Глава 387.2. Город Лоулань (часть 2)

Когда подозрительные спутники сели на коней, те встали и мерно пошли.

— Сяосань, не пугай наших спутников! — бросил Лосюэ через плечо, взглянув на своего слугу.

Сяосань явно не на шутку перепугался, ведь очень боялся нарушить какое-либо указание своего господина. Поэтому теперь он застыл на коне, крепко держа поводья и боясь лишний раз двинуться. Караван беспрепятственно преодолел заставы одного из роландовских городов и направился прямиком к городу Лоулань. В этот период Лоулань была красива как никогда. Ведь это был период весеннего оживления, расцвета торговли и путешествий.

Сразу же за воротами перед глазами путешественников предстали бесчисленные торговые лавки и ряды, сотни купцов и мелких ремесленников, готовых сбыть свой товар. Несмотря на то, что еще недавно в этих местах шли кровопролитные сражения, пыл купцов и путешественников ничуть не остыл. Лоулань уже два года принадлежала Двэйну Роулингу и ныне напоминала гигантский стремительно растущий рынок. Все улицы непрерывно патрулировались конными гвардейцами, облаченными в латы с гербом Герцога Тюльпана. На досках объявлений красовался недавно изданный указ Двэйна, а на центральной площади глашатай громко вещал о новых указаниях и том, как они повлияют на жизнь города. Для вновь прибывших принцесс город показался оплотом роскоши, богатства и достатка. Строились все новые и новые кварталы, богатые дома надстраивались и становились выше и величественнее. Что действительно придавало ощущение странности, так это то, что рабочие в городе были самых разных национальностей и культур, у каждого еда и вода была в полном достатке, ведь горожане с радостью благодарили строителей запасами пищи и питьевой водой. Все эти фантастические вещи, что принцесса увидела, путешествуя по Лоулани, заставили ее еще больше заинтересоваться этим городом. Она отдала приказ одному из гвардейцев узнать о последних указах в управлении городом.

Результат изумил ее еще больше.

— Это все указы Герцога Тюльпана, Ваше Величество!

Самым досадным было то, что среди указов и устоев жизни горожан упоминалось огромное количество налогов и пошлин для приезжих купцов или путешественников. В общей сложности купец был вынужден платить около тысячи золотых монет в казну города и каждый месяц участвовать в общегородских торгах. Тут принцесса стала возмущаться:

— Боже, да с одной торговой улицы в этом городе Герцог Тюльпан получает десять тысяч монет каждый месяц. Хватит, чтобы снарядить и прокормить целый батальон!

Будучи младшей сестрой военного, Дайли мгновенно подметила:

— А этот Герцог Тюльпан — знаток финансовых дел!

Лосюэ, не удержавшись, громко ахнул от восхищения:

— Вы это видели? Вы заметили, как выглядят здешние жители? Как они крепки телом, как грозен их взгляд! Они похожи на воинов в мирских одеждах. В случае войны Герцог Тюльпан наверняка в мгновение ока мобилизует этих воинов на битву. И деньги ему нужны, скорее всего, на содержание этого военного города!

Этот «слуга», наверняка и бывший третий драконий принц, недобро сверкнул глазами и прошептал:

— Хозяин, раньше я поддерживал отношения с этим парнем, он очень умен и хитер, возможно, самый хитрый из людей… сейчас у нас есть возможность…

Не договаривая, «слуга» провел пальцем по горлу, имитируя жест убийства. Заинтересованно глядя на лицо скрытого дракона, Лосюэ усмехнулся и кивнул головой.

Солнце уже встало и начинало достаточно ярко светить, будто стремясь ослепить. Лосюэ посмотрел вперед, прикрыв глаза ладонью. Серебряная нить загадочно блестела на его запястье. Он засмеялся смехом, напоминающим весенний ветерок, но в его смехе было и что-то недоброе.

— Что ж, не обманывайся, будто я не знаю, чего ты жаждешь больше всего, но ты не должен забывать, что сейчас ты — мой слуга, и чего бы ты не хотел, без моего решения ты не имеешь право на это. И не стоит тебе учить меня!

Улыбка хозяина не сходила с лица, но в глазах была злость и что-то давящее.

— Покуситься на жизнь одного из величайших людских правителей в этом мире может быть фатальной ошибкой для меня. Наши жизни слишком важны, чтобы совершать такие глупости.

Золотой дракон будто бы пытался возразить, но Лосюэ со смехом сказал, опередив собеседника:

— Не стоит перечить мне, ты – мой слуга, но теперь я сомневаюсь в твоей верности. Если решишься на какую-нибудь хитрость, лучше не рискуй своей головой. Ведь я уже сомневаюсь в твоих интеллектуальных способностях.

Договорив, Лосюэ пришпорил лошадь и проскакал вперед, бросив недовольный взгляд на принца-золотого дракона, скрытого под людской личиной. Тем временем караван путешественников достиг южной торговой площади. Дайли была дочерью южных аристократов, поэтому при виде шелков и тканей, привезенных купцами-южанами, она почувствовала связь с домом. Прознав о приезде дам из императорского дворца, купцы с утра пораньше уже были на площади. Когда на южную площади стали прибывать экипажи Луизы, глава купеческой гильдии торжественно встретил их в центре площади. Как ни странно, за все время пребывания дам в городе никто и слова не вымолвил о том, что это сама принцесса Луиза. Жаль, что у таких почетных дам, при всем их богатстве и влиянии, крайне редко бывают истинные друзья, ведь все приемы, церемонии и почет зачастую лишь лицемерие, и не более чем. Так или иначе, дамочек, сбежавших из имперских покоев встретили как подобает встречать особ такого звания.

Принцессы расквартировали свою гвардию в купеческих усадьбах по периметру торговой площади. Гильдия купоцв выделила для принцесс лучший из особняков, предварительно проведя генеральную уборку и заменив на новые все необходимые части домашнего очага.

Усадьба и вправду была чистой и уютной, хоть и несколько тесной в представлении Луизы и Дайли. Стоит оговориться, что цена на землю в этих местах была непомерно высока. Поэтому слишком много территории купеческой гильдии скупить не удалось. Можно даже сказать, что южная гильдия обзавелась сравнительно немаленьким куском земель.

В суматохе принцесса Луиза уже давно позабыла о своих причудах в вопросе проживания и немедленно направила свою любимую служанку к торговой гильдии дамы Листер, чтобы наладить контакт с ее слугами. Что же касается Лосюэ… Луиза уговорила его остаться, хотя тот и не пытался отказываться. Оставив таинственного гостя при себе, Луиза распорядилась о том, чтобы ему и его слуге был выделен отдельный купеческий дом.

Лосюэ с радостью принимал дары принцессы. Но вскоре он изъявил и свое требование. Заметив библиотеку, находящуюся в распоряжении здешней купеческой гильдии, он пожелал позаимствовать несколько книг.

— Позвольте спросить, а какого рода книги вам нужны?

— Что-нибудь о здешней жизни, все что угодно! Исторические хроники были бы прекрасным вариантом! Я уже изучил шестой по счету свиток, полагаю, у вас есть полная коллекция!

Повелитель нежити держался прекрасно, чем внушал подозрения купцам.

— Неужто это какой-то имперский дворянин? Странный человек…

— Простите, сейчас в наличии нет, но мы уже послали человека и вскоре приобретем то, что вам нужно!

Глава купеческой гильдии спешно удалился. По непонятной причине, он даже не мог понять, мужчина перед ним или женщина, но когда он называл Лосюэ господином, то чувствовал, будто кто-то проникает в его разум и управляет им. Во время обеда Луиза распорядилась пригласить к столу и Лосюэ. Принц нежити с радостью принял приглашение, но, как ни странно, не стал приглашать своего слугу к столу, оставив принца клана драконов запертым в усадьбе. Во время обеда принцессы тщетно пытались выведать как можно больше о том, кто же такой Лосюэ, но несмотря на поразительные знания в истории, музыке, культуре, которые демонстрировал повелитель нежити, им так и не удалось понять, что за собеседника они пригласили к столу. Повелитель нежити предстал перед собеседниками поэтичным рассказчиком и просто душой компании, а его высокие манеры превратили обычное застолье в настоящий праздник.

Особое впечатление на Луизу произвело то, как принимал пищу ее загадочный спутник и гость. Ведь он орудовал ножом и вилкой так, будто вырос в имперском дворце. В какой-то момент Луиза уже сама чувствовала, будто ей есть, чему поучиться у этого человека, который смотрелся как истинный аристократ, буквально сошедший со старинной картины. Женщины, служившие при гильдии, изумлялись и вздыхали, глядя на поведение загадочного человека. Казалось, будь этот человек женщиной, ни одна красавица не затмила его (или её).

После обеда глава гильдии внезапно прервал мирную беседу троицы гостей, сообщив важную новость:

— Самый преданный из доверенных людей Герцога Тюльпана, второй управитель имперской провинции, господин Филипп, намерен навестить нас!

Причина визита Филиппа была вполне ясна: он знал о приезде Дайли и Луизы и представлял Герцога Тюльпана, а также намеревался пригласить принцесс на вечернюю встречу с Герцогом Тюльпаном в его резиденции.

Луиза и Дайли переглянулись друг с другом, после чего Дайли воскликнула:

— Вон тот господин Филипп?

— Тот, что снаружи! — Дайли нахмурилась. — Министр Имперской провинции, обладатель сравнимых с Императором полномочий… как можно заставлять его ждать на улице? Немедленно пригласите его внутрь!

Бросив взгляд на Лосюэ, Дайли хотела пригласить и его, но что-то в ее сердце не позволило ей принять такого решения. Услышав же о прибытии доверенного посланника от Герцога Тюльпана, Лосюэ ярко сверкнул глазами…