Глава 263-1. Трех птиц одним ударом

Бедняга Хамью. С момента его прибытия уже прошло два дня, но Двэйн только и делал, что швырял его налево направо. Изначально он разозлился из-за столько плохого обращения, но будучи опытным политиком, он быстро усмирил свой гнев. Он также запретил своим людям доставлять неприятности в особняке Герцога. Его люди уже были на гране срыва и хотели завязать потасовку со стражниками.

Но сейчас Хамью и его люди вели себя хорошо, ни для кого не секрет, что Двэйн специально дурачил его. Будучи посланником из другой страны, Хамью был вынужден сам покупать себе еду в местных трактирах. Это, наверное, первый случай подобного рода за всю историю Империи Роланд.

«Они были довольно спокойными на протяжении этих двух дней», Стоя рядом с окном башни замка, Двэйн разглядывал палатки. Уже вошедшая в привычку процедура, Хамью постоянно спрашивал Марда каждый день, готов ли Герцог начать переговоры.

А Мард всегда отвечал, «Герцог встретит своих гостей, сразу же после того как закончит свои магические эксперименты»

Кто знал, было ли это специально или нет, но Мард добавил следующее, «Герцог сказал, что вы должны хорошенько изучить соглашение перед встречей. Если у вас будут какие-либо вопросы или возражения, вы должны их задать во время переговоров, чтобы избежать потери времени»

Смысл этих слов был прост: “Мы продолжим запрашивать все более высокую цену, а единственное, что вы можете сделать, так это согласиться. Тем не менее, вы должны будете это предложить сами”

Скорее всего, это был их план, но, видимо, Хамью не особо спешил, он собирался все решить вместе с Двэйном.

«Кажется, раздражать его, не особо эффективно», Двэйн вздохнул и посмотрел на Филиппа, «У тебя есть другой план?»

Филипп задумался, а затем улыбнулся, «Мой Господин, мы просто узнаем их пределы. Результаты, которые мы получили за эти два дня, очень даже хороши»

Двэйн почесал нос и кивнул, «Ты прав. Если бы людей степей собирались принять агрессивную сторону, они бы уже потеряли терпение и закончили играть с нами в игры»

«Что правда, то правда, скорее всего, они не хотят сражаться. На этот раз, они просто совершили ошибку, отправив свою армию в нашу страну, поэтому они оказались в столь затруднительном положении. Но, они одновременно не хотят воевать и в то же время компенсировать нам потери, в этом и заключается проблема»

«Тогда…почему бы не стать еще агрессивнее?», Двэйн погладил подбородок и хитро улыбнулся.

«Я чувствую, что время пришло», Филипп ответил несколько взволновано, «У нас действительно нет сил вести войну. Если мы заставим их зайти слишком далеко…»

«Неважно, мы должны получить какую-либо выгоду или компенсацию», покачал головой Двэйн.

Кроме этой тактики затягивания, у Филиппа не было другого плана. Как-никак, они не хотели сражаться, их оппоненты также. Двэйн занял агрессивную позицию, сделав “суровые” условия, но даже после этого, ни сторонники войны, ни её противники, не смогу спросить с него, поскольку он так ничего и не сделал.

Не было похоже на то, что Двэйн не понимал фразы “Три балбеса лучше, чем один Чжугэ Лян”. Хотя Филипп стремительно рос, но принятию его решений мешал традиционный способ мышления, что был посеян в его теле. Таким образом, Филипп не мог отклоняться от сценария, когда дело доходило до подобного.

(Чжугэ Лян это стратег в эпоху троецарствия)

Оставленный без выбора, Двэйн отправился на поиски своих генералов, чтобы обсудить с ними последующие действия.

Лонгботтом, Дарданелла, Герой мини-250 во время битвы при городе Англия (ныне заместитель Лонгботтома), дядя Альфа, Старик Смоук и другие…

«Я собрал вас всех здесь сегодня, чтобы обсудить курс наших действий в борьбе с Хамью», Двэйн обратил внимание всех Генералов на себя, «Я знаю, вы, ребята, не привыкли к подобным вещам, но кто знает, может именно вам удастся придумать отличную идею, объединив ваши умы»

Каждый из них начал напрягаться свои мозги, а первым кто высказался, был Гуптэд, мини-250.

Убив свою решительность, он сказал низким голосом, «Герцог, они же отправляют людей в город каждый день? Мы можем отправить наших людей, чтобы те замаскировались под воров и преподали им урок, избив их. Я бы хотел посмотреть на их лица, после того, как мы убьем одного или двух их человек!»

Двэйн вздохнул и посмотрел на этого мини-250. Затем, подняв перо, он передал её Гуптэду и сказал, «Мой дорогой Генерал Гуптэд, возьми это перо. Вон там стена. Ты можешь сесть рядом и рисовать на ней кружочки, чтобы убить свое время…»

Затем Двэйн повернулся к Лонгботтому, «Мой Генерал, может быть, у тебя есть какие-нибудь хорошие предложения?»

«Конечно есть, мы можем кого-нибудь замаскировать под убийцу и убить Хамью. С помощью яда или еще чего-нибудь…Убивать его не обязательно, можно просто серьезно ранить его. Как только это будет сделано, степи должны будут отправить другого. Может быть, со вторым будет справиться проще»

Двэйн посмотрел на Лонгботтом секунду, а затем протянул перо этому большому дураку и указал на угол, «Дорогой Генерал, почему бы тебе не помочь Гуптэду, в его важном задании и тоже начать рисовать кружочки…»

Как только Двэйн посмотрел на Старика Смоука, этот умник сразу же взял на себя инициативу и сказал, «Мой Господин…пожалуйста, дайте мне тоже перо»

Дарданелла был более полезным. Немного пораскинув мозгами, тот сказал, «Может быть…у меня есть решение. Но боюсь, мне понадобится помощь Генерала Лонгботтома»

«Оу?», Двэйн пристально посмотрел на него.

Затем Дарданелла поведал свою странную идею, «В настоящий момент Хамью отказывается говорить, он испытывает и наше и свое терпение. Ваше Герцогство, вы правы, что поступаете так, но Хамью не дурак. Козырей в нашей руке недостаточно, кроме того, Хамью прекрасно понимает, что Империя так же не хочет вести войну. Поэтому, даже если мы продолжил вести себя так, ему будет все равно. Мой Господин, прошу простить меня за откровенность. В ходе этих переговоров, обе стороны не хотят воевать, но у нас кое-что есть. Если это так, то у нас есть две проблемы. Первое, мы не можем оскорбить антивоенную фракцию в Столице. Потребовать мир обязательно, но мы не должны предложить его первыми. В противном случае, этот инцидент позволит про-военной фракции назвать тебя слабовольным и то, что ты продал Империю. Как только это случится, в твоей карьере будет пятно, и будет трудно, заручится их поддержкой в будущем. В идеале, нам требуется заставить Хамью предложить мир первым, чтобы у нас был повод согласиться»

В глазах Двэйна блеснула радость, когда он смотрел на Дарданеллу, «Продолжай»

Дарданелла прокашлялся, а затем продолжил, «Это первое, а теперь второе…Ууу, а второй проблемой являются преимущества! Если посмотреть на этот вопрос с логической точки зрения, то они находятся не в выгодном положении. Чем больше они заплатят, тем больший престиж ты получишь, как переговорщик. Но в этом-то и проблема, все указывает на то, что они вообще не собираются как-либо компенсировать. Они похожи на нас, тянут и тянут, потому что они понимают, что не смогут позволить себе сражаться сейчас. Таким образом, неважно, насколько мы ужесточим условия, для них не имеет значения. Я думаю, что Хамью намеревается перетянуть все на себя и не компенсировать. Нам нельзя допустить этого!»

Двэйн рассмеялся, как дикарь, «Хм, в конце концов, обе проблемы, упомянутые тобой это одно и то же. Нам требуется выяснить, как мы сможем вынудить туземцев пойти на мир и выплатить нам компенсацию»

Дарданелла странно улыбнулся и почесал голову, «Это немного странно, но…всегда когда есть потери, будет и прибыль. Если мы запросим компенсацию, то они, безусловно, откажутся. Тогда…почему бы не предложить обмен!? Заключить с ними сделку. До тех пор, пока сделка будет отражать наши интересы, мы сможем получить преимущества, и всё будет хорошо!»

Двэйн кивнул и посмотрел в глаза Дарданеллы, «Тогда говори, не томи, просто скажи. Что у тебя в голове?»

«Ваша светлость, ты забыл? В степях все еще есть дивизия Кавалеристов, состоящая из 20 000 человек! Хотя это и не такая большая сила, но и в то же время она не мала. Империя каждый год тратит огромное количество ресурсов для их поддержания. Кроме того, они настоящее бельмо в глазу туземцев, но даже я не вижу смысла в их существовании! А если это так…почему бы не отозвать эти силы!»

Когда он сказал это, Лонгботтом неожиданно посмотрел на Дарданеллу и выкрикнул, «Что ты сказал!? Отозвать!? Ты что шутишь! Если бы не эта армия в 20 000 человек, то людей степей стали бы еще более наглыми!»

Дарданелла лишь улыбнулся в ответ и начал медленно объяснять, «Генерал, если бы это была та же самая дивизия, коей командовал ты, люди степей подумали бы дважды, прежде чем что-либо делать…Но теперь, судя по моим данным, влияние этой 20 000 армии очень мало. После твоего ухода, твой преемник оказался слишком некомпетентен. Кроме как бельмо в глазу туземцев, я действительно не вижу причины им оставаться там, единственное, что они делают, так это потребляют огромное количество ресурсов ежегодно! Подумай об этом, разве не смешно обладать такой силой, от которой на самом деле никакой пользы? Если бы эта была та же самая армия, которой командовал ты, то игра стоила свеч. Но сейчас, нет!»

Лонгботтом молчал. Он не хотел признавать это, но то, что сказал Дарданелла, было правдой.