Глава 623. Не сумасшедший! Не святой!

Двэйн увидела своего младшего брата Габриэля в доспехах, испачканных кровью, на его плече висел кусок чьей-то плоти, а лицо было в каплях крови.

Однако Габриэль выглядел взволнованным. Увидев Двэйна, он бросился его обнимать, не обращая внимания на то, что измазал его кровью.

«Хватит!» — Двэйн оттолкнул брата и внимательно осмотрел его с головы до ног, чтобы убедиться, что брат не получил серьезных ранений.


В этом сражении он специально дал брату командование пехотным полком, который защищался стеной из щитов.

В конце концов, это была первая битва Габриэля. Несмотря на его храбрость, лучше не давать ему в первом сражении слишком опасные задания.

Но, глядя на кровавые доспехи Габриэля, стало очевидно, что он бросался вперед в бой…

«Ты бросил свой отряд и пошел в атаку?» — с мрачным лицом посмотрел на него Двэйн.

«Сегодня я обезглавил как минимум шесть орков!» — воодушевленно ответил Габриэль. Он, казалось, не обращал внимания на мрачное лицо брата и продолжал говорить: «Один из них, вероятно, был командиром, потому что носил не такой шлем, как у остальных орков».

«Я задал тебе вопрос. Ты бросил свой отряд и пошел в атаку?» — Двэйн понизил голос.

«Я…» — Габриэль заметила странный тон своего брата, весь сжался и неуверенно пробормотал. «Я… как только началась битва, я думал только о том, чтобы прорываться вперед…и не подумал о них».

Двэйн глубоко вздохнул, собираясь сделать выговор младшему брату, но увидел возбужденное и взволнованное лицо молодого человека, который уставился на него с ожиданием похвалы за проделанный путь.

Двэйн подумал и решил, что это все-таки его первая битва. Если он его сейчас отругает, то это сильно ударит по самоуверенности брата. Двэйн снова вздохнул и похлопал его по плечу: «Молодец, ты действовал очень смело и не опозорил отца!»

Глаза Габриэля покраснели, он опустил голову и быстро вытер их, а потом посмотрел на Двэйна и шепотом произнес: «Брат, я понимаю…я не должен был очертя голову нестись вперед. Как командир, я поступил неверно. Хотя ты решил не ругать меня, но…»

Он вдруг схватил руку Двэйн и горящими глазами посмотрел на него: «Обещаю, в следующий раз я не буду таким безрассудным!»

Двэйн довольно улыбнулся. Хорошо, что брат сам все понял.

«Только …» Габриэль снова почесал голову и горько улыбнулся. «Я знаю, что ты заботишься обо мне, но в следующий раз не ставь меня в конце отряда за щитами.

Брат…конечно, ты волнуешься за мне. Но другие видят, что ты меня недооцениваешь и считают, что я тряпка, которая прячется за твоей спиной!»

У Двэйна сжалось сердце, он понимал, что нельзя защищать брата.

Они посмотрели друг на друга и засмеялись.

Пожар горел весь день, на следующий день Двэйн отправил солдат и магов тушить огонь. Пожар в городе, наконец, был взят под контроль и к ночи второго дня полностью потух.

От сильной и мощной крепости остались лишь разрушенные стены.

Двэйн шел по обломкам крепости и осматривал все вокруг, в некоторых местах все еще шел густой дым.

«Три года, миллионы золотых монет и десятки тысяч рабочей силы были потрачены на строительство этой крепости», — вздохнул он.

Пять тысяч солдат прошли мимо руин и остановились на южном берегу реки. Они приготовились защищаться, если преступный народ переплывет через реку.

«Несмотря на то, что сильный огонь сжег здания, от них уцелели фундаменты. К счастью, так же сохранились некоторые фрагменты стены, восстановить все будет не такой большой проблемой. Только… времени почти нет. Наверняка преступный народ не оставить нас в покое, пока мы будем заново отстраивать город».

Двэйн нахмурился.

Благодаря этой битве он достиг своих стратегических целей. Эта победа вернула солдатам их боевой дух!

Каждый солдат с гордой улыбкой и уверенным лицом очищал поле боя. Их эмоции сильно изменились, по сравнению с тем, как они себя чувствовали в городе Акин.

В то же время люди вернули себе южный берег. Им не было необходимости беспокоиться о том, что преступный народ вторгнется на юг. Хотя Лосюэ сказал, что у него нет планов идти на юг, но, в конце концов, это война, и не стоит полностью верить словам своего врага.

Что касается остального…

Двэйн внезапно ухмыльнулся, а взгляд стал холодным…

Лосюэ, ты действительно игрок с жестоким сердцем!

«Как ты мог использовать 60 000 орков в качестве пушечного мяса ?!

Ты, в самом деле, сумасшедший, как и все святые!

Но ладно, позволь мне перейти к сути. Разве ты не говорил, что хочешь стать святым? Но теперь кажется, что ‚святой‘ для тебя всего лишь доброта и милосердие именно к эльфам!»

Именно после этой битвы Двэйн понял в чем суть.

Это сражение было блестящим, но из преступного народа погибли только орки! Никто из эльфов даже не участвовал!

Если бы эльфы принимали участие в битве, у Двэйна против них были грифоны, хоть и очень мало. Они могли неожиданно напасть, но столкнулись бы с тысячами эльфов в воздухе. Небольшому отряду из ста грифонов пришлось бы отступать или сражаться на смерть! В любом случае, если бы участвовали эльфы, они не достигли бы таких блестящих результатов!

К тому же, у эльфов еще и в подчинении драконы!

Даже когда орки потерпели поражение, на северном берегу не оказалось ни одного эльфа, чтобы помочь им. Успех вскружил голову людям, и они устремились к реке, пытаясь пересечь реку. Только тогда эльфы решили обороняться, пока люди не отступили.

Собрав магов, Двэйн изначально был готов понести значительные потери. Он думал, что сто грифонов и тридцать магов погибнут, когда встретятся в воздухе с огромным количеством эльфов и драконами.

«Убито более 37 000 врагов, а пленников … менее двух тысяч?» — лицо Двэйна помрачнело, когда он прочитал доклад.

На вершине разрушенной крепости, на месте резиденции главнокомандующего выстроили новый штаб.

Здесь собирались командующие и представляли свои отчеты.

Двэйн посмотрел на цифры и изменился в лице!

«Хм, меньше двух тысяч …» — собирался сказать Двэйн, но, посмотрев на недовольных командующих, лишь глубоко вздохнул.

Это не война на истребление. Согласно здравому смыслу, маловероятно, что возможна такая разница между количеством убитых и плененных врагов. Единственное объяснение всему этому, что нижестоящие солдаты скрывают реальную ситуацию.

Людей охватила ненависть, и они перебили тех, кого взяли в плен! Многие командиры молча соглашались или даже поощряли подобное поведение.

Двэйн вздохнул. Он знал, что если он начнет выяснять обстоятельства, то лишь вызовет у подчиненных неприязнь. Ведь орки после войны делали с людьми ужасные вещи… например, ели! Только этого достаточно, чтобы проникнуться к ним ненавистью!

Но, как главнокомандующий, он должен был наказать солдат!

Двэйн стиснул зубы и успокоился, специально отбросив эту статистику в сторону: «Что еще? Сколько наших ранено?»

Командующие вздохнули с облегчением, увидев, что Двэйн успокоился. Многие из них принимали участие в убийстве военнопленных.

Однако…

У него сформировались странные чувства по отношению к Лосюэ. «Ты еще хочешь стать святым и спасти мир?
Разве это возможно? Ха!»

«Господин», — командир представил второй документ со сведениями.

У Двэйна дрогнуло сердце, когда он увидел их.

Убито и ранено около 20 000 солдат, из которых более 15 000 были убиты в бою. Остальные получили тяжелые ранения, а также полностью потеряли боеспособность. Около 4000 солдат получили мелкие ранения и временно потеряли боеспособность.

Посчитав, боевые потери составили почти 25 000 человек.

Когда они подожгли город, то заблокировали противнику путь к отступлению, а потом в борьбу вступил один из его «козырей» — Лэй Ци!

В результате потери в этой битве составили примерно 1 к 1,5?

Несмотря на поражение, на самом деле орки обладали мощной боеспособностью! Если бы не Лэй Ци, которые разгромили построение орков, то у людей в этом сражении не было бы такого большого преимущества.

Кстати, в статистику не включены жертвы Лэй Ци!

После разгрома орков Лэй Ци столкнулись с отрядом волков. Согласно подсчетам, они ранили примерно тысячу противников. Это непревзойденный результат, но Двэйн все еще был недоволен!

Все были поражены, когда дом Тюльпанов представил такой мощный отряд. Каждый кавалерист, несомненно, продемонстрировал свою истинную силу. Но во время защиты города Англия на северо-западе и истреблении мятежных войск, у Двэйна было всего две — три тысячи кавалеристов, которые в считанные дни закончили войну…

Тем не менее, только некоторые из ключевых фигур его семьи и сам Двэйн знали, что стояло за созданием отряда Лэй Ци !

Все знали простую истину, что солдаты элитных войск рождаются в результате многих сражений.

История создания Лэй Ци покрыта тайной. После того, как Двэйн и Саладин заключили соглашения о сотрудничестве, Двэйн снабжал его оружием и различными вещами. В то же время он послал войска в степи, лишь притворяясь его подчиненным.

В течение более трех лет войска постепенно менялись, Двэйн регулярно направлял своих солдат в степи. Воспользовавшись междоусобными войнами в районах, Саладин присваивали себе пастбища. Во время сражений и сформировался этот элитный отряд!

Это очень сложная работа: количество солдат всегда должно было быть одинаковым. Если слишком много, то могут заметить, а слишком мало не имело смысла.

Так же он не хотел помогать Саладину уж очень много, чтобы он вдруг не стал слишком силен и не вышли из-под его контроля

За три года отряд много воевал в степях, некоторые были ранены, за что Двэйн чувствовал себя виноватым. Такое оттачивание навыков казалось ему слишком жестоким.

Однако, таким образом Двэйн усилил свой контроль над ситуацией в степи! Битвы провоцировали ненависть между племенами, в то же время власть Саладина росла, поэтому племена объединились против него.

В результате появился отряд Лэй Ци! Их называли самыми сильными кавалеристами, отточившими свои навыки в бесконечных сражениях в степи!

Конечно, пройдя такую «подготовку», отряд Лэй Ци стал самым уважаемым и привилегированным отрядом дома Тюльпанов.

«Господин, победа за нами! Что нам лучше написать в донесении императорскому двору?»

После этих слов все посмотрели на Двэйна. Это самая большая победа с начала войны, наверняка императорский двор наградит их!

Ради чего сражается солдат? Кроме защиты империи и славы военного, каждый мечтает получить наивысшую награду за выдающиеся подвиги и обеспечить своей семье безбедное будущее.

Двэйн внимательно наблюдал за тем, как у каждого из его подчиненных меняется выражение лица. Сам он вдруг улыбнулся: «Не беспокойтесь, я сегодня же напишу во дворец и попрошу наградить вас!»

Они радостно загалдели.

Одни сияли от радости, другие кричали, что должны воспользоваться возможностью, нанести удар врагу на северном берегу реки и достичь еще больших результатов в войне.

Двэйн выслушал их, слегка улыбнулся и ничего не сказал.

Некоторое время назад некоторые из них яростно отвергали его идею о контратаке, а теперь…

Про себя он подумал вот о чем …

«Очистить! Очистить армию!»

Если он по-настоящему хочет руководить армией, то многих нужно убрать из нее! «Если эта армия будет ассоциироваться со мной…то я должен понять кто из них кто. Одних повести за собой, а от других избавиться!»

Возможно, получив награду, некоторые сами уйдут?

Думая об этом, он смеялся сам над собой… Двэйн не ожидал, что однажды к нему придут такие мысли.

«Лосюэ, ты и святой и сумасшедший.

Но я нет!

Я, Двэйн, не святой и не сумасшедший!

Я буду действовать своими методами! И идти по своему пути!»