Глава 71.

Независимо от того, с какой сторон не посмотришь, Хусейн, безусловно, не являлся хорошим спутником для путешествий. Двэйн, на протяжении всего времени проведённого с Хусейном, был готов ко всему. После того как они срезали несколько веток, Двэйн предложил сделать из них сани для бессознательного Дарданелла. Смотря на то какие раны были у Хусейна и какие боли он испытывал, его тошнило. Во многих местах, у него были открытые раны, из некоторых были видны кости! Одна из ран испускала настолько вонючий запах, что ему казалось будто эта рана находится прямо перед его носом. Это было ужасно! На самом деле, самое худшее место это был желудок Хусейна, где виднелась темная рана размером с кулак. Я не знаю, что он сделал, что бы унять эту боль, но, вероятно, это была какая-то магия. При близком рассмотрении, кольцо мышц, вокруг раны, полностью почернело. Но даже черные мышцы медленно заживали…Постоянно издавая лопующийся звук! Если исцелять рану, а потом неоднократно повреждать её, трудно было даже представить какая это боль. Когда Хуссейн накладывал перевязь на рану, он объяснил, как она появилась, это было связано с председателем судей Храма. Это магия коррозии и даже свтая вода не может вылечить эту рану. Для того чтобы её вылечить требовался высокоуровневый маг который смог бы вылечить её, затратив, при этом, уйму энергии. Силу председателя не стоит воспринимать всерьёз, даже если он смог нанести такую рану и почти забрать жизнь Хуссейна. Но этого не случилось, так как его уровень был близок к уровню Святого Паладина, и он использовал внутреннюю энергию, чтобы закрыть рану…Таким образом, это ему причиняло еще большие страдания. Для того, чтобы держать эту рану под контролем от разъедающего урона, он должен постоянно расходовать свою энергию для исцеления её.  Поэтому, он старался сохранить тонкий баланс, но каждое мгновение Хусейн испытывал «Свежую боль» . Любой нормальный человек давно бы свихнулся от прогулки с такими страшными ранами в этом ледяном аду… вместо крика Хусейн сохранял холодное спокойствие, не издавая ни звука. Даже в такой ситуации, он старался выпрямить спину. Темперамент у него, безусловно, не обычный. В этой ситуации, его раздраженность даже простительна. В своей прошлой жизни, когда Двэйн испытывал зубную боль, он так же пребывал в раздраженном настроении. Не говоря уже о том какие боли испытывает тело рыцаря на протяжении всего времени, тот факт, что у Хусейна не было нервного срыва, уже было очень не плохо. Двэйн старался не раздражать парня, который похож на пороховую бочку и спокойно потащил сани по снегу, следуя за рыцарем. Они двигались в северном направлении, вдоль Великого озера. Ветра постоянно становились более жесткими, чем дальше они шли на север. Двэйн спрятал большую часть лица за своим кожаным капюшоном и меховым пальто, оставив незакрытыми только глаза. Ему было трудно открывать глаза когда ветер дуле ему в лицо. Так же он не мог говорить, как только он хотел открыть рот, порыв ветра и снега останавливали его. Следуя инстинктам, Двэйн намеренно шел позади, т.к. широкое тело Рыцаря немного прикрывало его от встречного ветра. Прогулка по снегу была очень трудна и утомительно, они садились на привал уже два раз. Каждый раз, Двэйн убегал с ножом, что бы нарубить веток и разжечь костер, для того чтобы сохранить тепло. За все это время Хусейн не проронил и слова. Он просто сидел в тишине с закрытыми глазами, иногда появлялось немного Ци вокруг него. Двэйн знал, что рыцарю требуется Ци, чтобы подавить его раны, а также держать себя в тепле. Это действие было сродни тому как пить яд, чтобы утолить жажду. Двэйн не врач, но всё-таки он образованный магический фармацевт. Ему казались травмы рыцаря ужасными и его здоровье близилось к краху. Использование Ци для насильственного подавления боли может длиться только некоторое время, в то время как травма все сильнее будет ухудшаться. Но что еще можно было сделать?

«Старик оставил какой-то святой воды, есть еще немного», Вздохнул Двэйн, «Почему бы вам не использовать её?»

В холодной манере, держась на трости, Хуссейн закрыл глаза. « Я не могу прикоснуться к святой воде. Я предатель церкви, а так же на мне лежит проклятие, отбрасываемое им. Святая вода действительно хорошо походит для лечения травм, но из-за проклятия, вместо исцеления, это причинит мне больший вред. Такой метод наказания является обычной практикой для церкви.»

Двэйн немного подумал и достал несколько препаратов из сумки. Некоторые были оставлены ему старым волшебником, другие же были собраны по пути, когда Двэйн путешествовал с наемниками «Снежными Волками» в замороженном лесу. Многие из этих предметов были грубым подобием медицинских препаратов. Несмотря на то, что Двэйн ненавидел этого человека, на данный момент они были компаньонами. Да и в таком опасном месте, где может появиться опасность в любой момент, Двэйну, возможно, придется полагаться на этого человека. Двэйн решил, что будет лучше если достать эту коробку с медикаментами.

Выражение лица у Хуссейна может и доброй, но его голос был всё еще холоден: «Спасибо, но нет.» Он вернул лекарства Двэйну и продолжил медитировать с закрытыми глазами.

«Почему?», Двэйн нахмурился, «Это то, что я сделал. Это крем для заживания ран с порошковым покрытием и с соком синтетической травы. Где ты еще найдешь такие лекарства в этом лесу?»

Хусейн открыл глаза и сказал: "Я сказал нет, так что спасибо, но я не буду использовать его."  После небольшой паузы, рыцарь, наконец, продолжил : «Моя травма была нанесена Ци Рыцаря девятого уровня, она будет причинять вред, даже после того как она была нанесена. Обычным медикаментам не вылечить такую рану. Мне может помочь только сильный колдун, обычные препарат, лишь причинят мне большую боль.»

Двэйн замолчал. Можно было только восхищаться рыцарем. Он убил двух святых рыцарей-лидеров, известных как самые сильнейшие войны церкви. Кроме того, он даже убил председателя и группу святых рыцарей восьмого уровня, которые были старшими святыми рыцарями! Это был поразительный результат. Было трудно представить, что он пережил после таких ожесточенных боев. Насколько серьёзны его раны?

«Может быть, это будет полезно для тебя.», Двэйн засунул руку под плащ и достал что-то вроде белых фруктов. Это выглядело, как куски льда, покрытые тонкими линиями. Держа их в руке, можно было ощутить их прохладу. Кроме того, у них был слабый аромат…Похожий на запах мяты из прошлой жизни Двэйна. Но они не были чем-то хорошим. Для многих людей, они были более пугающими, чем сам дьявол! Эти ягоды назывались «Ледяные ягоды». Именно их можно было использовать, чтобы синтезировать экстази. (Фальшивый маг(Гуннар Сельшар) так же считал, что из них можно сделать препарат для стимулирования мозга человека, но эту идею быстро отклонили).

«Ледяные ягоды?», Рыцарь сделал удивленное выражение лица.

«Да, это именно они»,Двэйн сказал с улыбкой: «Их не так то просто достать, я их нечаянно заметил во время этого путешествия. Ты долен знать, они могут вызывать галлюцинации… Тем не менее, если их принимать по чуть-чуть, то на время вы сможете унять боль, пусть и чуть-чуть». Мысленно, Двэйн добавил еще одну фразу: «Подобно опиуму…» В мире его прошлой жизни, опий и морфин хоть и считались сильными наркотиками, но они так же использовались в лечебных целях. У этой монеты было две стороны, так что каждый выбирал как использовать данный наркотик.

У Хуссейна не было выбора, поэтому он согласился и взял ягоду. Возможно, ему уже стало терпеть эту боль на протяжении последних дней и ночей. Он открыл рот и аккуратно, ногтем, положил ягоду к себе в рот. Эта вещь в самом деле весьма полезна. Не прошло и минуты как на лице постоянно хмурящегося рыцаря читалось облегчение. Его глаза открылись, дыхание восстановилось и в его голосе чувствовались нотки облегчения. «Они действительно помогли мне…Спасибо. Эта проклятая боль замучила меня, из-за которой я не мог уснуть в течении последних дней.» Спустя некоторое время, Хуссейн посмотрел на Двэйна : «Ты изучал алхимию? Сейчас очень немногие маги тратят время на то, чтобы изучать алхимию. Большинство из них сосредоточено на проведении магических экспериментов, в то время как их ученики, неспособные дальше изучать магию, начинают изучать алхимию.»

Двэйн улыбнулся, «Ты прав. Я знаю алхимию. На самом деле, у меня даже нет квалификации мага».

Хуссейна это не удивило, и он ненавязчиво спросил: «Да? И что же тебя связывает с этим бессмертным старым дураком?»

Бессмертный старый дурак? Двэйну это показалось забавным. Двэйн решил не отвечать на вопрос и вместо этого спросил: «А что насчет тебя, какие у вас с ним отношения?»

Хуссейн подался в размышления. Потом он сказал: «Ничего особенного, не то что вы подумали. Нас обучал один и тот же учитель.»

Они что пенсинонеры? Двэйн не смог сдержать хохот : «Я слышал, что вам всего 30 лет, не так ли? В то время как старому дураку уже несколько сотен лет…Так?»

«Нет, мне 31 год. Что же касается старого дурака…только бог знает сколько ему лет! Хм…», Кажется, Хуссейн не хотел говорит об этом. «У нас был один и тот же учитель, но я совсем не похож на него.» Потом он замолчал. «А что насчет тебя? Тебе даже нет 15 лет, кто ты? Как ты здесь оказался?»

«На самом деле мне даже нет 14 лет», Пожал плечами Двэйн, «Я из семьи Роланд. Ну, а что касается того что я здесь делаю, даже я не знаю этого, тебе следовало узнать это у старого дурака. Я был похищен им…»

«Дом Роландов…», На мгновение задумался Хуссейн, а потом расхохотался. Как гиена, ей богу… Сейчас в его взгляде не было ненависти, наоборот в его глазах читалось удовольствие. «Ах! Кажется, я слышал о тебе. Даже в столице ты хорошо известен. Даун из дома Роланд,  уже несколько лет тебя обсуждают все аристократы имперской столицы.»

«Значит, ты слышал», Двэйн не обратил внимания на то что его назвали Дауном.

«Да», Хуссейн погрузился в воспоминания : «Лидер святых рыцарей – дядя Люк, так же был из благородной семьи. В прошлом году меня пригласили на пирушку моего дяди. Тогда, Люк сказал мне, что самой большой новостью в империи является сын-даун графа Раймонда, дядя Люк изначально собирался сватать их детей. Но когда услышал об этой новости, он испугался, что больше никогда не заикался об этом вновь. Я помню, Люка…» В этот момент Хуссейн закрыл рот и, вдруг, его глаза вспыхнули. Двэйн так же не осмелился ничего сказать и просто продолжил смотреть на рыцаря. «Люк…Я убил его.»,Прошептал Хуссейн после долгого молчания. Его холодный голос выражал печаль и глубокая боль промелькнула перед глазами рыцаря. Он покачал головой и продолжил: «Да, Люк был убит мной и другой лидер рыцарь был убит мной. Все они погибли от моего меча.»

Двэйну ничего не оставалось как молчать. Взор Хуссейна был направлен вдаль, его голос… Казалось, что он разговаривает сам с собой. «О, Боже…Люк и другой лидер-рыцарь…Был так же Джефетто, о бедный Джефетто. Мы с ним были в одном тренеровочном зале и ждали сдачи экзамена, чтобы стать Святыми Рыцарями. Он был мне, как брат… Но я саморучно пронзил его сердце. Кто же еще был, дай мне подумать… О, еще был Стелла с горячим сердцем южанина. Каждый раз, когда он молился, он всегда говорил с сильным южным акцентом (Эй, Ара), и мы всегда смеялись над ним из-за этого. Одним ударом я разрубил его пополам…»

Двэйн удивился, когда увидел медленно стекающие слёзы по щекам Хуссейна.

«Они были мне друзьями, братьями, товарищами. Мы тренировались все вместе,вместе изучали боевые искусства и путешествовали тоже вместе…Теперь, они умерли от моего меча…» В глазах Хуссейна было видно отчаяние и, вдруг, он закричал «ПОЧЕМУ! ЗАЧЕМ!! ТЫ ЗНАЕШЬ, ПОЧЕМУ!?» Хуссейн резко встал, посмотрел красными глазами на Двэйна и низко прорычал: «ТЫ ЗНАЕШЬ ПОЧЕМУ!!! ТЫ ВСЕ ЗНАЕШЬ!!»

«…Я не знаю», нахмурился Двэйн, когда увидел, что психика рыцаря была неустойчивой. Он осторожно сделал насколько шагов назад.

«Потому что...АХАХХАХАХАХАХА…»,Хуссейн начал безудержно смеяться. Его смех был безумным, «Потому что! Потому что, его величество Папа сказал: «О, это воля богов!»,из-за этого мы должны были умереть! Все из-за этого проклятого слова!! Эта чертова “Воля Божья”!!!»

«Сэр Хуссейн», низким голосом сказал Двэйн, «Вам следует успокоится и сесть.» Хуссейн посмотрел на Двэйна, в его глаза до сих пор читалось расстройство. Но он все равно сел, и тогда Двэйн облегченно вздохнул.

«Эй, пацан, ты знаешь почему меня преследует церковь? Почему я стал предателем? Я, Хуссейн! Когда мне было 13 лет, я считался гордостью Храма! Все думали что я стану величайшим рыцарем за последний век! Они даже считали, что я стану главнокомандующим церкви! Только Паладин 10 уровня мог им стать. Паладинов десятого уровня не было уже сотню лет! Но мне было предопределенно им стать! Я должен был быть главнокомандующим церкви! ХА-ХА! Но теперь за мной охотятся как за обыкновенной мышью!»

Слушать Хуссейна и следить за его беспорядочными глазами начало становиться невыносимо. У Двэйна появились некие сомнения… А потом… его сердце ёкнуло! Это плохо! Видя ледяные ягоды в руке у рыцаря, понял где кроется проблема. Ледяные ягоды! Он, должно быть, съел слишком много. И они начали вмешиваться в его психическое состояние. Он будто был под наркотой, его рассудок был затуманен! ПАУ! Ясный и четкий звук, Двэйн увидел, что трость в руке рыцаря разлетелась на куски!

«Ты знал…?Если бы я мог начать всё сначала, я бы никогда не пошел в это долбанное святилище! Черт…Святилище!» Хуссейн скалил зубы.

Святилище?

Двэйн уже слышал об этом. В этом месте хранились знаки уже умерших святых рыцарей. Все знаки святых рыцарей, хранищихся здесь, получали благословление бога.

«Два года назад, до того как я стал третьим лидером Паладинов…По традиции, его величество Папа попросил меня побыть опекуном Святилища в  течении одного года» Голос Хуссейна становился глубже и его психическое состояние полностью погружалось в раздумья. «Святой хранитель Святилища. Каждый член святых рыцарей должен был пройти через это, прежде чем становиться одним из трёх лидеров. Когда мне дали эту обязанность, охранять Святилище, каждый знал, что я стану одним из лидеров святых рыцарей...Тем не менее, я думаю, что это было начало кошмара!! Хуссейн вдруг расхохотался, его улыбка сочеталась со льдом и снегом, летящими на ветру, звучащих как призрак. «Мальчик, ты знаешь кто был величайшим святым рыцарем. Знаешь?»

«Эммм..это ты?»Осторожно ответил Двэйн, ему казалось, что рыцарь сошел с ума, его состояние было необычным. Надо быть осторожным что бы не обидеть его.

«Я???Да я по сравнению с этим человеком, муравей!» В тоне Хуссейна было слышно почтение. «Бессчисленное количество времени назад…Нет, даже больше 1000 лет назад! На континенте появилось множество влиятельных людей, воин номер один, рыцарь номер один, маг номер один и так далее… На протяжении века они появлялись снова и снова. Но за тысячу лет только один человек удостоился этого титула.

«Что за титул?»

Хуссейн сделал глубокий вдох и сказал: «Самый сильный под звездами!»

Самый сильный под звездами? Этот титул был самым престижным на всем континенте.

«На самом деле этот человек был святым рыцарем и его значок хранится в Святилище», Хуссейн покачал головой: «К сожалению, он стал кошмаром для меня»

Двэйну уже стало любопытно. Он осторожно пытался выудить из Хуссейна побольше информации: «Этот человек...»

«Император основатель Великой Империи Роланд…На протяжении тысячи лет, Арагон Роланд единственный удостоенный чести стать сильнейшим под звёздами! Его сила неповторима, поскольку он не только сильнейший волшебник, но и так же сильнейший рыцарь…» Добавил Хуссейн

«Святой рыцарь! Его Величество Император однажды вступил в орден святых рыцарей! Его значок хранится в Святилище! И он стал моим кошмаром!»