — средневековый каббалистический гримуар, изначально написанный на древнееврейском и арамейском языках, известный также и в латинском переводе, как «Книга ангела Разиэля» рукописи XIII века, переведенной при Альфонсо X.

При последующем изучении книги стало известно, что этот рунный алфавит, скорее всего, был первой диаграммой для техномагии, его символы очень похожи на современные монтажные платы».

Маги и их влияние на нормальных

*Солнечная Система, Эфир*

*Гидеон*

Мы появились прямо над хранилищем, и люди Эда тут же разбежались в поисках входов. Само хранилище было окружено полями и находилось в сельскохозяйственной части города. Поэтому люди Эда были не особо разборчивы в своём выборе. Окна и люки на крыше также послужили дверями. Но большинство из них были достаточно креативными и избежали очевидных предложенных точек прорыва, и просто прорубили себе путь внутрь.

Я остался позади и ждал вместе с Мелан и Сайлой, паря над хранилищем. Эд дал мне доступ к частной сети своих боевых эльфов. Так я мог наблюдать за атакой с их точек зрения и заходить внутрь, как только найдут Маркуса.

Первые секунды атаки шли, как и было запланировано. Ошеломлённых и удивлённых людей, попадавшихся в хранилище, захватывали сразу, как только они попадались на глаза.

Боевой эльф, через которого я наблюдал за ходом операции, мчался по потолку, стреляя во всех направлениях гранатами со слезоточивым газом и парализующим орудием по всем попадающимся целям.

Маркусу удалось собрать более двадцати человек. И я не уверен, были ли это просто подсевшие на наркотик, или искренне привязанные к нему.

Но когда первый безликий ворвался в центральную часть здания, всё полетело к чертям собачьим. Мой боевой эльф достиг центра здания и направил свои глаза-камеры на кровавую пентаграмму, которая была нарисована на полу. Она была исписана разными безумными и бессмысленными символами, а в центре неподвижно лежала Амиа.

Человек, который, как я понял, был Маркусом, стоял над ней со стаканом в руке. Стакан, по всей видимости, был наполнен кровью, а Маркус выглядел немного удивлённым.

Но он быстро взял себя в руки и засунул руку в стакан. Затем он указал своими окровавленными пальцами на боевого эльфа.

Моя точка обзора отключилась, и взрыв пылающей энергии вырвался из хранилища, прихватив с собой часть стены. Я сам был слегка шокирован этим проявлением силы. Маркус выдал неслабый удар.

Переключившись на другую точку обзора, я решил, что пришло время мне вмешаться. Узнав точную позицию Маркуса через другого эльфа, я попытался телепортироваться так, чтобы в процессе отделить его голову от тела.

Но заклинание не сработало. Координаты продолжали ускользать от Маркуса, пока я не понял, что его грубая внутренняя сила является источником помех.

У меня не оставалось иного выбора, кроме как войти внутрь и рискнуть собственной шеей. Я телепортировался и появился прямо позади Маркуса. Усилив своё тело магией, я протаранил своей левой рукой его тело в том месте, где должно быть сердце. Моя рука прошла насквозь, выйдя из его груди. Сделав это, я выпустил волну энергии, чтобы убить противника электрическим разрядом.

Сайла появилась прямо рядом с Амией, и по моему телу прокатилось странное чувство, словно меня покалывали тысячи иголок. Сайла снова телепортировалась, забирая Амию с собой, и странное чувство пропало.

— Неееееет! — яростно закричал Маркус. — Вы прервали ритуал. Его тело билось в конвульсиях, пока я вливал в него электричество.

Всё шло хорошо, пока дёргающееся тело моего противника внезапно не развернулось, потянув меня за собой. Его локоть ударил мне в висок, и я отлетел в сторону, опрокидывая и ломая стену хранилища.

Перед глазами всё плыло, но я успел заметить, что Маркус прыгнул вслед за мной. Поэтому я использовал заклинание силы, чтобы изменить его путь, сбивая с текущего направления.

У меня чертовски болело тело и голова, но я постарался сфокусироваться и использовать часть своей энергии на активацию лечебного заклинания, пока я искал линию электропередачи хранилища. Я только что нанёс противнику смертельный удар. По крайней мере, он должен был быть смертельным. Если я использую слишком много энергии неэффективно, то могу и не победить. Лечение, это одна из тех черт, в которых я не эксперт. Маркус вытянул пальцы в мою сторону, но я уже знал, чего ожидать. Его энергетический луч опалил пустое место, а я появился слева от него.

Не теряя времени, я ударил его разрядом молнии и отпрыгнул в сторону, когда очередная волна энергии превратила поле подо мной в раскалённую лаву. Она прорезала глубокую траншею в земле, и я не преминул заметить выкопанную этой атакой линию электропередачи.

Маркус даже не вздрогнул, когда по нему ударил разряд в несколько тысяч вольт, и я с интересом наблюдал, как рана в его груди начала закрываться. Регенерация? Мне нечего больше сказать, кроме как заметить, что это довольно нечестная способность.

Он поспешил ко мне с взрывной скоростью. Я с ужасом осознал, что моё тело не может двигаться со скоростью моего ускоренного разума. Но прежде чем Маркус достиг меня, он внезапно ускорился по направлению вниз и шлёпнулся животом на поле под нашими ногами.

Краем глаза я заметил, что Мелан и Сайла присоединились к нашей битве и увеличили гравитацию в области между мой и Маркусом. И когда он решил вернуться к бою в рукопашную, то прыгнул прямо в эту область.

Но, несмотря на увеличенную гравитацию, Маркус встал, придавливая грязь под собой ещё сильнее. Его рука снова потянулась ко мне, и я уже был готов телепортироваться прочь.

И когда он только собирался выстрелить, прямо передо мной появилась Сайла, и я закричал, пытаясь дотянуться до неё, чтобы телепортироваться вместе.

Луч энергии вспыхнул в нашу сторону, но отклонился, достигнув вытянутых рук Сайлы. Энергия обогнула нас по кругу и вернулась обратно к Маркусу. Чёрные сферы из ничего появились вокруг Сайлы, и я понял, что она сделала. Она создала такой сильный гравитационный эффект, что даже изогнула само пространство, локализовав эффект в ограниченном пространстве.

Моя рука коснулась её как раз в тот момент, когда моя левая нога оказалась поблизости от одной из этих сфер, и я услышал очень нездоровый хруст. Затем я подключился к ней.

«Отменяй! Ты перестаралась!».

«Я не могу. Он пытался убить тебя».

«Ты убьёшь нас обоих, или как минимум себя, если перерасходуешь свою энергию ещё больше. Я мог телепортироваться в сторону, ты слишком остро реагируешь».

«Я не думала!».

«Я телепортирую нас прочь отсюда, но тебе придётся в то же время отменить свою гравитационную магию».

«Я постараюсь».

Огромным усилием я телепортировал нас прочь от волнового эффекта искусственных сингулярностей Сайлы. Хотя я не совсем уверен, что это действительно были сингулярности.

Мы оба появились в поле ближе к разломанному хранилищу, и я возвёл щит, чтобы защитить нас от случайных разлетающихся и разделяющихся лучей энергии, созданные комбинацией заклинания Сайлы, которое стало неконтролируемым, и энергетическими лучами нашего противника.

Я дотянулся до сознания Сайлы и осознал, что она полностью истощила свою энергию. Возвращение того заклинания обратно к Маркусу потребовало всей её энергии.

— Не вставай, — я встал и наложил очень сильное исцеляющее заклинание на свою сломанную ногу. Кость встала на место с лёгким щелчком и рана затянулась. Это грубая работа, и мне нужно будет зайти к настоящему доктору, но в случае крайней необходимости сойдёт и это заклинание.

Тело вышло из дыма и пепла, которые образовались в том месте, где Сайла ударила Маркуса его собственным перенаправленным взрывом энергии. По крайней мере, он не самым лучшим образом принял свою магию. Он выглядел ходячим обугленным трупом, который хромая, идёт вперёд. Но пока я смотрел на него, я увидел, что обгоревшие куски кожи начинают отваливаться, открывая гладкую новую кожу.

В руках у него были пергаменты, которые я заметил ещё на том видео, и он полностью игнорировал происходящее вокруг.

Я начал бежать и добрался до линии электропередачи, которая была открыта одним из энергетических взрывов Маркуса. Затем я напился энергии, и бросился на Маркуса, который всё ещё был в процессе исцеления себя.

Мы оба повалились на землю и катались по грязи, пока я запускал свою энергию по его телу. Когда я сделал это, он начал делать то же самое со своим источником энергии. Бой превратился в простую борьбу за силу и энергию. Преобразовывая, манипулируя, крадя, используя только простейшие основы призыва магии.

Это даже не использование магии, а просто манипуляции энергиями.

Его кулак ударил меня в челюсть, но я едва это заметил и отступил в свою собственную реальность, управляя своим телом как инструментом. Всё будет хорошо, пока электрические схемы, из которых состоит моё сознание, не будут задеты или повреждены.

Моя ладонь обхватила его шею, а пальцы впились в его кожу.

И в тот момент я понял, что моя рука уже не совсем рука. Это больше было похоже на бесплотный поток электричества и энергии. Неужели я стал чем-то вроде элементаля молнии?

Я заметил, что он тоже прошёл через схожую трансформацию. Но там где я стал чем-то вроде электричества, он, похоже, состоял из плазмы и жара. Его кожа лопнула как мыльный пузырь, обнажив находящийся под ней свет.

— Ты не откажешь мне в моей силе! — прошипел он, и удвоил свои усилия, по преобразованию моей энергии в свою. Я отплатил ему тем же, отрезая большие куски от его источника силы, развеивая их по окрестностям. Эта форма магической битвы была для меня совершенно в новинку, но, тем не менее, я был взбудоражен. Даже боль не сможет остановить меня на пути исследования новых возможностей.

Я отступал всё дальше и дальше от его попыток преобразовать энергию. Ударяя в ответ только тогда, когда мог украсть или отрезать больше его энергии, чем он.

Постепенно, с истощением внутренней энергии, наши тела возвращались в нормальные формы. Мои постоянные отступления в контролировании силы между нами сделали его более уверенным, и он попытался одолеть меня, выйдя из своего источника силы.

И вот тогда я, наконец-то, почувствовал нечто иное, чем просто его чистая энергия. Изначально его собственная сущность, похоже, была защищена чистой энергией внутри него, но став более уверенным в себе, он снизил свою защиту.

Я снова отступил, конденсируя своё сознание в маленький и плотный шар. Он с алчностью подпрыгнул от возможности преобразовать ещё больше моей энергии в свою.

И в этот момент, когда он отвлёкся, я рванул вперёд и впился мысленными когтями в его энергетическую схему, которая являлась его истинным «я». Пронзительный мысленный вопль раздался из глубин его сущности, и он попытался отступить, но я ему не позволил. Когда он метнулся вперёд, я крепко схватил его и держал как акула, которая почуяла кровь. У меня не было намерения его отпускать.

Я медленно подтягивал его к себе, отделяя энергетическую схему в которой был «он» от его остатков запаса энергии. Это словно подсекать рыбу на удочке. Рыба уже знает, что она попалась, но всё ещё тщетно пытается сопротивляться.

Затем я, наконец, зажал его в духовном захвате и начал играть с этой своей новоприобретённой способностью. В неожиданном порыве вдохновения, я разобрал его энергетическую схему, словно кубики Лего и собрал обратно.

В этот раз, учитывая все формы боли и страхов, я повторно собрал его со своим ускоренным восприятием времени. Затем отступил немного и насладился своим творением в течение небольшой вечности.

Но внезапно энергетическая схема, которую, за не имением других терминов, я бы назвал «духом» Маркуса, стала неустойчивой. Я потянулся к ней, но прежде чем я успел что-либо сделать с ней, схема расплылась и растворилась в небытие, изменив свои свойства на простое, дикое состояние.

Дикая и незрелая ярость вскипела во мне. Он ушёл! Он ушёл! Это была слишком лёгкая смерть. Целой вечности боли будет недостаточно для кого-то, кто ранил Сайлу!

Где-то на краю сознания я заметил самого себя, отрывающего мёртвую руку Маркуса от собственной шеи. Порывом энергии, я оторвал руку, которая держала пергаменты и начал бить его ею же.

Поток проклятий вырвался из моего рта, а брызги крови и куски плоти разлетались повсюду. В какой-то момент у меня закончились английские слова и начал использовать немецкие проклятия, которые в некотором смысле даже более изобретательны. Я иногда возвращался к немецкому, так как мои приёмные родители говорили на нём. Это был первый язык, который я выучил. Листы пергамента выпали из руки и взлетели вверх, разлетаясь по округе.

Внезапно Мелан появилась справа от меня и изо всех сил влепила мне затрещину.

— Прекращай, Гидеон!

Короткий и острый импульс боли заставил меня обернуться и отвести внимание от причины моей ненависти. От этого я собрался с мыслями и прекратил поток проклятий. Моргнув, я взглянул вверх на неё, а потому вниз, на искалеченное мёртвое тело. Мой взгляд прошёлся по безликим, которые окружали нас на почтительном расстоянии, и по летающим камерам новостей, которые парили позади них.

Я бросил оторванную руку и встал на ноги, поправляя одежду.

— Спасибо, Бабуля. Кажется, мысленная битва с этим монстром довела меня до крайности.

— Ты уверен? — Мелан осторожно осмотрела меня сверху донизу. — Ты ведь не ранен, да?

Я попытался потянуться и покрутил плечами.

— Нет. Просто чувствую небольшую неловкость, и коленки дрожат, но в остальном всё хорошо. Что бы сейчас не произошло, похоже, оно закончилось.

— Верно. Но тебе всё ещё нужно показаться доктору. Мне кажется, что у тебя в пылу боя появилась очередная мутация, — Мелан взяла меня за руку и поднырнула под неё, подставив плечо, чтобы поддержать меня.

— Нет. Как там Сайла? — спросил я и попытался повернуться, но мои ноги просто отказались подчиняться.

К счастью, Мелан не дала мне упасть.

— С ней всё в порядке! Я уже проверила.

— А, хорошо. Тогда я посплю, пожалуй, — я закрыл глаза, и в то же мгновение моё сознание ускользнуло от меня.