Глава 486. Ты не достоин

Смерть невинных людей для Двэйна ровным счетом ничего не значила… Кроме того, он мог собственными руками убивать их.

В это время он устремил свой взгляд на невиновного издающего беспомощные крики портного, у которого на глазах наворачивались слезы от того, что у него не было возможности избежать своей печальной участи… Внезапно Двэйн почувствовал, что он и слова не может вымолвить.

Что я могу сказать?

Неужели я скажу ему, что ставлю общие интересы превыше его жизни? Ради того, чтобы угодить императорскому дому и религиозной общине? Для того, чтобы остановить расширение влияния религиозных лиц? Если позволить религиозной общине получить превосходство над императором, то тогда она сможет ослабить власть центрального правительства.

Верно. Вот он – величайший принцип. Двэйн, занимая высокий пост, уже привык смотреть на людей свысока, и, придерживаясь этого «величайшего принципа», он сначала хорошо все обдумывает, а затем принимает мудрое решение: кого оставить в живых, а кого принести в жертву.

Точно, иногда Двэйну нужно приложить много усилий, чтобы принять решение. Его могут охватывать сомнения и противоречия. Но постепенно он оставляет в стороне свои чувства и убеждает себя: все правильно! Я делаю это ради общего блага.

Но…

Сейчас перед ним находился этот ни в чем не повинный портной Гэ Луму, и сказать себе «ради общего блага» было сложно.

Гэ Луму разговаривал очень простым языком, открыто и без обиняков. И только это заставляло Двэйна задуматься:

— Я не понимаю, я – хороший человек и никогда не совершаю ошибок. Я всю свою душу отдаю своей работе, я люблю свою семью… Почему я должен умереть? Да, мое положение низкое, поэтому я ничтожный. Но разве можно только из-за этого отнимать мою жизнь?

Все потому, что я – простой человек. Потому что ничтожный, поэтому и должен стать жертвой?

Почему мою жизнь можно просто так взять и отнять?

Кто дал вам право решать, кого приносить в жертву, а кого нет?

Когда Двэйн подумал об этом, по всему телу вдруг проступил холодный пот!

Он смотрел на этого возмущенного, потерявшего надежду портного, у которого на глазах выступали слезы…

Двэйн не сдержался и спросил самого себя:

«Кто я такой, чтобы распоряжаться судьбами людей? И чем я тогда отличаюсь от Принца-Регента Сона и от той проститутки Богини Света?»

Мы похожи тем, что ставим себя выше живых существ и высокомерно смотрим на них. Придерживаясь «величайшего принципа», мы решаем судьбы этих простых людей.

Ставить общие интересы на первое место? И ради них приносить в жертву людей? Желания и волю людей можно просто так брать и игнорировать?

Постепенно Двэйн уже четко ощутил, что его сердце стало холодным и твердым. Он становился все хладнокровнее и безжалостнее.

Вместе с этим чувством он все сильнее осознавал правильность своих действий. Этот мир таков, что если ты не ешь людей, то они потом сами тебя съедят. Если во многих делах ты мягкосердечный, то непременно жди горя и беды!

Поэтому, когда в прошлом Двэйн отправлял ту красивую женщину с выразительными глазами, похожими на светлый блеск яркой луны, в степные земли, он оставался таким же хладнокровным. В то время Двэйну тоже было сложно совладать с собой, но он постоянно повторял себе:

«Это необходимо! Это правильно!»

Может быть, сегодня он встретил самого обычного и самого невиновного Гэ Луму, и поэтому в его сердце вместо холодного куска льда появились теплые чувства.

Точно… Тогда та девочка ушла и даже не оглянулась. Она не сопротивлялась… Она была готова принести себя в жертву… Поэтому Двэйн не думал слишком сильно об этом…

Но Гэ Луму? Он вынуждает! Он не желает смерти и не может умереть, не сопротивляясь.

В этот раз решение принимал не сам Двэйн. Но он должен был преданно исполнить его.

— Похоже, я еще недостаточно жестокий и свирепый… — Двэйн успокоил портного и вышел из зала. Все старания не были потрачены напрасно, по крайней мере, Двэйн полностью убедился во вчерашнем банкете.

Ночной ветер обдувал его лицо. Он так и не смог расслабиться…

Именно так. Мягкосердечный…

Двэйн даже не мог понять, о чем он думал в данный момент…

Возможно, из-за того, что его сердце сжалилось на короткое время.

Он поднял голову, чтобы посмотреть на цвет неба. Шаги становились быстрее, он поторопился в свою комнату, чтобы сменить одежду, затем ему еще нужно было сходить во дворец, так как он уже давно отправил старика Смоука за господином Ланьхаем!

Однако в то время, когда Двэйн возвращался в свое временное место жительства во дворце, он вдруг внезапно замедлил свои шаги!

Он сощурил глаза, и в них словно сверкнула молния. Он подсознательно посмотрел на слуг во дворце. Два молодых человека, держа в руках метлы, очищали двор от выпавшего снега. Издалека они увидели входившего во двор Двэйна, и сразу же поклонились ему. Их выражения лиц были такими, как всегда.

Двэйн пристально посмотрел на свою спальню и внимательно рассмотрел императорского телохранителя, стоявшего снаружи. Он тоже был весьма спокойным…

Неожиданно на лице Двэйна промелькнула улыбка, он медленно прошел вперед и махнул рукой двум своим прислугам:

— Оставьте меня одного, никого не впускать во двор! – договорив приказ, Двэйн быстрыми шагами направился ко входу в спальню, толкнул дверь и вошел внутрь.

Думая о чем-то своем, в мрачной комнате он быстро подошел к камину, чтобы зажечь его, но вдруг:

— Я собирался первым встретиться с Вами! Никак не мог подумать, что Вы сами придете! — когда он развернулся, то увидел, что на скамье сидел Ланьхай и улыбался, смотря на него.

Старый Ланьхай, укутавшись в шерстяной плед, втягивал голову в свои плечи.

Двэйн разжёг камин. Старик сразу же вытянул шею у теплого огня, вздохнул и медленно проговорил:

— Еще немного потеплее бы… Эх, люди стареют, здоровье сразу же становится не тем.

— Я никак не мог подумать, что Вы первый придете навестить меня, — Двэйн немного помотал головой. – Разве я не просил слугу, пригласить Вас во дворец и ожидать меня там?

Ланхай поморгал глазами:

— Господин Герцог, я обнаружил, что вы слишком торопились, когда написали несколько слов для меня на ладони слуги, поэтому подумал, что раз уж Вы так сильно торопитесь, а я все равно бездельничаю, то почему бы мне не прийти к Вам самому…

Двэйн хмыкнул. Звук «Хлоп!». Он открыл бутылку вина и подозвал старика к себе. Но старик помотал головой:

— Я постарел, и вино мне уже совсем некстати!

Двэйн запрокинул голову и выпил немного вина, чтобы промочить горло. Тон речи сразу же поменялся. Словно вся тоска из сердца вышла наружу. Он посмотрел на старика:

— Когда вы зашли сюда, не заметили ли кого-нибудь?

Ланьхай слегка улыбнулся:

— Во дворце еще нет таких людей, которые бы смогли знать о моем местонахождении!

Двэйн кивнул головой:

— И действительно.

С помощью мастерства Ланьхая один из его учеников со Снежной Горы сейчас превосходил даже самого учителя. Несколько перстней можно было насчитать. В целом императорском дворце, и даже в храме предков, были люди, которых Ланьхай опасался. В императорском дворце сейчас нет даже ни одного Бога Святого Уровня.

— Господин, мне нужно рассказать Вам одну длинную-предлинную историю, — Двэйн поставил бокал вина, сквозь смех и слезы промолвил. — Мне сейчас крайне необходимо услышать мудрый совет. По-другому сказать… Наставления. Кроме Вас, я не знаю ни одного человека, кто бы обладал такими же глубокими познаниями.

Ланьхай спокойно усмехнулся. Не подходившие его возрасту глаза блестели, словно звезды. Двэйн был не слишком учтив по отношению к этому мудрецу. Он сразу же начистоту стал рассказывать старику свою историю.

Сначала он рассказывал о преступлениях на северо-западе. Потом рассказал о том, что Священная Гора Драконов уже пала, и что преступные народы в ближайшее время могут вторгнуться в северо-западные земли…

Когда он рассказал об этом, то обратил внимание на выражение лица Ланьхая. Его лицо было спокойным, как будто бы ничего неожиданного не произошло.

— Вам уже известно? – Двэйн нахмурил брови.

— Мне нужно выразить свое недоумение? – спокойным голосом спросил Ланьхай. – Мне известны древние легенды, на Снежной Горе сохранились древние записи. К тому же, в течение нескольких лет Империя окрепла и смогла уничтожить северо-западную армию с помощью нового оружия. Опять появились новые военные расходы, и они только постоянно растут. На севере вообще не ведут счет деньгам, нагромоздили оборонительный рубеж Касперского! Эх, в общем, это так противно произносить это имя. Но, в любом случае, умному человеку всегда все понятно, вы на севере сосредоточили слишком много сил и в любое время готовы разделаться с врагом. Но если вспомнить о том, что говорилось в тех записях… То можно сразу дать ответ на все это. К тому же, не забывай, что Филипп является моим учеником.

Двэйн пожал плечами:

— Я сразу же понял. У меня остается около трех лет, — Двэйн сказал со смехом. – Только больше половины этого времени уже прошло… Мне следует тщательно подготовиться за это оставшиеся время. Чем полноценнее, тем лучше! В самое кратчайшее время мне нужно урегулировать все неопределенные вопросы! Мне следует применить необычные методы…

— Ты имеешь в виду подлые грязные безжалостные приемы? – спросил Ланьхай с полным безразличием.

— … — Двэйн оцепенел.

Потом кивнул головой:

— Если так можно выразиться…

Затем Двэйн рассказал о скоропостижной смерти старого императора, о сложных проблемах – все прямо высказал старику Ланьхаю!

— Когда он говорил «Нечестно!», у меня были странные ощущения! – Двэйн вздохнул. – Я вдруг сразу же перестал понимать смысл своих действий… Вплоть до того… Что у меня даже появились сомнения. М, вы понимаете меня?

— Примерно понимаю, — речь Ланьхая изменилась, он стал говорить с сарказмом. — Совесть замучила, так ведь?

— Допустим, — Двэйн заметил, что старик высмеивает его, но он не придал этому значение.

Он смотрел на этого дальновидного старика, и его глаза были полны надежды.

Прошло немного времени, и Ланьхай присел поближе к камину и стал наблюдать за языками пламени, пренебрежительным тоном продолжил говорить:

— Жаль, очень жаль… С самого начала я полагал, что ты уже превратился в настоящего лидера… Я когда-то испытывал восхищение к твоим успехам. Но… сегодня из-за твоих слов понял, что ты еще сильно не дотягиваешь! В сравнении с принцем Чэнем, ты еще просто-напросто безусый юнец! Я хочу тебя кое в чем убедить, если ты твои слова – правда, то лучше уступи прямо сейчас, пока ты еще пользуешься благосклонностью, откажись от своей власти в северо-западных землях, передай военную власть, а затем всей семьей переезжайте в маленький южный город, стань обычным фермером. Потому что… ты не достоин!

Эти безжалостные слова ошеломили Двэйна.

Он удивленно спросил Ланьхая:

— Я не ошибся? Господин Ланьхай, я хотел услышать Ваш совет, но Вы стали меня ругать. Я не достоин?