Глава 120. Раздор в особняке Графа

Хотя, уже прошло достаточно времени, после того как он покинул кабинет Графа, его мысли все еще не разложены по полочкам. Тем не менее, он отложил эти размышления на потом,, чтобы встретиться со своей матерью.

Говоря о Доме Роланд, его чувства к ним были довольно сложные, и в то же время, особенные.

Будучи зрелым юношей, он был без объяснений и каких-либо предупреждений брошен в этот мир. А что было еще хуже, его тело вернулось к состоянию младенца, и он был вынужден столкнуться с тем, что у него появились новые родители. Именно поэтому, он не мог по-настоящему думать о Графине, как о родной матери.

И это, кстати, нормально. Только представьте, взрослого мужчину внезапно заставили забыть о своих родителях, а затем попросили, занять место другого человека и признать других людей своими родителями. В реальной жизни, никто бы не смог принять эти события в своем сердце.

Но по мере того как текло время в особняке Графа, его чувства к этой красивой и добросердечной женщине постепенно росли. В частности, точкой преломления было то, когда Графиня преклонила колени в Храме, молясь о его благополучии всю ночь. Она провела бесчисленное количество бессонных ночей, ухаживая за ним, тем более, она никогда не ожидала чего-либо взамен своей жертвы. Двэйна не могли не растрогать её действия!

Тем более, когда ему было три года, Двэйн уже тогда поддерживал низкую планку, не показывая какой-либо талант, чтобы избежать своих обязанностей в будущем. Поэтому он был высмеян другими, как идиот. После этого отец уже начал выражать свое недовольство о нем, но Графиня все еще продолжала любить его и всегда оставалась на него стороне, несмотря на то, как холодно относились к нему остальные. День за днем, Графиня постоянно приходила к нему в комнату перед сном и укладывала его спать…Капля за каплей её материнская любовь начала растапливать ограду в его сердце, формируя привязанность матери к сыну и наоборот.

Правдой было то, что Двэйн действительно не питал много эмоций по отношению к так называемому “отцу”…Но к Графине, он действительно начал испытывать чувства, подобные любви сына к матери.

После того, как он провел год вдали от дома, Двэйн вернулся, он вошел во внутренний двор, где увидел, что Графиня уже ждала его, ожидая около дверей. Одетая в пурпурное платье, она тотчас улыбнулась, как только увидела его.

Ошеломленный трогательным приёмом Графини Двэйн погрузился в своеобразный транс, вспоминая о времени проведенном с ней в детстве. Каждую ночь она обнимала его, а затем убаюкивала перед сном. Он даже приобрел привычку в то время держаться за её волосы, чтобы заснуть.

Чувство заботы и уюта…

После всего, Графиня все еще выглядела так же прекрасна, её глаза были наполнены нежностью и заботой. Конечно, течение времени немного отразилось на её лице, но её кожа была столь же яркой и ухоженной.

Прямо сейчас, Двэйн испытывал множество эмоций в своем сердце. Затем, он побежал к ней, затем обнял так сильно как мог и упал на одно колено. И мягкий голосом прошептал, «Дорогая мама… Я вернулся!»

То, как он сказал “мама”, было настолько естественно, что это никак не могло сравниться с тем, когда он говорил “отец”.

С блеском в глазах, Графиня, использовала обе руки, чтобы медленно поднять его с земли. Затем, нежно обняв, она прошептала ему на ухо: «После всего произошедшего, я никогда не позволю ему избавиться от тебя снова!»

Хоть её голос и не был громок, он был наполнен непоколебимой решительностью!

Графиня завела его в комнату, где они провели множество времени, так необходимые матери и сыну.

Внутри, Графиня смотрела на своего сына, который потерял пользу в глазах её мужа и с которым так жестоко все обращались в Доме Роланд. Графиня знала, что в этом месте, никто по-настоящему не заботился о Двэйне.

В мгновение, её сердце наполнила боль при одной мысли, что Двэйн потратил год в замке Роланд. Она сразу же спросила его о том, что происходило на Равнинах Роланд. Хотя она знала, что с Двэйном никто и никогда не будет плохо обращаться, даже если он будет плохо себя вести, но как мать может не беспокоиться об этом?

На пределе своих эмоций, Двэйн воспрял духом и начал рассказывать ей о различных забавных вещах, которые произошли на Равнинах Роланд. В конце концов, Двэйну удалось погасить последний след печали в ней.

Потерявшись в разговоре, оба забыли даже пообедать, они проговорили весь день до самого вечера. С Двэйном будет все в порядке, даже если он не поест, но он был очень обеспокоен тем, что Графиня была также голодна. Так что, он намеренно коснулся своего живота, а затем расхохотался: «Мама, я с самого утра на ногах и до сих пор, ничего не побывало в моем желудке».

После этого, Графиня вновь восстановила свои мысли и сразу же рассмеялась: «Увы… я забылась. После того, как я не видела тебя целый год, моя голова переполнена мыслями лишь о разговоре с тобой… Сейчас я вызову слуг, чтобы они немедленно принесли еды».

Двэйн улыбнулся: «Не волнуйся, позволь мне позаботиться о нашем обеде…Когда я был в замке, я придумал несколько новых способов готовки еды. Я думаю, Вы найдете это очень занимательным».

После этого, Двэйн вызвал Марда и приказал своему доверенному помощнику принести его металлические решетки и древесный уголь, которые он привез с собой…Затем, он попросил нескольких слуг из кухни принести некоторые продукты: сырое мясо, некоторые органы животных, а также свежие овощи.

Как только он разобрался со всем, он вытащил Графиню из комнаты и попросил Марда установить решетку в середине двора. Затем он нарезал мясо на тонкие ломтики и начал насаживать их на шампуры. Также, из принесенного набора он вытащил специальный соус для барбекю, который он приготовил ранее и начал готовить обед.

В своей прошлой жизни, он всегда был холостяком, так что, он постоянно готовил еду для себя. По этой причине, его готовка была не так уж и плоха. Несмотря на то, что в этой жизни у него было множество слуг, но он до сих пор был не прочь повозиться с приготовлением пищи, имитирующие блюда из его прошлой жизни.

К примеру, можно взять жареную баранину. Он использовал вырезку, которую приправил специями, придуманными им, эта приправа была очень похожа на соль из его прошлой жизни. Путем измельчения некоторых трав, он смешал эти травы так, что была получена соль, которая источала такой же аромат, который обычно встречался на улицах Китая.

Как только был приготовлен первый кусок мяса, он передал его матери и улыбнулся: «Попробуйте на вкус мама, я уверен, такое Вы еще не пробовали».

Для начала, Графиня была женщиной, по этой причине она не ела много мяса. Однако, после того как она не видела своего любимого сына на протяжении целого года, как она могла отказаться? Увидев дым барбекю, который попадал в глаза Двэйна, графиня чуть не упала в слезах, она была настолько эмоционально тронута. Так что, под пристальным взглядом своего любимого сына, Графиня скушала каждый кусочек нежной поджаристой баранины… Она съела довольно большое количество мяса, что было довольно удивительно для нее.

Видя то, как радуется его мать, Двэйн сделал на гриле еще больше мяса, чтобы угостить им всех. В конце концов, даже слугам и горничным вокруг удалось насладиться мясом, приготовленным молодым Господином.

После того как Двэйн провел с Графиней больше половины дня, она излучала радость. Так что, как только Двэйн заметил, что Солнце клонится к закату, он сказал с улыбкой: «В Ваш последний день рождения, я не был в состоянии подарить достойный подарок, и лишьМард привез Вам скромный фейерверк сделанный мной. Но на этот раз, с собой у меня его гораздо больше. Как только стемнеет, я покажу Вам его!»

С мягкой улыбкой Графиня ответила: «Не нужно… давай сохраним его сейчас. Через несколько дней начнется летний фестиваль, ты сможешь мне показать его в этот день, а так же это сделает день более праздничным».

После её слов, Двэйн еще поговорил с матерью некоторое время, до тех пор, пока небо полностью не окутала темнота. Во время возвращения в свою комнату, Двэйн вдруг что-то вспомнил и спросил: «Я не видел брата Джибри весь день, где он? Может быть, он что-то натворил, отец наказал его, и он сидит в своей комнате?»

Как только зашла речь о его младшем брате, Графиня ничего не могла поделать с собой и вздохнула: «Твой брат ушел сегодня очень рано утром, я боюсь, что он не вернется до самой ночи… увы. У отца очень большие надежды на его счет. Хорошо, что у нас есть Альфа, который может научить его боевым искусствам, но твой отец считает, что этого мало, поэтому он попросил известного ученого Мистера БлюОушн, чтобы он стал учителем твоего брата. Из-за личности Мистера БлюОушна, мы не могли его попросить, чтобы он пришел и обучал твоего брата здесь. Поэтому, Джибри должен каждый день ездить к нему. Сегодня, первый день обучения твоего брата, но Мистер БлюОушн, уже тестирует его. Боюсь, что сегодня он вернется поздно…»

Двэйн беспомощно вздохнул.

Разница была слишком велика!

Со своего рождения, Джибри всегда был исключительно умен, но этот отец, на самом-то деле, не ожидал ничего другого!

Что касается Мистера БлюОушн, даже Двэйн наслышан о его достижениях. Он был известен как ведущий ученый Столичного Университета, статус БлюОушна был намного выше, чем статус ученого Мистера Рошия, которого пригласил его отец, чтобы обучить Двэйна! По слухам, говорят, что даже некоторые члены королевской семьи не могли его уговорить, чтобы он стал их учителем.

Ночью, Двэйн вернулся к своим привычным апартаментам в особняке, где он жил до отъезда из Столицы. Это место находилось очень далеко от покоев Графа и Графини, если задуматься об этом, то можно было понять, что Граф даже не хотел видеть своего сына, который не оправдал его ожидания.

Увидев знакомый двор за своими окнами, Двэйн заметил, как здесь выглядит все чисто и свежо. Было очевидно, что его мать и прислуга посещали этот дворик ежедневно.

Но еще более удивительным было то, что когда он вошел в комнату, он увидел книгу, которую он небрежно кинул на стол перед своим отъездом, к ней никто даже не притронулся. Но тщательно все осмотрев, Двэйн не смог найти ни одной пылинки!

До своего прихода в эту комнату, он уже заранее предупредил всех своих слуг, чтобы они его не тревожили, когда он будет здесь. Как только он закрыл дверь за собой, он прочитал заклинание, чтобы установить барьер тишины, чтобы никто не смог услышать звуки из комнаты, а затем, он подошел к зеркалу.

Для начала, он расстегнул свою одежду стоя перед зеркалом, а затем он убрал заколку, поддерживающую его волосы. Увидев рога, он вздохнул: «…Эти рога доставляют много хлопот. Когда я встретился с моей мамой сегодня, она почти коснулась их, когда протянула свои руки, чтоб обнять меня», - к счастью, Двэйн был умен и ему удалось избежать этого: «Хотя все прошло хорошо, эти рога очень неудобны…Нужно найти какое-нибудь решение.

После этого, Двэйн открыл ящик, который он специально приказал принести Марда в его комнату; Мард уже перенёс все его вещи в эту комнату днём ранее. Как только он открыл ее, изнутри ящика раздался жалобный крик Кью-Кью: «Божечки, ты, наконец-то, пришел! Проводя так дни, я точно помру от скуки».

После этого пингвин выскочил из ящика и начал разминать свое тело. За ним, сразу же выскочил Гаргамель, он почему-то тяжело дышал. Затем, с недовольством, мышь сказала: «Я прошу, ты можешь подготовить для нас какое-нибудь другое место? Находиться в таком маленьком ящике очень тесно и скучно!»

«Скучно?», - Двэйн улыбнулся: «Может сделать немного больше воздушных отверстий?»

Гаргамель сказал с возмущением: «Неужели ты думаешь обо мне, как о домашнем животном! Не забывай, что я -Гаргамель, великий маг! После того как я провел в этом ящике в течение всего дня… Айя… Когда ты даешь нам поесть что-то, в конце концов… мне срочно надо в уборную!»

После этих слов, Гаргамель начал озираться по всем сторонам, а затем он побежал в сторону уборной.

После того, как Кью-Кью хорошенько размялся, он полностью проигнорировал Двэйна и прыгнул перед зеркалом, чтобы поправить свои перья. После долгого времени, проведенного перед зеркалом, пингвин, наконец, выдохнул с облегчением: «Прекрасно! Так прекрасен! После сегодняшнего дня, только попробуй меня снова засунуть с этой мышью в одну коробку! Такие красивые перья не сочетаются с его уродливой серой шерстью! Это так унизительно!»

Двэйн взглянул на небесного зверя, а потом начал глумиться: «Значит плохо выглядит, ха? Но, несмотря на то, что он выглядит как мышь, он все еще способен обучить меня магии… А что насчет тебя? Все говорят лишь о том, что на тебя даже бесполезно тратить еду. Я до сих пор не понимаю, почему Арагон оставил мне в наследство тебя… Что за чертовщина!»

Кью-Кью сразу же начал протестовать: «Брехня! В мире, я самое…»

«Самое элегантное существо, верно?», - Двэйн скривил улыбку: «Ну а для чего еще использовать грациозность, как не для набивания живота? Даже если ты станешь еще более изящным, ты будешь ничем, кроме птицы. Помимо постоянных жалоб, на что ты мне ещё годен?»

После этих слов, Двэйн начал игнорировать эту глупую птицу и развернулся, чтобы разобрать свой багаж.

Это не значило, что Двэйн ненавидел Кью-Кью, но после смерти старого мага, его отношение к этому Арагону стало хуже. Как бы он ни старался, он ничего не мог вспомнить, что было связано с Императором-Основателем, и было радостным для него в то же время…

Подняв магическую сумку, он начал вытаскивать из нее вещи, которые оставил ему Арагон.

Эти вещи, на самом-то деле, не имели большого значения. Помимо сломанного древнего меча Короля, Арагон не оставил ему ничего действительно ценного. Когда он просто смотрел на эти вещи, Двэйн уже начинал впадать в депрессию.

Разодранный и грязный кусок ткани, на которое, возможно, была наложена магия для неразрушаемости на протяжении тысячи лет. Но когда Двэйн достал эту вещь, все что он видел, что это было похоже на какое-то барахло, с которой он не знал, что делать. После того, как он повнимательнее рассмотрел, он понял, что это была картина. Но проблема заключалась в том, что она уже стала настолько расплывчатой, что он попросту не мог понять, что на ней находилось.

На ней не было никакого текста, единственное, что он мог разобрать, это были какие-то перепутанные узоры. Как он мог понять, что тут изображено?

Кроме того, была книга…И эта книга приносила еще больше головной боли.

Она лежала в железном ящике, но когда он открыл его, он увидел, что книга была покрыта слоем ржавчины. К счастью, страницы книги были сделаны из тонких листов золота! После того, как Двэйн счистил ржавчину, он осмотрел каждую страницу книгу и увидел, что на всех страницах были различные квадраты и круги, а также какие-то слова на них…

Он изучал страницы довольно долгое время, Двэйн был расстроен тем, что он не мог разобрать значение слов, написанных поверх этих схематических узоров. Будучи маленьким, он провел все свое детство в изучении древних книг и других сложных текстов в библиотеке. Так что, на континенте вряд ли бы нашлось так много вещей, которые он бы не смог понять.

Но, тем не менее, у него даже предположений не было как расшифровать данную книгу.

Именно поэтому, эта золотая книга была еще одним бесполезным мусором в его руках. Прежде чем покинуть Равнины Роланд, он скопировал все эти символы на обычную бумагу и попросил, множество ремесленников, попытаться расшифровать эти схемы. К сожалению, ни один из ремесленников не смог разобраться, что было на этих страницах.

Помимо этой чертовой картины и странной золотой книги, Арагон оставил ему несколько склянок с непонятным порошком. Он был достаточно осведомлен в области магической медицины, но он так и не смог понять, что это был за порошок.

Все эти вещи были оставлены Арагоном, поэтому даже бутылки, в которых хранился порошок, были изготовлены из высококачественных материалов. Так что, он не выбрасывал эти вещи в мусорку и продолжал хранить их в тайне от всех.

Во-первых: Тут не было свитка с мощнейшими наборами военных искусств Арагона.

Во-вторых: Тут не было свитка с мощнейшими магическими заклинаниями Арагона.

В-третьих: Здесь была рваная картина, золотая книга, которую он не мог растолковать, и склянки со странным порошком, назначение которых он не мог распознать…

Гм.

Это все, что Арагон оставил ему.

А, ну конечно…еще был сломанный меч Короля и шумный пингвин.

Что касается меча Короля, хоть тот и был сломан, но семь камней инкрустированных в него были весьма необычны. Несмотря на то, что в них уже не осталось энергии, они по-прежнему были ядрами высокоуровневых магических зверей, так что до сих пор было множество способов их применения.

После того как он закончил изучать их, у Двэйна не было никакого прогресса в изучении этих вещей Арагона. Но Двэйн продолжал следовать завещанию, а также заметкам пингвина, согласно инструкции. Для него это было так, как будто на его плечах был еще один домашний питомец.

Что касается кристалла странной формы, который был внутри рукояти меча, он провел за его изучением несколько дней, но он так и не нашел ничего особенного…

В общем, все, что у него было сейчас на руках, не имело никакого значения.

Вздохнув, Двэйн понимал, что он не может просто так оставить эти вещи. Найдя в своей комнате скрытное место, он спрятал их туда. Это не имело большого значения, потому что если в доме кто-то найдет их, он не сможет понять их назначения, потому что, даже Двэйн не смог понять его.

Что же касается вещей, оставленных Гэндальфом, они были несоизмеримо ценнее! За последние два месяца, Двэйн добился некоего прогресса в изучении учебного пособия магии друидов.

Так он потратил всю ночь на разбор багажа, Двэйну так и не удалось лечь спать. Открыв окно, он начал смотреть на небо и размышлять над звездами, сверкающими в ночном небе. Затем, он закрыл свои глаза, чтобы начать медитировать, для практики своей магии.

Звездная магия; Двэйн по сей день так и не смог понять на чем она основывалась. Хотя количество его энергии и контроль над магией значительно возросли, но…

Сэймель… после того как Гэндальф умер, Двэйн не мог заставить её выйти, независимо от того, как бы он сильно ни старался! Без какого-либо наставника Двэйн не был в состоянии продолжить изучать Звездную Магию. На рассвете, Двэйн открыл глаза и почувствовал, что его переполняет сила. Его восприятие было очень чувствительным, что он мог различать даже небольшие колебания в небольшом радиусе. Внутри, он знал, что он способен расширить этот радиус до сотни метров, да так, что он был бы способен слышать даже вибрацию крыльев насекомых!

Оглядев свою спальню, он увидел, что мышь и пингвин Кью-Кью уже спали на его кровати. Подобная сцена вправду забавная.

Двэйн уже привык к этому, так что его уже не заботили подобные незначительные детали.

Утром, он поднял эту парочку со своей кровати и спрятал их. Затем он позвал нескольких слуг, чтобы они принесли ему завтрак.

Думая о своем брате Джибри, которого он до сих пор не увидел, он спросил служанку о нем. Без задержки, служанка сразу же сказала: «Графиня знала, что молодой Господин спросит об этом, так что она поручила мне сообщить Вам об этом. После того, как он прошел тест прошлой ночью, его учитель был очень доволен и попросил его остаться на ночь. Поэтому, он до сих пор не вернулся».

Двэйн кивнул, а затем попросил служанку удалиться. «Этот маленький ребенок действительно умен. Кажется, его усилия не пропали зазря. У него получилось впечатлить умнейшего ученого в столице, этот Мистер БлюОушн, безусловно, научит его многому».

У этого ребенка светлое будущее, ему придется нести бремя главы семьи… По мнению Двэйна, для него будет очень приятно наблюдать за этим.

Утром не случилось никаких инцидентов, поэтому Двэйн пошел снова увидеться со своей матерью. После того как он провел с ней некоторое время, он понял, что ему начинает становиться здесь скучно. На Равнинах Роланд, он был очень занят, он постоянно управлял подчиненными, бизнесом, а также занимался магическими тестами с Троцким.

Но как только он вернулся в Столицу, он оказался не у дел.

После того, как он прочитал книжку, ему стало еще скучнее. И вдруг, он вспомнил слова Кларк, которые он сказал перед своим уходом.

«Может быть, съездить в Магический Союз?», - все равно, на нем висело звание ученика Гендальфа. Хотя он все еще не являлся полноценным магом, за все время проведенное в Столице, он так ни разу и не побывал в Магическом Союзе. Это довольно неплохая идея, чтобы съездить туда и посмотреть что да как.

А так же у него все еще есть множество сложных вопросов без ответа. Может быть, он найдет некоторые ответы в Магическом Союзе!

Двэйн был из тех людей, которому как только приспичит, он сразу же начнет это делать. Он немедленно надел свою одежду, а поверх нее черную мантию. Затем закрыв за собой дверь, он оставил двух своих домашних питомце в комнате и приказал слугам, чтобы никто туда не заходил.

После того, как он приказал Марду привести карету, он пошел в направлении главных ворот. Но, к его удивлению, перед ним из ниоткуда появился Альфа!

Разве он не занимается военным планированием с его отцом?

Слегка нахмурившись, Двэйн посмотрел на верного подчиненного его семьи. Затем, с улыбкой, он поприветствовал Альфу.

Альфа спокойно подошел к Двэйну. Затем, он прошептал: «Молодой Господин, я же посоветовал вам вчера оставаться внутри особняка, но такое ощущение, что Вы пропустили мой совет мимо ушей. Что, неужели Вам надо выйти уже прямо сегодня?»

Двэйн  ответил с улыбкой: «Я собираюсь посетить Магический Союз».

После услышанного в глазах Альфы появился странный блеск. Затем, вздохнув, он сказал: «В таком случае… поскольку ситуация с покушением на убийство до сих пор не была разрешена, я буду сопровождать Вас во время поездки»

Услышав это, сердце Двэйна ёкнуло. Несмотря на то, что на его лице не дрогнул ни единый мускул, внутри он был крайне недоволен!

Что за черт? Он что, находится под домашним арестом?

Двэйн хоть и думает об этом, он ничего не показал внешне. Затем, он сказал с улыбкой: «В этом нет необходимости, не так ли? Я всего лишь ребенок, будет достаточно лишь нескольких телохранителей рядом со мной. Вы капитан стражи, как Вы можете сопровождать такого ребенка, как я?»

Альфа покачал головой: «Нет, это будет к лучшему, если я пойду с Вами. Мне будет не по себе, если позволю Вам пойти одному».

Двэйн знал, что он не сможет отказаться от этого, так что он просто кивнул. Тогда Альфа вызвал нескольких телохранителей, по счастливой случайности, это были те же люди, которых он привел с собой из Равнин Роланд. После быстро взгляда, Двэйн не нашел лидера охраны, который рассказал ему о военных арбалетах. Он был в шоке, он сразу же отвернулся и начал смотреть на солдата. Затем, со смехом, он спросил, «А где Капитан?»

После того, как Двэйн задал ему этот вопрос, солдат остановился на мгновение, а затем ответил: «Он был отправлен обратно на Равнины Роланд, его отправил Капитан Альфа… »