Глава 383. Рождение зеленого дракона

В подземелье администрации города Гилиата, в одном из его тайных подвалов, внезапно вспыхнуло яркое свечение. Стены в окружающих его комнатах вдруг заиграли всевозможными узорами. Все эти витиеватые линии и зигзаги были ничем иным, как вспышкой магии.

По углам на полу были сложены четыре кучи кварцевых камней, высотой примерно в человеческий рост. Их расположение было весьма необычным. В центре фигуры стоял Двэйн и, вытянув руки высоко вверх, что-то бормотал себе под нос.

Над его левой ладонью вертелось красное пламя, к которому примешивались изумрудные энергетические потоки. Над его правой ладонью кружил легкий водный вихрь. Он не застывал, а медленно и плавно вращался, выпуская бледные лучи света.

Свет огня и блеск воды идеально дополняли друг друга, и Двэйн стоял посредине этого буйства стихий. Магический круг уже начал свое действие, в окружающем воздухе все магические элементы, имеющие в своем составе воду, постепенно втягивались в вихрь над правой ладонью мага. Водные потоки, разбухая, уже начали застывать…

Двэйн сосредоточил всю свою энергию, а затем осторожно разделил ее на две половины, точно это была реальная материя. Под его пристальным контролем часть сил стала медленно, слой за слоем обволакивать водный шар над его правой ладонью. Маг точно трудолюбивый паук старался выпустить как можно больше сил, в то же время он не спускал глаз с водяного шара, следя за тем, чтобы между его вихрями не было промежутков. Небольшая неосторожность, и в следующий миг он мог оказаться в большой опасности.

Закончив с этим, Двэйн заколебался, однако, подумав немного, выпустил оставшуюся часть сил. Он почувствовал, как вокруг его тела точно образовалась еще один слой плоти — это был поток энергии, непрерывно струящийся из него и густо окутавший его с ног до головы.

Закончив и с этим, Двэйн поймал на себе взгляд мыша, который стоял возле двери и внимательно наблюдал за его действиями. Поняв его намек, Гаргамель тот час подошел к стене и открыл круглую дверцу. За ней стоял некий предмет, напоминавший старую доменную печь.

Печь была где-то четыре-пять метров в высоту. Ее сделали мастеровые Двэйна, на ее изготовление ушло несколько тысяч цзиней железа (1 цзинь=500 гр.). Двэйн специально истратил немалое количество магических зелий, чтобы надежно загерметизировать сварные швы. Перед тем, как поместить печь в его новую лабораторию, он приказал обмазать ее слоем чернозема. После тщательной сушки при высоких температурах чернозем затвердел и превратился в плотную кору. Только когда все эти работы были закончены, Двэйн, наконец, успокоился.

Внутри огромной печи были вделаны две тщательно отполированные кварцевые полочки. На каждой из них висело по одному драконьему яйцу.

Гаргамель с серьезным видом открыл печь и сделал знак Двэйну, что он может начинать. Затем он достал из-за пазухи магический свиток. Из него тут же вырвался луч света, и вокруг мыша образовался плотный водонепроницаемый щит. У Гаргамеля не было способностей превращать собственную энергию в твердую материю.

Сделав необходимые приготовления, Двэйн осторожно соединил огненный и водяной вихри вместе. Когда вода и огонь перемешались между собой, раздался громкий треск, и из них вмиг образовался горячий водяной пар.

Двэйн, казалось, очень нервничал, точно этот пар был неким отравляющим веществом. Он тут же выпустил огромное количество энергии, чтобы защитить себя, будто боялся, что какой-нибудь участок его плоти окажется за пределами оборонительного щита.

Очень скоро вода и огонь смешались в одну консистенцию. Удивительным было то, что горячий пар вовсе не разлетелся во все стороны. Когда он задел расставленный в комнате магический щит, тот тут же выделил некую невидимую энергию, которая слой за слоем обволокла витающий в воздухе пар. Постепенно он принял весьма странную форму, а затем застыл и постепенно опустился в печь.

Когда последние клубы белого пара опустились в печь, Двэйн с облегчением вздохнул и поспешил закрыть печную дверцу. Развернув два потока магии, он плотно загерметизировал ее.

Только проделав все эти операции, он более-менее успокоился и свернул оборонительный щит. Пот градом тек по его лбу.

Гаргамель тоже вышел из магического заслона. Маги переглянулись и поспешили развернуть просвечивающую магию, чтобы посмотреть, что происходит внутри печи.

Магия «просвечивающего взгляда» помогла им преодолеть барьер из толстых печных стен и заглянуть внутрь. Они увидели, что клубы водяного пара застыли и больше не рассеивались в пространстве.

Двэйн радостно вскричал:

— Похоже, сработало!

Левое яйцо колыхнулось, его скорлупка задрожала. Пар стал потихоньку всасываться в нее.

В этот момент Двэйн был взволнован до предела!

Это был вовсе не обычный пар, а разбавленный источник Утекающего Времени! Двэйн так тщательно обмотался слоями защитной энергии, потому что боялся, что по неосторожности вдохнет этот пар и умрет от временного передоза.

Двэйн провел множество экспериментов для того, чтобы ускорить появление на свет маленьких дракончиков. Сначала он велел слугам собрать для яйца разных сортов, а затем собственноручно иглой из мифрила сделал на них несколько крошечных проколов и впустил туда небольшие дозы пара, полученного из воды Утекающего времени.

В итоге в нескольких яйцах образовались крупные дыры, и они тут же разбивались. Но из тех яиц, у которых в результате инъекции не была повреждена подскорлупковая оболочка, практически мгновенно под действием пара начали вылупляться цыплята.

Конечно, поначалу рассчитать нужное количество пара Утекающего времени было сложно, и многие вылупившиеся птенцы под действием слишком большой дозы тут же старели и умирали.

Поэтому Двэйн действовал с драконьим яйцом крайне осторожно. Только после многочисленных разбавлений пара он, наконец, решился ввести его в них.

Послышался треск…

Несмотря на то, что стенки печи были очень толстыми, Двэйн все же отчетливо услышал, как драконьи яйца слегка надтреснули.

Затем они внезапно задрожали. Почти весь пар уже проник внутрь яиц, лишь небольшие сгустки еще висели в воздухе над ними.

Левое яйцо засветилось изумрудным светом. Похоже, это было яйцо зеленого речного дракона. Оно снова зашаталось, и по всей его поверхности поползли крошечные трещинки. Наконец, верхушка его проломилась, и оттуда показался маленький остренький ротик, который стал медленно вылезать наружу.

В этот момент ладони Двэйна покрылись потом.

Когда маленькая головка новорожденного дракончика почти полностью выбралась из-под скорлупы, Двэйн вздохнул с облегчением.

Дракон изо всех сил пытался выбраться из сковавшей его яичной скорлупы. Наконец он почти выпрямился во весь рост, и яйцо окончательно растрескалось и рассыпалось на мелкие кусочки. Перед Двэйном на кварцевой полке стоял настоящий живой дракон.

Это действительно был детеныш зеленого речного дракона. Он только что появился на свет, а потому его тело было полностью закутано в яичную слизь, но сквозь нее пробивалось изумрудное сияние его чешуи. На лбу меж двух глаз торчал длинный тонкий рог, а за спиной трепетали маленькие крылышки. Дракон с силой махал ими, инстинктивно пытаясь взлететь, но каждый раз, оторвавшись на пару сантиметров, тут же вновь падал на полку. Раскрыв пасть, он попытался закричать, но оттуда не вырвалось ни единого звука.

После долгих усилий он, наконец, издал свой первый рык.

Ха! Почему то рев новорожденного дракона больше напоминает щенячий вой. Двэйн не выдержал и рассмеялся.

Однако в следующий миг настроение его резко ухудшилось.

Когда зеленый дракон внезапно открыл пасть, весь остаточный пар, витавший в воздухе, разом влетел ему в рот. В следующий миг этот меленький милый дракончик точно поперхнулся этим паром и с силой вытянул шею. Раздался хлопок, и его тело тут же увеличилось вдвое.

За секунду новорожденный дракон величиной с котенка вдруг стал размером с большую собаку!

Затем он снова открыл рот, и из него вырвался светло-зеленый туман. Он был таким бледным, что Двэйн не на шутку испугался.

Дыхание дракона?

Черт! Он ведь только-только родился, как он может дышать огнем?

Похоже, дело плохо.

Но уже было поздно что-то менять.

Второе яйцо всасывало пар Утекающего времени гораздо медленнее первого. Дыхание новорожденного дракона опалило его поверхность.

Известно, что когда драконы-матери высиживают свои яйца, они иногда дышат на них, чтобы повысить прочность их скорлупки. Кроме того, под воздействием горячего дыхания детеныш вылупляется быстрее. Конечно, драконы нечасто применяют этот способ, лишь раз за определенный промежуток времени.

Кроме того, важно было то, чтобы на яйца дышали драконы одного вида с будущими детенышами. То есть, если огненный красный дракон подышит на яйца другого огненного красного дракона, то плотность яичной скорлупки повысится…

Однако, если красный дракон подышит на яйца зеленого, то он может запросто своим дыханием спалить яйцо дотла.

К сожалению, два драконьих яйца, добытых Двэйном, были разных видов.

Новорожденный дракон относился к виду зеленых речных драконов, а из соседнего яйца должен был вылупиться детеныш огненного красного дракона.

Когда дыхание маленького дракончика коснулось яйца, то его поверхность тут же обуглилась и почернела. Двэйн очень испугался и, рывком распахнув дверцу печи, прыгнул в нее.

Не обращая внимания на испуганный рев младенца-дракона, маг схватил его и с силой сжал в своих объятиях.

Посмотрев на яйцо с помощью «просвечивающего взгляда» Двэйн обнаружил, что, к счастью, зародыш, уже наполовину сформировавшийся, по-прежнему слегка шевелился.

Эх… Не умер, и ладно.

Этот парень чуть не убил своего единственного оставшегося на земле собрата.

Двэйн хотел было припугнуть малыша, но почувствовал, как он с силой ударил его в грудь.

Этот новорожденный детеныш зеленого дракона еще не выглядел так свирепо, какими на первый взгляд казались взрослые драконы. Он поднял голову и своими большими круглыми изумрудными глазами уставился на Двэйна.

Маг ласково посмотрел на малыша и уже хотел было погладить его, как вдруг он раскрыл пасть и выдохнул бледно-зеленое пламя прямо Двэйну в лицо!

Зеленые речные драконы выдыхают не огонь, а ядовитый газ.

Двэйн почувствовал, что его лицо вмиг стало влажным. Пока маг пребывал в недоумении, дракончик снова дыхнул на него. Когда Двэйн наконец пришел в себя, то страшно испугался!

Черт! Дыхание зеленого дракона — это ведь настоящий сильнодействующий яд!

Двэйн почувствовал, как сознание его помутилось. Он вскрикнул и без чувств повалился на пол.