Глава 33. Мир трех людей.

Услышав такие новости, все замолчали. На сердце у Двэйна стало тягостно. Он нахмурился и погрузился в размышления.

Монстр, способный легко поглотить дракона!

Ужасное создание, в один присест поглощающее огромного дракона вместе с магом восьмого уровня!

Двэйн оставил сестер; он вернулся на побережье, пытаясь успокоить свои мысли с помощью прохладного морского бриза.

Охх, неизвестный монстр... Место, которое подавляет магию... Невозможность  использовать магию... Отсутствие пищи и питьевой воды…

Двэйн тяжело выдохнул и пробормотал: "Похоже, у нас нет выбора..."

Затем, он повернулся в сторону деревьев и побрел обратно к двум сестрам. В это время Белоснежка, как обозвал её Двэйн (имени её он все еще не знал) и Вивиан яростно о чем-то спорили.

Ну, слово "спорить" здесь не совсем подходило, поскольку единственной кто говорил, была Белоснежка. Действительно, Вивиан, с ее заиканием было почти невозможно вести словесные дебаты.

"Ты должна была отдать мне чертового гоблина! Знаешь что? Старик даже не знает, где ты сейчас, а ты до сих пор ожидаешь, что он придет и спасет тебя? Хмпф... "

"Проблемы? – Двэйн подошел и посмотрел на Вивиан; её глаза покраснели, она жалко смотрелась с таким лицом, осторожно взглянув на Двэйна, девушка тихо сказала:  – Нет… ничего".

"Я спрашиваю, в чем проблема с вами, сестры? Одна – честна как новорожденный цыпленок, другая – зла, как мать дракона", – Двэйн сел, укладывая ветки для костра.

Белоснежка фыркнула, хотя она была раздражена смелыми и необдуманными словами Двэйна, но так как он спас ее жизнь, и она пообещала оставить его в покое, было бы неудобно забирать свое обещание назад, так что она прижала свой  нрав и перетерпела.

Вивиан посмотрела на свою сестру, затем на Двэйна и пододвинулась к нему немного ближе.

Заметив происходящее, старшая сестра лишь выругалась в полголоса: "Маленький негодяй, обманом уводящий девушек!"

Двэйн не дав слабину, тут же ответил: "Женщина-грабитель, ворующая вещи других".

После чего Белоснежка взъярилась, с широко раскрытыми глазами, полными ярости, уставившись на Двэйна...

Но, по случайности, внезапно раздался резкий звук, который тут же рассеял весь гнев и напор снежной красавицы.

Бур…Бууурбур….

Двэйн не смог сдержать смешок и взглянул на Белоснежку.

Снежная красавица покраснела, сейчас ее лицо показывало сложную смесь из гнева и сильной застенчивости. Она уже не казалась столь страшной в такой ситуации.

"Хмм… Очень странно, я точно услышал какое-то бурчание? Что это был за звук? Может, это вой чудовища на острове?" – нарочно громко пробормотал Двэйн.

Лицо Белоснежки зарделось еще сильней, она уставилась на Двэйна и прошипела: "Это…. Это я!"

"Ты?" – Двэйн умышленно широко распахнул глаза.

"…,  – грудь Белоснежки распиралась от гнева, наконец, она закричала: – Это я! Точнее мой живот! Я голодная! Уже темно! Вы вообще едите когда-нибудь?"

"Конечно, едим, – Двэйн лениво вытянулся и добавил: – Если бы здесь была пища, то я бы точно поел".

В это время Вивиан в стороне коснулась кармана и начала там рыться. Пока ледяная красавица пучила глаза, волшебница достала черные и странно выглядящие корешки и прошептала: "Сес-сестра… если ты голодна, можешь сначала съесть их".

"Что это такое? – Белоснежка нахмурилась, а потом внезапно взъярилась, она подскочила, уставившись на Двэйна: – Чертово отродье! Вот что ты даешь моей сестренке есть! Корешки растений?!"

На такое обвинение Двэйн холодно ответил: "Отлично, если не хочешь их есть, то можешь голодать".

Ярость девушки только усилилась: "Ах, ты сволочь! Разве нельзя просто пойти и поймать пару зверей?"

Тут Двэйн рассмеялся: "Зверей? Можешь идти ловить, если хочешь! Если поймаешь хоть одного, клянусь, я превознесу во имя всемогущего господа Ваше величие! Давай, иди!"

Вивиан тихонько потянула Белоснежку, прошептав: "Сестра…. На этом острове совсем ничего нет..."

Двэйн уже успел повернуться, его голос был сух: "Решай сама: или ешь этот корень, или голодаешь. Тогда мне останется подождать до завтра, когда ты ослабнешь, я воспользуюсь этим, чтобы отомстить и вышвырну тебя в море".

Его речь произвела сильнейшее впечатление.

Белоснежка немедленно схватила корешки, которые Вивиан протягивала ей, засунула их в рот и начала жевать.

Она одновременно хмурилась и жевала… думая, что это самая ужасная еда в ее жизни! Боже мой! Я не могу поверить, чтобы такой человек как я… жевал траву? Как лошадь или корова!

Она становилась всё злее с каждым укусом, жуя быстрее и быстрее. В конце концов, чувство голода заставило ее съесть все. Но она не могла поверить, что съела целое растение, но голод только приглушился, после трапезы она посмотрела на Вивиан и попросила: "Еще есть?"

"...Больше нет", – беспомощно ответила Вивиан.

"Больше нет...?" – занервничала Белоснежка.

Во что превращается этот мир! Забудьте о мясе и рыбе! Я уже согласна поглощать эти отвратительные корешки, но неужели мне нельзя получить побольше?

"Послушай меня, – тут внезапно Двэйн повернулся к Белоснежке, холодно и пристально уставившись на нее. – Я думаю, ты должна ясно понимать, в какой ситуации мы сейчас оказались! Мы на острове, без воды и пищи! Ты хоть знаешь, что то, что ты сейчас съела, Вивиан хранила весь день! Ты знаешь, что я бегал в поисках этих кореньев с утра до полудня! А что ты? Просто пришла и съела все, что тебе дали. Ты сожрала всю еду у своей сестры, не чувствуя никаких угрызений совести. Даже без малейшей благодарности. Взамен ты только и делаешь, что жалуешься... Позволь прояснить тебе, что когда еще раз проголодаешься, ищи свою еду сама! Я надеюсь, завтра ты не будешь отнимать еду у других. Здесь никто не аристократ: ни ты, ни я, ни Вивиан! Никто тебе не будет прислуживать!"

Невежливое отношение Двэйна очень сильно разозлило Белоснежку, а его обвинения заставили ее почувствовать неловкость.

Как бы то ни было... Девушка взглянула на серьезное лицо Двэйна и осознала, что не может сказать ни слова в свою защиту. Этот мальчишка настолько хилый, что она могла бы побить его одной левой, но именно сейчас, слушая его обвинения, Белоснежка неожиданно почувствовала стыд...  Да, ей было стыдно! Так стыдно, что она не могла прямо смотреть ему в глаза.

Впервые за свою жизнь Белоснежка обнаружила, что ей нечего сказать в защиту от этого грубого отношения. Хилый мальчик, стоящий перед ней, его взгляд был спокоен и равнодушен, тело – слабым, но этой темной ночью он казался большим, как деревья, окружающие их!

"Я... Я знаю, что… Я не хотела съесть всю еду Вивиан, я..." – Ледяная красавица проговорила только половину, но внезапно обнаружила, что ее голос становится все тише и тише, пока она не смогла расслышать сама себя!

Почему я должна уступать этому ребенку?!

Двэйн мягко улыбнулся, повернулся спиной и посмотрел на небо.

Туман еще не развеялся, и на небе не было видно ни единой звезды...

Парень неспокойно выдохнул: "Спите, завтра предстоит многое сделать".

Он подбросил несколько веток в костер и, посматривая на спокойно сидящую Вивиан,  Двэйн почувствовал тепло в сердце, инстинктивно протянул свою руку к голове Вивиан и опустил, поглаживая её волосы, мягко спрашивая: "Глупышка, ты голодна?"

Вивиан была удивлена, сначала покачав головой, а потом смущенно кивнув.

"Извини, я тут единственный мужчина, поэтому я должен заботиться о тебе, – Двэйн горько улыбнулся. – К несчастью, именно я заставил тебя голодать. Хм! Так и быть, давай ложиться спать, представь, что этот остров – громадный кусок торта,  деревья на нем – свечки, а ты лежишь на этом вкусном куске торта... Спи, во сне сможешь поесть".

Торт? Вивиан широко распахнула глаза.

Двэйн уже отвернулся, и Вивиан тихо смотрела ему в спину.

......

Двэйн проснулся ранним утром.

Определенно, он был разбужен бурчанием своего живота. Он съел только немного ужасно кислых ягод, и его желудок был пуст. Ягоды были мерзкие и горькие, а желудочный сок не давал спать всю ночь.

Двэйн увидел, что ледяная красавица уже встала и просто сидела рядом, обхватив руками живот.

"Проснулась? Голодная?" – Двэйн почувствовал сожаление, что он вчера наговорил ей всякого, в конце концов, она всего лишь женщина, которая не знала о ситуации, в которой оказалась, поэтому он попытался быть немного дружелюбнее.

"Я не голодная! – Белоснежка затрясла головой, конечно же, она врала, а затем спросила: – Где тут вода? Я хочу умыться!"

"Можешь пройти немного дальше до моря".

"Ты предлагаешь мне умываться морской водой?" – шокировано спросила девушка.

"Извини, но у нас ограниченное количество пресной воды, ее хватит только на питье".

На этот раз Белоснежка не стала с ним спорить, только вздохнула, затем встала и пошла к побережью.

Утром Двэйн снова поискал еды, на этот раз он затратил больше времени, по причине появления нового человека, которого тоже нужно было кормить. Он принес с собой кучу кореньев.

Сегодня ледяная красавица не сказала ни слова и сразу начала есть.

Двэйн на это лишь улыбнулся: "Эй".

"Что?!"

"Вообще-то..., – Двэйн вдруг понял, что эта женщина не такая уж и гнусная...  Сейчас, когда он смотрел на нее, она выглядела очень по-детски. Двэйн сдержал свой смех: – Хотя ты ешь растение... Но ты можешь, по крайней мере, помыть его, чтобы очистить от грязи, прежде чем есть его".

"…"

Смотря на быстро краснеющее лицо девушки, Двэйн тут же сменил тему разговора: "Теперь мы в ловушке, и мы – команда…. Но я до сих пор не знаю твоего имени".

Затем он встал, ведя себя как самый обычный аристократ, и произнес с  улыбкой на губах: "Меня зовут Двэйн Роланд, старший сын графа Роланда, текущего главы семьи Роланд, заместителя командира Имперского Высшего Командования".

Белоснежка заколебалась, было ясно, что она не хотела представляться, но все же сказала: "Меня зовут Джоанна."

Джоанна... Какое замечательное имя.

Вивиан в сторонке посмотрела на Двэйна и на сестру, убеждаясь, что они больше не спорят, и добавила: "Можешь… можешь еще звать ее Джоджо".

Джоджо… Какое странное имя.

"Заткнись, Вивиан! – закричала Джоанна, затем она повернулась к Двэйну: – Это имя, только мои родители могут звать меня так, если ты посмеешь назвать меня так, ты труп".

"Хорошо, – Двэйн не стал возражать. – Мисс Джоанна, теперь мы знакомы друг с другом, поэтому сейчас будет время работы".

"Работы? Какой работы?"

Двэйн спрятал свою улыбку и сказал: "Нам нужно найти способ выбраться отсюда, у меня появилась одна идея..."