Глава 00

Если мы заглянем в историю, то увидим много таких ситуаций, когда под её нахлынувшим течением даже самым мудрым лидерам было трудно удержать голову над водой.

-《Имперская Хроника, глава 35, Примечание 7 –Относится к размышлениям Роланда 12 век 》;

В этот летний день палящее солнце висело в небе и по-прежнему сильно пекло. Ради церемонии триумфального возвращения, бесчисленные алые, бронированные стражники окружили причал в гавани настолько плотно, что даже капля воды не могла просочится.

На сотню шагов вокруг пристани было столпотворение, для устранения которого солдаты общественной безопасности имперской столицы прилагали все свои силы. Многие из них были в рваной одежде, блестящие погоны были сорваны, впечатляющие шлемы упали, даже их ботинки были оттоптаны бесчисленное количество раз.

Что сделает одна тысяча солдат общественной безопасности, которая была призвана в гавань, для обеспечения порядка? Они чувствовали себя беспомощными из-за того, что враг, с которым они столкнулись, был более пятидесяти тысяч восторженных жителей имперской столицы.

Толпа горожан, наполненных энтузиазмом, была вооружена цветами, аплодисментами и, конечно, очень большим количеством молодых женщин, готовых предложить свой поцелуй или даже целомудрие. От такого рода шума, одна тысяча солдат общественной безопасности, чувствовала себя так, как если бы они были в море на сломаной лодке, которая может перевернуться в любой момент.

Сейчас они крайне завидовали гвардейцам на причале, которые могли неторопливо выстраиваться в формации, показывая их недавно приобретенное, ярко отполированое оружие и доспехи, и нет необходимости беспокоиться о том, что их в любое время схватят за щеки ревностные граждане.

Ради этой церемонии и последующего праздника его величество великий император Августин VI приказал расширить Великий Лазурный канал, что соединял все реки округи и вел прямо в столицу, более чем в два раза. Для достижения этой цели Империя содержала на реке десять тысяч работников в течении полугода, тратя на это около трех миллионов золотых.

Целью этих вложений было то, чтобы флагман 6-ого императорского экспедиционного флота ГМС Красный Восток беспрепятственно прошёл в гавань через восточные ворота прямо в столицу империи, вызвав ликование народа и демонстрируя военную мощь имперской армии.

Никто не заботился о том, стоит ли это представление таких затрат. Потому-что первый имперский министр финансов, который выступил с возражениями, был сразу отправлен на “пенсию’ в глубинку разгневаным императором. И, сменив министра финансов, единственным вариантом было ломать голову и искать с востока на запад, чтобы любим способом выжать последнюю каплю денег из имперских финансов и удовлетворить прихоть “экстравагантного старика”.

Конечно, министр финансов мог только закопать это прозвище “экстравагантный старик” глубоко в своём сердце, очень глубоко, оооочень глубоко......

Днем солнце грело широкую гладь канала и, когда вдали показался первый след паруса, толпа была не в состоянии сдержать свои крики.

Вдоль реки, огромный, двести шагов в длину, корабль, медленно приблизился к гавани, его впечатляющие контуры шокировали всех в ожидающей толпе.

Императорский флагман 6-ого императорского экспедиционного флота ГМС Красный Восток -- гордость императорского флота, самый огромный корабль в истории. Ради этой церемонии военный корабль был отремонтирован и перекрашен, корпус лакирован в пугающий черный. Среди восторженных оваций, ГМС Красный Восток медленно приблизился к гавани, как массивный черный зверь. И флаг цвета ежевики развевался на его мачтах.

Когда корабль бросил якорь, десятки тысяч людей, ожидающих корабль, уже кипели, бесчисленное количество шляп было брошено в воздух, бесчисленное количество обуви было оттоптано и потеряно, бесчисленное количество ног было в синяках и ссадинах. И те жалкие солдаты общественной безопасности, сопротивляясь в меру своих способностей, могли только наблюдать как их кордон сжиматься и разжимается снова......

Командующий имперским экспедиционным флотом, граф Леман, стоял на носу корабля, без эмоций наблюдая за ликующей толпой.

Этот тридцати девяти летний имперский генерал первого ранга, имперский граф, носил величественный наряд, полный комплект легкой брони, багровый плащ, развевавшийся за ним на ветру, две медали на груди -- награжден за предыдущие два раза, когда он участвовал в экспедиционных флотах. И, несомненно, в это триумфальное возвращение он получит третью императорскую медаль.

Пристальный взгляд графа был несколько слаб, нисколько не сосредоточен на аплодирующей толпе в порту, и, если присмотреться внимательнее, то можно было увидеть, что его брови слегка морщинистые. Казалось, что он был немного нетерпелив.

-- Черт побери, эта броня слишком тяжела и слишком нелепа!

Как военно-морской солдат, граф полагал, что носить такие тяжелые доспехи врядли было пригодно для морского боя. Все это было шоу по воле вооруженных сил. Что касается ношения этих медалей, граф тайно думал, что эта идея еще более нелепая. Точно так же, как недавно разбогатевшие выставляли напоказ свое богатство. Истинное благородство не требует делать что-то подобное. Он чувствовал, что такой поступок был ниже его достоинства.

Кроме того, восторженная толпа внизу была слишком шумной, их признание было подобно удару волн по волнорезам: волна за волной размывает уже старое терпение графа.

Подсознательно он посмотрел вниз, на палубу.

Ради всей этой приветственной церемонии ГМС Красный Восток был перекрашен три дня назад, и старые пятна крови на палубе удалены Установленные на палубе и повреждённые в экспедиционных боях детали были уже реконструированы, и даже нос корабля был заменён...... Черт побери, эти придворные подхалимы, сволочи, фактически заменили носовую часть корабля на образ его величества, по слухам эта статуя была вырезана императорским скульптором и доставлена несколько дней назад.

Для этого императорский флот выплатил дополнительно десять тысяч золотых монет.

Боевое величие стало боевой роскошью. Но разве эти идиоты не знают, что в морском бою, после того, как корабли столкнулись, первое, что было уничтожено это нос корабля?

Ему казалось, что трата этих десяти тысяч золотых монет, было пустой тратой времени. Вместо того, чтобы платить за работу скульптору, заостренный столб будет иметь более практический эффект.

На самом деле, в глубине души, граф Леман тайно думал, что даже устраивать этот так называемый "6-й экспедиционный флот" было невероятно нелепой стратегической ошибкой.

В течение нескольких десятилетий империя неоднократно проводила “экспедиции” в Южно-морском регионе.

Он не мог отрицать, что были бесчисленные острова в южных морях, небрежно присыпанные, как жемчуг в океане, со странными лесами, с варварским племенами аборигенов уровнем развития из каменного века, с золотом, драгоценными камнями, специями, дарами моря.

Но граф не мог рассматривать “посылку с десяток огромных кораблей, чтобы принудить байдарки аборигенов” было ни тем, что можно было бы назвать “Экспедиция”.

Это был грабеж, это была бойня, это было ограбление, это было вторжение, это было неприкрытое мародерство!

Граф не считал, что было что-то неправильно в этом. Слабых всегда съедают сильные, так слабые всегда оставались рабами сильных. Но он полагал, что ошибка в имперской политике южных морей была в том, что эти операции под названием ‘экспедиций’ проводились слишком часто, и полученные результаты становились все меньше и меньше.

В первых двух или трех экспедициях, могучий имперский флот был непобедим, когда корабль за кораблем возвращался с золотом, драгоценными камнями, специями и морскими товарами, это вызывало сенсацию во всей империи.

Но в конце концов, даже богатое зернохранилище не могло выдержать повторяющий сбор урожая. Чрезмерное разграбление уничтожило коренные племена около побережья, и у следующих экспедиционных войск не было выбора, кроме как отправиться дальше и дальше, расширяя свои маршруты. Это было огромным испытанием для флота.

В конце концов, в южныех морях есть не только легко запугиваемые дикари, не только золото и драгоценные камни, а также душный, жаркий климат, быстро меняющаяся погода, страшные гигантские волны, а также бесчисленные рифы, водовороты, штормы......

Промежуточный урожай превратил то, что изначально было в Империи зернохранилищем в пустынное и заросшее поле. Каждый раз, урожай более поздних экспедиций снижался. Но по иронии судьбы, каждый раз триумфальные церемонии возвращения становились все пышнее......

Граф Леман командовал тремя экспедициями в последние несколько лет, он получил оглушительную репутацию в южных морях. Этот генерал имперского флота имел там ряд прозвищ:

Разбойник! Мясник! Палач! ...... Его руки были покрыты кровью аборигенов, в сердцах которых он был вопиющим захватчиком, демоном, кто сжег их дома, поработил их народ.

Конечно, граф не заботился об этом, но одна вещь, которая заставила чувствовать его не ловко. Чрезмерные вторжения уже спровоцировали некоторые аномальные события среди этих аборигенов, особенно в военном аспекте. Даже до такой степени, что прежде чем он вернулся в этот раз, он слышал, что некоторые аборигены островных государств образовали так называемую коалицию в самых отдаленных районах южных морей для того, чтобы противостоять бесконечному разворовыванию Империи.

К счастью, это не было какой-то конкретной вещью, которой он должен бы был волноваться. Он прекрасно знал, что это было его последней экспедицией. С этого времени он остается в имперской столице, и, если все пройдет хорошо, займет прославленное положение в имперском верховном командовании. Пройдет восемь или десять лет, пока действующий канцлер военных дел не уйдет в отставку, а затем использует влияние клана, чтобы стать его преемником. Если у него будет немного больше удачи, то, возможно, он мог бы даже заняться политической карьерой в его последние годы жизни, став премьер-министром.

Что касается экспедиций... плевать на нее! Это будет головной болью следующего командующего.

Даже если бы те аборигены развились так, что смогли бы построить волшебные орудия, это уже не его проблема.

По волне бурных аплодисментов он сошел с палубы под внимательными взглядами всей толпы, и наконец он снова стоял на земле имперской столицы! Он махнул рукой в сторону толпы...... но это движение было больше похоже на отмахивание от мухи.

Сначала, официально одетый придворный дежурный прочитал вслух императорскую благодарность с палубы, и поручил генералу прийти в императорский дворец на следующий день, рано утром, чтобы получить свою награду.

Его пожелания были выполнены, его политические перспективы были светлы.

Но после, серо одетый слуга, расталкивая толпу, шепнул еще одну новость на ухо, и сердце графа Лемана упало на землю.

Это была весточка из дома.

Экспедиция в течение многих лет находилась в безграничном море, куда новости распространялись с трудом. Леман еще не знал, что случилось у него дома.

Наиболее важными были его жена и ребенок. Три года назад, когда он ушел в поход, его жена была уже близка к родам, и он до сих пор даже не знает, был ли это мальчик или девочка!

Новости из дома были: мальчик.

Но, новорожденный мальчик был, видимо, даун.

Одна эта новость мгновенно сбила его с вершины счастья.

Одна плохая новость!

Практически каждая шишка в имперской столице пришла поприветствовать его, и они все увидели выражение его лица, спускающегося до критического уровня депрессии.