Глава 1.

Когда Двейн Роланд только родился, никто не посмел бы называть его отсталым. Был момент, когда его считали гением семьи Роланд.

Три года назад, когда Двейн родился в семье графа Роланда, он ввел в ступор акушерок. Потому что он никогда не плакал и не издавал ни единого звука.

Ему никогда не был нужен взрослый, чтобы уговаривать его. Его жизнь была более нормальной, чем у обычного взрослого: просыпался в определенное время, открывал рот, когда приносили еду, и ложился спать ночью. Помимо моментов, когда он открывал рот что бы поесть, из его рта не доносилось ни звука. Единственное, что он делал каждый день, это смотрел на открытое пространство.

Он также редко мочился в постели, потому что он научился тянуть колокольчик рядом с его кроваткой. Через некоторое время, после того как он звонил в звонок, приходили горничные, чтобы помочь ему. Этот поступок убедил семью Роланд, что маленький мастер - гений в столь юном возрасте.

Впрочем, этот титул длился меньше чем полгода... потому что он никогда не говорил.

Дети его возраста уже научились хотя бы говорить простые слова, такие как "папа, мама". Но рот Двейна был как будто запечатан проклятьем. Независимо от того, сколько жена графа учила его, ни один звук не доносился из его рта.

Даже те, кто родился немым, могли напевать несколько звуков. Но этот маленький мастер тих, как скала. Когда ему холодно, хочется есть, или нужно использовать туалет, он только тянет звонок.

Жена графа наняла много почтенных врачей, и даже несколько магов, чтобы увидеть, есть ли на нем проклятье. Но это было безрезультатно. В конце концов, даже самая оптимистичная жена графа опечалилась. Кажется, ее сын действительно умственно отсталый.

К счастью, Двейн смог ходить в возрасте трех лет. Даже если он и наполовину ползал, а на половину ходил, это ничем не отличалось от других детей.

Месяц назад, во время штормовой ночи, в особняке графа произошло событие.

Двейн выполз из своей комнаты во двор, когда горничные отвлеклись. Он просто стоял и смотрел на небо. Дождь лил на него, и даже гром не напугал его. Он сжал кулачки, и закричал на небо.

Маленький мастер, который не издавал звуков в течение трех лет, наконец, открыл рот. Он продолжал кричать, пока слуги не нашли его. Он был весь мокрый. Его тело было холодным и дрожало. Лицо его было бледным.

Жена графа моментально прибежала, услышав его. Затем она упала в обморок. Когда она очнулась, она держала своего сына и плакала. Врачи кормили его различными лекарствами. Даже два светлых мага были наняты, чтобы использовать целебные заклинания на нем.

Но тело маленького мастера становилось холоднее и холоднее. Его мать побежала в храм Богини Света и позвала священника. Священник наложил благословение на Двейна. И жена графа на коленях перед статуей богини, всю ночь молилась за своего сына.

Только на следующий день, тело мальчика начало согреться. По крайней мере его жизнь спасена. Он оставался без сознания и на следующий день. Жена графа провела с ним все это время, и сама едва ела что-либо. После двух дней, ее лицо постарело.

Тогда Двейн сказал что-то во сне. Вроде это был разговор во сне. Никто не смог понять, что это означало. Но поскольку маленький мастер так и не научился говорить, это мог быть просто бред, который произносит ребенок.

Однако жена графа была в восторге. Внимательно слушая Двейна, она спросила служанок, "Есть ли кто-то, кого зовут Мард среди тех, кто заботился о Двейне?"

"Госпожа, у нас нет слуг с таким именем."

Слуги обыскали весь особняк. Тогда они нашли постоянного работника с таким именем. Жена графа сразу вызвала его.

"Мой сын произнес твое имя во сне, Мард. Я не знаю, почему он это сказал. Возможно, это пророчество от Богини Света. С этого дня, ты больше не будешь работать в конюшне. Ты будешь служить маленькому мастеру".

Мард был в восторге. Он вдруг поднялся со скромного поста постоянного рабочего до слуги маленького хозяина. Он увидел надежду на светлое будущее.

Хотя Двейн не знал. Он был в ярости и кричал на богов в тот день. Он промок от дождя и почти лишился жизни. Он также не знал, что он произносил "Черт" во сне, и кто-то получил очень большую выгоду от этого.

Травма Двейна длилась целый месяц. Это маленькое хрупкое тело стало еще слабее. Прошел месяц, прежде чем его лицо стало менее бледным. Но дни стали проходить так же, как и прежде. Маленький мастер все так же не разговаривал. Он даже не обращал внимания на Марда. Он смотрел в пустоту каждый день. Тем не менее, иногда горничные говорили о том, как жена графа провела с ним два дня без сна и отдыха, преклонившись перед статуей богини в течение целой ночи...

После этого, когда жена графа пришла навестить сына, в его глазах был намек на эмоции, намек на теплоту.