Глава 593. Сигнальный огонь с Востока

Лобустьер был уже стариком, но в одно мгновение в его глазах появился свет, который словно мог освещать человеческие души.

Только Ками Сиро специально низко наклонил голову и отвернулся. Затем он еле слышно проговорил:

— Ты забыл… Что я муж твоей внучки. Эта семья… В будущем будет принадлежать мне, и всякому все-таки придется искать путь к отступлению, — эти слова были негромкими, но сильно били по ушам старого канцлера, и выражение его лица изменилось.

В итоге Лобустьер медленно присел и, тихонько постукивая по своим коленям, посмотрел на Ками Сиро и сказал:

— Хорошо. Подними голову.

Ками Сиро сразу же поднял голову и посмотрел в глаза канцлеру:

— Я сильно удивлен и никогда не мог подумать, что вы как утес стоите в империи вот уже несколько десятков лет. Мудрый всегда оберегает себя. Ни во что не вмешивается и избегает осложнений. Кто бы мог подумать, что вы уже так долго находитесь во дворце.

— Будь осторожен в своих высказываниях, — строгим взглядом посмотрел на Ками Сиро старый канцлер.

Ками Сиро немного посмеялся:

— Вы учили меня прикидываться дурачком и ни к чему непричастным и не строить соображений о намерениях правителя. У вас уже давно появилось собственное поле зрения во дворце… Как-то это не сходится с Вашими прежними наставлениями.

— Это не одно и то же, — старый канцлер холодно усмехнулся. Вдруг в его глазах показалось строгое величие императорского канцлера:

— Какое у тебя сейчас положение? Министр военных дел… Хм. Ты такой молодой, и тебе не хватает стажа. Всех тех авторитетов в военном совете ты едва ли сможешь подвинуть. Пусть у тебя сейчас высокий статус, и все кругом тебя уважают, но о реальной власти в твоих руках не может быть и речи. Высокое положение — это не всегда власть… Твое положение, я же тебя учил не думать о намерениях императора, вот это и правильно, намного лучше для тебя, — говоря это, старик утомленно вздохнул. — Я отличаюсь от тебя, с 20-ти лет я уже начал вертеться в этом дворце, в управлении финансов, в учреждении императорских церемоний, в государственном управлении надзора, в военных делах верховного главнокомандования. Все время верчусь в этих кругах. Какое-то время я регулировал местонахождения генералов-губернаторов. В общем, все отделения империи и разные должности. Я словно расплываюсь по всему дворцу императора! В итоге теперь я первый канцлер империи. Жизнь сократилось на полвека, и я занимаю эту должность. Надо бы сказать что-то приятное. Сотни миллионов людей подо мной, а надо мной только лишь один…

Старик словно стал высмеивать:

— Когда встречаешь невежественного императора, вся власть переходит в руки канцлеру. Это как белая ворона! Конечно. Это можно расценивать как невыполнение истинного долга, но я не такой. Однако… Простые министры. Можно не догадываться о намерениях императора, просто быть честным министром… Но… Я не могу! Канцлер не может этого избегать! Быть под кем-то одним, но над сотнями миллионов людей, так точно не пойдет! Поэтому, я учу тебя не совершать поступков из-за твоего положения, а вот мне просто положено так поступать!

Раз уж старик раскрыл свои намерения, то попросту стал говорить откровенно:

— Я уже давно понял, статус канцлера империи предполагает сосредоточения большой власти, канцлера никогда не считают чистым на руку министром, к тому же… Наполовину правитель, наполовину министр! Поэтому в императорском дворце мне нужно уметь видеть мысли того главного человека. На самом деле это дело существовало и в прошлые эпохи. Мое поле зрения уже давно в этом дворце, на протяжении многих лет я никогда не замышлял ничего плохого в своих мыслях, только просил новостей о мире. В самом деле, быть искренним так непросто, — затем старик нагло посмотрел на Ками Сиро. — Вот и подумать не мог, что все эти люди знают, что я скоро погибну и вдруг стану искать защиты у тебя.

Ками Сиро неестественно засмеялся:

— Человек все-таки должен знать путь отступления, эта семья так или иначе в будущем станет моей, вы еще весь век планируете скрывать?

Ками Сиро ничего не скрывал и говорил начистоту:

— Несколько дней назад во время зимы Вы подхватили болезнь и теперь не можете управлять делами. За всеми делами в этой семье наблюдал я, в результате в повседневной жизни все домашних ведомостях появились странные тайны, я только не знаю, откуда это все. Стало возникать любопытство, я решил посмотреть и обнаружил, что-то секретное письмо написано тайным языком. Обычному человеку не понять содержание. Но, кажется, вы забыли, чем я занимаюсь. В то время я ради Принца-регента в его комнате был секретным агентом на протяжении 10-ти лет, поэтому я знаком с этими шифровальными знаками. Но я так и не понял вашего письма. Я немного подумал и разложил все по частям, в результате я сразу же понял, что-то письмо об известиях в императорском дворце. Никак не мог подумать, что все это время, в императорском дворце, в том письме. Ни что иное, как всякая чушь и пустые разговоры о питании принца-регента? Из-за чего рассердился маленький Чарли, какую книгу читает Принцесса Карина, сколько дней был занят делами Принц-регент и не ходил увидеться с Императрицей и Принцессой…

— Хм, я же не измену замышляю, мне и не надо разведывать крупные дела. Мне только и нужно знать всякие мелочи, понимать обстановку в императорском дворце, — старик канцлер помотал головой. — Если бы я серьезно хотел разведывать секретные новости, то об этом бы уже давно стало известно!

— Только такие мелочи на самом деле очень ценные! — Ками Сиро посмеялся. — В последнее время во Дворце сменилось немало врачей, это обстоятельство сильно насторожило меня.

Старик поколебался короткое время:

— Раз уж ты тоже знаешь, то, похоже, мой шпионаж уже был подчинен тебе. Пускай, так или иначе рано или поздно все равно все тебе отдавать…- говоря это, старик повернулся и взял со стола кисть, затем на белой бумаге написал несколько строчек.

Он поднял глаза на Ками Сиро:

— Я в Императорском Дворце уже несколько десятков лет, все это время я никогда специально ничего не разведывал, не выяснял секретов императорской семьи, но только к некоторым простым повседневным делам был очень осторожным. Ты должен знать, на самом деле очень много с виду простых вещей наоборот могут тебе рассказать намного больше секретов!

Он передал этот листок бумаги:

— Испокон веков во внутренних делах императорского дворца императорские врачи могли всегда закупать целебные средства, заготовлять их в императорском дворце. Сколько покупать, что покупать — все уже давно стало обычной практикой. Еще те маги при дворце… Хм, маги используют особые лекарства. С самого начала лекарства закупались у магического союза, но императорские маги и магический союз стоят не на одном пути, поэтому всеми закупками лекарств руководит внутреннее управление. Начиная с прошлого года, перечень закупок внутренних дел дворца изменился. Закупая каждый раз, появились совершенно другие лекарства. Эти лекарства появились только в отдельный месяц, моментально, и это неудивительно. Возможно, что каждый маг провел исследование особой магии. Когда придет время и наступит потребность. Но с прошлого года каждый месяц стало выходить больше перечней, и их ассортимент от случая к случаю менялся. Но среди них было несколько лекарств, которые никогда не менялись.

Он встряхнул листок бумаги:

— На этом листке бумаги написан перечень закупок нескольких месяцев, каких продуктов стало больше в ассортименте. Изначально я не придавал этому значение, однако по обычаю я все еще отправляю людей на юг. Нашел врачей и обо всем разузнал. Выяснил применение этих лекарств и эффект, только потом подумал, наш с тобой Принц-регент…- старик вплотную сморщил брови, беззвучно вздохнул.

Ками Сиро взглянул на листок, и на его сердце стало тяжело. Он повернулся кругом вместе с этим листком и подошел к огню свечи, скомкал листок и сжег его до золы.

Он стоял рядом с огнем, и языки пламени озаряли его лицо. То молодое лицо мерцало:

— Раз уж все разъяснили… Тогда вам нужно ясно изложить мне… Если наступит день, когда Его Высочества не станет, а Герцог Тюльпан снова окажется в тесных связях с императорским двором… Что же мне нужно делать!

Старик закрыл глаза:

— Боюсь, что я не доживу до этой весны… День, о которым ты говоришь, я его не застану. Но если тот день действительно наступит, то ты…

Входная дверь была плотно заперта. Старик и малец были наиболее влиятельными подданными. Диалог в этой комнате никто не мог подслушать. Снаружи постепенно поднимался ночной ветер, всколыхнувший кроны деревьев. Звуки шорохов. Словно звуки беседы были прикрыты сумерками.

***

966-й год Империи. Последний день марта.

Оборонительный рубеж Касперского.

Проложен искусственный канал к южному берегу. В зимнее время на берегу реки были построены временные казармы. Здесь проходили речные гидротехнические работы. Еще несколько пехот рядовых солдат пребывали в этом месте. Чтобы эта река не застыла зимой, были подготовлены рабочие руки, которые ломали лед.

В результате эта была теплая зима, и их заслуги оказались бесполезными. Во время начала весны вся эта армия была снова перемещена. А все те временные казармы и подготовленные железные лопаты, мотыги и другие инструменты еще не были возвращены обратно.

Юг не был далеко. Крепость восточной части, не смотря на то, что была чуть меньше крепости средней части, все-таки была выдающейся. В этой крепости пребывало шесть дивизий императорского пространства, трое из которых являлись дивизиями ураганного корпуса, ставшего главной силой. В дополнение к этому на подкрепление пришло трое хорошо обученных одинаковых охранных войск, помимо этого здесь еще находилось 60000 тыс. работников и войск, формировавших службу тыла.

В восточной части крепости на городской стене пошла трещина. Внизу был широкий канал, который соединялся с каналом Гранд Ланканг. Он был пригоден для транспортного флота, можно было перевозить ресурсы прямо в город.

После начала весны погода день за днем становилась теплее. Великая река служила в качестве заслона, на реке еще был военно-морской инспекторский дозор. Около восточной крепости стоял небольшой военный корабль. Поэтому кавалерия императорских разведчиков по-прежнему каждый день выезжала из города и патрулировала, вдоль южного канала Великого канала.

Таким образом, восточная часть оборонительного рубежа все же чувствовала себя спокойнее на поле боя, нежели средняя часть.

Не смотря на то, что в прошлом году несколько варварских врагов нанесли внезапный удар под водой, но после этого таких инцидентов больше не повторялось. В последствии караваны с грузами усилили меры осторожности, и напряженная обстановка продолжалась полгода.

В этот день в первой половине дня одна кавалерия отправилась из северных ворот крепости, перед этим она сначала обошла крепость, затем разделилась на два отряда вдоль южного берега Великого канала, весь путь, направляясь вправо и производя дозор.

Это были лучшие рыцари Ураганного легиона. Они были одеты в плотные доспехи, а на плечах несли крестовые мечи, на их лошадях еще висели пики.

Из-за того, что погода была теплой, течение Великой реки было медленным. Это было воздействие утренних солнечных лучей на поверхности реки. Когда река была спокойной, она светилась, словно золото. Главная крепость в средней части. Снова свирепо отразила два нападения. Говорят, что все маги выступили в этих сражениях, а в империи появился новый воин святого уровня.

Кавалерия под руководством командира отряда медленно подстегивала лошадей и шла шеренгой. Взгляд нередко устремлялся на северный берег. Обычно можно было увидеть, как на северный берег нападала вражеская кавалерия волков. Их отделяла всего одна река. У тех волков не было возможности приблизиться.

Обе стороны были отделены рекой и могли только наблюдать друг за другом по разным берегам. После этого они уехали.

В этот день выехавшая из города кавалерия шла без остановок на перерыв, внезапно заметила, как рука командира отряда поднялась наверх. И весь строй сразу же остановился.

Командир отряда повернул голову, и выражение его лица сделалось нелепым:

— Прислушайтесь!

Огромное число войск вместе остановились. В самом деле, они услышали доносящиеся с севера смутное, но ритмичное журчание воды!

Тот звук словно доносился из далеких мест. Но постепенно мало-помалу приближался.

И посмотрев на берег реки, на ее воду, он словно была поглощена этим шумом. Дрожала под его ритм…

Тот отряд сразу достал бинокли. Повернувшись к северному берегу и посмотрев немного, их тела сразу задрожали, выражение лица сразу же поменялось!

В маленьких биноклях появились следующие кадры: к северу от реки на широкой равнине, если посмотреть далеко, то можно увидеть все небо. Оно было бескрайним. Темные фаланги передвигались одна за другой подобно муравьям. Ими было покрыто все поле. Оружие было словно один темный лес из стали черного цвета!

Множество ног топтало поле вместе с правильным ритмом! Тот правильный топот напоминал приглушенный гром и бил по сердцам людей. Квадратная матрица выдвигала войска. Их доспехи ударялись и издавали звонкие звуки. Это были нотные знаки, бросавшие всех людей в дрожь…