Глава 429. Два распустившихся бутона

Город Лоулань.

С тех пор как, Двэйн тайно вернулся в замок, где во время банкета у него состоялась беседа с Лосюэ и Медузой Горгоной, прошло уже более двадцати дней.

Никто и не знал о внезапном возвращении Герцога Тюльпана, тем более что он очень скоро опять покинул замок. Только Вивиан и Филипп знали о его приезде, но никому об этом не рассказали, и для всех остальных людей «Его Высочество был по-прежнему занят магическими исследованиями и нигде более, кроме своей лаборатории, не появлялся».

Эти несколько дней Филипп был очень занят, но в глубине души его зрело беспокойство.

Во-первых, столь скорое возвращение, а затем и поспешный отъезд господина немало встревожили его, тем более что перед этим он предоставил ему самые широкие полномочия в вверенных ему делах. Прощавшись с герцогом, он заметил в его действиях некоторую поспешность и напряженность. Филипп был почти уверен, что на этот раз Двэйн столкнулся с большими неприятностями. К тому же, уже прошло двадцать дней с тех пор, как он уехал, и за это время управляющий не получил от него ни единой весточки…

Во-вторых, в городе по-прежнему гостили принцесса Луиса и будущая императрица, мисс Дайли.

С тех пор как она приехала в Лоулань и через своих людей тайно связалась с Богиней, Филипп еще более убедился в одном: будущая императрица вовсе не так проста, как кажется на первый взгляд! К тому же, все уже давно знали, что ее клан вступил в противостояние с кланом Герцога Тюльпана.

За это время Филипп отправил несколько отрядов воинов, которые установили постоянное наблюдение за зданием Южной торговой палаты, где в данный момент проживали мисс Дайли и принцесса Луиса. К тому же, по приезде в город дамы наотрез отказались жить в замке, поэтому Филипп вынужден был отправиться к госпоже Лист, чтобы попросить у нее помощи в этом деле. В итоге, даже ее увещевания не подействовали на драгоценных особ. Зная о дружбе между ней и принцессой Луисой, Филиппу стало ясно, что дело не обошлось без вмешательства будущей императрицы, которая, скорее всего, настояла на том, чтобы принцесса отказалась от предложения госпожи.

Филипп приказал старику Альфа, чтобы его люди день и ночь посменно вели самое тщательное наблюдение за двумя госпожами.

Новости, поступавшие от этих отрядов, были довольно противоречиво. Жизнь мисс Дайли в городе никак нельзя было назвать тоскливой.

Согласно информации, полученной от солдат, будущая императрица разом приняла более десяти представителей Южной торговой палаты и даже лично посетила девять организованных ими собраний. Такое активное ее участие в торговых делах пока было труднообъяснимо.

В конце концов, мисс Дайли предстояло стать женой монарха, а может быть даже впоследствии и единоличной правительницей! Ее старший брат был главнокомандующим Императорской армии. Достигнув столь высокого титула, она само собой не могла оставаться в стороне от дел, имеющих общегосударственное значение, однако, встречи с торговцами с точки зрения настоящего аристократа были недопустимы и компрометировали будущую императрицу в глазах ее подданных. К тому же, солдаты сообщали, что мисс Дайли имеет самый широкий круг общения, иными словами, не брезгует обществом людей с не самой безупречной репутацией и с положением явно ниже ее. За столь короткое время торговую палату посетило огромное количество людей, желающих встретиться с ней — это были, в основном, торговцы изделиями из меха, ювелиры, скотоводы. Среди них даже был некий командир небольшого наемного отряда. По данным наблюдения, мисс Дайли приняла у себя не менее сорока человек разных сословий, от главы провинциальной торговой платы до мелких торговцев и лавочников.

По приказу Филиппа за всеми ее гостями было также установлено постоянное наблюдение.

Однако, проверка ничего не дала, и все поступающие к Филиппу материалы не представляли из себя никакой ценности.

«Неужели она встретилась с этими людьми только для того, чтобы попить чай в приятной компании?»

Далее среди кавалеристов Альфы начался недовольный ропот.

В конце концов, связи мисс Дайли были слишком обширны, а у старика не было достаточное количество сыщиков, так как одновременно с этой операцией необходимо было следить за происходящим в степных районах Северо-запада, поэтому в городе осталась только половина его солдат. Лишь когда было установлено, кто именно просил визита у мисс Дайли, выяснилось, что людей для организации столь масштабной слежки было недостаточно.

Странное поведение мисс Дайли все больше тревожило Филиппа. Он все больше убеждался, что будущая императрица приехала в северо-западную столицу с какой-то определенной целью.

И Филипп не мог бросить все свои силы на то, чтобы ее выяснить.

Перед своим отъездом Двэйн наделил Филиппа самыми широкими полномочиями в управлении своими владениями. Благодаря этому молодой управляющий фактически стал временным главой всех имений клана Тюльпанов. Каждый день все ведомства провинции отправляли ему запросы, дожидаясь, пока он утвердит их и распланирует.

Наконец, в один из дней Филипп получил письмо от неизвестного лица, который сообщил, что видел, как слуги мисс Дайли и принцессы Луисы выносили из палаты дорожные свертки и укладывали их в экипаж, рядом с которым стояли солдаты из личной охраны указанных особ, что должно было означать, что они собираются покинуть город.

— Они уезжают? — удивился Филипп и тут же нахмурился. — Есть какие-нибудь вести из храма? Неужели за это время Богиня ничего не предпринимала?

— Нет, господин, — ответил слуга. — Все как обычно. Богиня раз в три дня навещает рыцарей и читает им проповеди. Три дня назад она как раз вернулась с очередной проповеди и отправила людей к служителям местного бюро религии, чтобы те организовали ей встречу с личным войском клана. Она хотела поблагодарить рядовых солдат армии за их верную службу отечеству, а затем прочитать проповедь. Об этом Вы и сами знаете и официального разрешения на проведение такого рода мероприятия не дали.

Филипп коротко кивнул.

— Богиня решила прочитать проповедь солдатам… Ха! Кто знает, что она задумала на самом деле. Пока не будем обращать на нее внимание.

Прохаживаясь по комнате, он не переставая думал о мисс Дайли.

Будущая императрица приехала в Лоулань, прожила здесь двадцать дней, пообщалась с торговцами и даже посетила их совещания, а теперь вот так просто уедет? Неужели она приехала только ради этого? Жена монарха приехала на Северо-запад только для того, чтобы пообщаться с неотесанными мужиками?

Так или иначе, но дамы все равно собираются уезжать, и Филипп, несмотря на свои подозрения, не сможет задержать их. Принимая во внимание их высокое положение в обществе, дальнейшее расследование в любом случае будет невозможным.

— А может все-таки послать с ними своего человека?

Филипп вздохнул, чувствуя полную безысходность. Его не покидало смутное ощущение, что кто-то намеренно водит его за нос.

Наблюдая за тем, как слуга выходит из кабинета, управляющий неожиданно вздрогнул и принялся отчаянно перебирать все сообщения, полученные им на днях. Он еще раз внимательно просмотрел перечень всех гостей мисс Дайли и подробную информацию о них, а также о ее слугах — куда ездили, с кем встречались и подобные материалы.

Наконец, перечитывая очередной список, Филипп внезапно схватил со стола гусиное перо и обвел имена трех людей, с которыми беседовала мисс Дайли.

Эти люди несколько отличались от основной массы принятых ею гостей.

Это были главы трех торговых компаний, с которыми мисс Дайли виделась не далее как вчера! Согласно сведениям, полученным от одного из подчиненных, они спешно приехали в Лоулань как раз незадолго до встречи с будущей императрицей!

Согласно информации, полученной в ходе детального расследования, перед тем как вернуться в город, эти трое вместе со своими караванами совершили поездку на север провинции Деса, якобы для того, чтобы совершить какие-то торговые операции с лошадьми и ценными мехами.

Странным было то, что трое независимых купцов практически одновременно вернулись в город и встретились с мисс Дайли в один и тот же день.

Филипп резко встал и подошел к стене, на которой висела подробная карта провинции, и стал изучать ее северные территории.

Глаза его внезапно уставились в одну точку… Север!

Север?

На самом деле, на территории недалеко от северных границ провинции не было никаких сколько-нибудь значимых объектов. За исключением одного. Это была жизненно важная точка, служащая опорным пунктом для всего клана Тюльпанов.

Крепость Гилиат! Подумав немного, Филипп позвал слугу и приказал ему собрать все записи о том, какие купеческие гильдии пересекали границу провинции в предыдущие несколько дней. Затем он быстро пролистал сообщения об этих трех купцах, пытаясь найти сведения о том, куда конкретно они заезжали на севере, и то, что он обнаружил, чрезвычайно встревожило его!

Оказывается, все три каравана проезжали через Гилиат!

Этот город уже давно стал производственной базой клана Тюльпанов, поэтому посторонним въезд туда строго запрещался. Всякий проезжающий мимо караван по делам бизнеса мог остановиться только в близлежащих городах.

Несколько дней назад три торговых каравана остановились в самом близлежащем к крепости городке и пробыли там два дня.

— Хм, три купеческих отряда в одно время остановились в городе, население которого не превышает двух тысяч человек! Какой же бизнес там можно сделать? Какую выгоду они могли извлечь из этого маленького, незначительного городка? Что там можно делать целых два дня? Здесь явно что-то не так!

На лице Филиппа появилась легкая усмешка. Он наконец нашел необходимую зацепку!

— Кто-нибудь, срочно сюда! — скомандовал он, и тут же в кабинет вошел его слуга.

— Поступали ли какие-нибудь официальные документы или новости из Гилиата?

Слуга тут же отрицательно покачал головой.

— Господин, все официальные документы мы каждый день передаем Вам лично, и никаких других бумаг быть не может. Эти два дня из Гилиата не поступало никаких новостей, все спокойно, как и всегда. Никаких ЧП там не случалось… Случившееся в прошлый раз послужило им хорошим уроком, и теперь оборона у них налажена на высшем уровне…

Когда слуга замолчал, Филипп вдруг во все глаза уставился на него.

— Что ты сказал? Какой такой прошлый раз? Какой такой урок?

Он стремительно приблизился к слуге и схватил его за рубаху.

— Что случилось в прошлый раз?

Слуга не ожидал такой реакции от своего господина, а потому сильно испугался.

— В прошлый раз… В прошлый раз из Гилиата пришло срочное сообщение о том, что оттуда сбежало четыре раба, однако солдаты их очень быстро поймали. Все четверо умерли, свидетелей побега нет…

— Идиоты! — взревел Филипп. — Почему никто мне ничего не сообщил?

Слуга тут же воскликнул:

— Господин! Как я мог скрывать такое о Вас! Это произошло больше двадцати дней назад, тогда в Гилиате находился Герцог Тюльпан собственной персоной, и он сам лично разбирал это дело. Поэтому позже оно было занесено в текущий отчет, который составляется каждый месяц, и отдельной записи о нем не было… К тому же, я помню, когда я принес этот отчет Вам, Вы…

— Я что? — мрачно спросил Филипп.

— Вы увидели, что на нем уже стоит резолюция Герцога Тюльпана, а потому не стали внимательно читать его.

Услышав это, Филипп сначала остолбенел, а затем тяжело вздохнул.

Действительно, он смутно помнил, что все так и было. В конце концов, тогда Герцог Тюльпан лично присутствовал в Гилиате, поэтому всеми делами города тогда в основном занимался он, и Филиппу не о чем было тревожиться. Двэйн сам отдавал распоряжения по тем или иным вопросам общественной важности, отправляя ежемесячные отчеты в свою резиденцию. Тогда управляющий был слишком занят, чтобы еще и внимательно следить за новостями из крепости. Да и к тому же, раз Герцог Тюльпан лично распоряжается там, то разве стоило беспокоиться?

Но Филипп и не подозревал, что хотя Двэйн в те дни действительно находился в Гилиате, но он полностью погрузился в исследования, пытаясь ускорить процесс появления на свет маленьких драконов, а потому совершенно не уделял внимание поступающим к нему отчетам.

— Скорее найди мне этот документ! — взволнованно воскликнул Филипп. — Я должен тщательно изучить его! Сейчас же принеси его сюда!

Слуга редко видел господина в такой поспешности, тем более что управляющий всегда отличался невозмутимым спокойствием, а потому срочно кинулся исполнять его приказание. Через четверть часа необходимые бумаги лежали на столе в кабинете Филиппа.

Когда он пролистал их, выражение лица его резко изменилось!

Еще раз внимательно прочитав отчет, Филипп в гневе вскочил из-за стола. Постояв некоторое время в нерешительности, он ударил по столу, решив действовать немедленно!

Он достал из-за пазухи золотой значок в виде тюльпана и велел вызвать капитана охраны поместья, старика Яня.

— Возьми этот значок и немедленно поезжай в казармы. Прикажи генералу Лонгботтому в как можно короткое время собрать тысячу кавалеристов и оцепить восточную часть города вместе с примыкающими к ней дорогами. Он должен во что бы то ни стало задержать экипаж мисс Дайли и принцессы Луисы!

Услышав это, старик Янь изменился в лице и невольно воскликнул:

— Господин, но как можно..?

Филипп помрачнел. На лице его выступила решимость.

— Ситуация сейчас такова, что у нас нет иного выхода. Я знаю, что задержание экипажа мисс Дайли и принцессы Луисы — дело очень серьезное… Хм… Это может сделать только генерал Лонгботтом и никто более. Скорее! Если мы опоздаем, то может случиться непоправимое!

Собравшись с духом, капитан охраны уже собрался удалиться, но сделав шаг к двери, обернулся и процедил:

— Господин… А если… если они начнут сопротивляться, тогда что?

Лицо Филлипа сделалось непроницаемым.

— Кроме принцессы и мисс Дайли, — низким голосом произнес он, — всех, кто попытается оказать сопротивление, убивать без разбору.

Услышав это, старик Янь вздрогнул.

Похоже, случилось что-то действительно серьезное!

«Если это дело получит огласку, то у всех нас будут большие проблемы!»

Филипп выразительно посмотрел на старика, и тот, подобравшись, отвесил ему поклон и быстрым шагом покинул кабинет.

Управляющий вернулся к столу и снова взял в руки этот злополучный документ, внимательно вглядываясь в каждую букву…

«Три дня назад в городе обнаружили пропажу трех рабов, которые предположительно выбрались из крепости по водостоку. Солдаты искали их два дня, и лишь на третий день в пятидесяти ли к востоку от города были обнаружены три трупа. Экспертиза установила, что все трое умерли от истощения. Личности троих рабов установлены, это…»

Больше всего Филиппа встревожило именно те должности, которые занимали сбежавшие рабы. Двое из них были заняты на производстве пороха, причем выполняли разные работы, а третий был ответственен за производство летающих метел для рыцарей отряда десептиконов.

Значит, умерли от истощения, говорите?

Глупости!

Филипп крепко сжал губы, так что они побелели.

«Вот так мисс Дайли! Оказывается, ты хочешь стащить новейшие разработки клана Тюльпанов!»

Порох и летающие метлы были на сегодняшний день самым мощным оружием на материке, производство которых велось в строжайшем секрете на территории, принадлежащей клану Тюльпанов. Подумав об этом, Филипп широкими шагами вышел из кабинета и позвал слугу.

— Вели седлать коней! Собери всех дежурных охранников! Они поедут со мной на великое дело!

— Вызови малый отряд десептиконов! Прикажи всем охранным командам немедленно выступать! Пусть развернут поиск в радиусе шестисот ли на восток. Необходимо любой ценой разыскать экипаж мисс Дайли и принцессы Луисы!

Отдав два приказа подряд, Филипп закусил губу и добавил:

— Еще объяви, что тот, кто первым найдет экипаж, получит десять тысяч золотых монет и получит повышение по службе сразу на три ступени!

Филипп отлично понимал, что у него нет полномочий награждать должностью, но он также понимал, что теперь было не самое подходящее время строго следовать букве закона!