Глава 85. «Преобразования Хуссейна».

Хуссейн чувствовал, что силы покидают его, пока кровь сочилась из его тела. Теперь он не мог различить, сколько травм он уже получил. С самой тяжелой раны, на его левой ноге, свежая кровь лилась так, что его штаны были темно алыми.

Пытаясь отбить атаку своим лбом, Хуссейну почти отрезало половину его головы. К счастью, он успел увернуться и не понес более серьезных последствий. Над левым глазом, была глубокая рана, обнажающая кости черепа. Кровь хлынула изо лба, и все в глазах Хуссейна приобрело кровавый оттенок.

Хуссейн мог стоять, лишь из-за того что он упирался на трость, которую сделал ранее.

«Хуссейн, как долго ты собираешься сопротивляться?». Хуссейн неохотно открыл глаза, от крика Хойлика, орущего ему в ухо, но единственное, что он смог разглядеть это черты меча заряженного Доу Ци, летящего в его сторону. Подняв меч онемевшими руками, он смог заблокировать атаку, но затем, последовал четкий звук трескающего железа. Больше не в состоянии выдерживать напряжение, меч Хуссейна разлетелся на осколки, и был выбит из рук Хуссейна. Хуссейн не смог устоять, и он упал на пол арены.

«Сдавайся, Хуссейн!», Один из лидеров-рыцарей Хойлик подошел к месту, где лежал и Хуссейн, и посмотрел вниз на полумертвого предателя. Его голос звучал так же, как и в памяти Хуссейна: «Хуссейн, нельзя бросать вызов божьей воле. Еще не поздно раскаяться!»

Хуссейн рассмеялся, лежа на полу.

Его лицо было утоплено в камнях, лежащих на земле, поэтому смех был приглушенным.

Далее рыцарь поднял голову и осторожно сдул пропитанными кровью волосы на лбу. С глазами полными отчаяния, он сказал: «Лидер Рыцарь Хойлик... Я действительно хочу сдаться. Я устал от того, что я должен направлять свой меч на моих товарищей… Я очень устал! Даже зная то, что ты призрак, живущий в моем сердце.…Но я очень устал. Я хочу освободиться от этого бремени, я действительно, хотел бы избежать всего этого. Может быть, я недолжен был брать эту тяжелую ношу на себя».

После сказанного, рыцарь начал подниматься. Без меча в руке, он едва ли мог держать приподнятым свое туловище в вертикальном положении, и его дыхание было настолько тяжелом, что казалось, будто у него дыра в горле. Рыцарь указал на свое горло пальцем и сказал: «Именно здесь, здесь…колотая рана на данный момент. Я вспомнил, мой учитель меня учил, что надо пробить это место и больше я не буду ничем не обременен». Улыбка на лице рыцаря была странной, а его глаза становились все более угрюмыми, когда он смотрел на Хойлика. В глазах Хуссейна можно было увидеть, что он уже сдался, после того как он посмотрел на направленный меч на его макушку.

Но все еще в глазах рыцаря горел огонёк битвы.…Этот огонек горел инстинктивно и никто не знал, откуда он появился.

«Я…Могу ли я задать последний вопрос?», На выдохе спросил Хуссейн с верой в глазах без всякого сомнения. Мягким и искренним голосом, спросил: «Лорд Хойлик, вы обучали меня многому в прошлом, так что, прежде чем я умру, вы ответите на мой последний вопрос?»

Меч в руках Хойлика замедлился, «Хусейн, спрашивай, не стесняйся».

«Скажи мне…что есть Бог?»

Перед лицом смерти, не отказываясь от веры в своём сердце, рыцарь ставит на кон собственную жизнь. До сих пор у него было множество сомнений…Возможно, этот вопрос не являлся проблемой для рыцаря, он уже знал ответ… Причина, по которой он задал этот вопрос, он не мог остановить крик в своём сердце.

Что есть Бог?

Хм! Что есть Бог!!!

Что именно есть Бог!!!

Благочестивый и верный рыцарь ответил: «Бог есть всё!», Хойлик сказал почтительно, «Всё! Все вещи, жизнь, небо, Солнце и Луна, звезды и всё живое. Воля этого мира определяется Богом! Каждый из нас живёт по воле Божьей! Так что… Бог есть всё!»

«Ой, всё…АХАХХАХА», С разочарованием в глазах рассмеялся Хуссейн, так же было нечто большее, это было презрение! Его голова тряслась и его смех становился всё громче и громче. Его голос был сумасшедшим и провокационным, немного непослушным, немного надменным, немного упрямым!

«Ой…ахаха…АХАХХА!!! Всё! ВСЁ!!! Вы говорите?», Хуссейн вдруг поднял голову с непреклонным гневом на его лице, а затем он начал кричать, кричать свои внутренние мысли.

«Почему!!!»

Казалось бы, жизнь вновь начала вливаться в сердце рыцаря, от потрескавшегося ярма отчаяния внутри него. Свет в очередной раз вернулся в его глаза и внутри него загорелся неукротимый боевой дух!

«Почему!», Он хмыкнул с болезненным выражением лица. Пытаясь встать, он больше не мог позволить Хойлику смотреть на него сверху вниз снисходительным взглядом…Вместо этого, с гордостью и достоинством, он сказал ему на равных: «Почему! Почему бог должен быть настолько высок и могуч! Почему, чтобы выжить все должны жить по его воле? Почему это он представляет волю всех вещей? Является ли он Солнцем? Даже у Солнца есть время, в которое оно светит! Является ли он звёздами? Но даже у звёзд есть время, в которое они падают! Является ли он временем? Но время всегда идет вперед и не оглядывается назад! Почему он должен быть в одиночку неизменным и вечным?»

Всё тело Хуссейна было покрыто кровавыми ранами, но в этот момент, раны начали заживать! Раны извивались и отчаянно росли, пытаясь закрыться каждый момент. Внезапно, глубокий золотой цвет вырвался из его глаз и груди! Потом…прозвучал звук грохота!

Блестящий золотой свет вырвался из умирающего Хуссейна!

Не бледно-золотой, как раньше! Вместо этого был реально насыщенный золотой свет, как свет Солнца! Яркий и слепящий!

Купаясь в горящей энергии, Хуссейн закрыл глаза и сжал кулак. Проблеск умиротворенности пробежал по его лицу, ревущее золотое пламя охватило его тело, очищая его душу, кости и мышцы…

Это чувство…прекрасно!

Он как будто вернулся в утробу матери и окунулся в амниотическую жидкость. (Ой, такой бред, я аж не могу, амниотическая жидкость, это, то, что находится внутри женщин при беременности.) Чувство тепла проходило через каждую клеточку его тела, как будто эта энергия увлажняла его высохшую душу и перевоплощало всё его существование!

После того как меч Хойлика соприкоснулся с золотой Доу Ци, он сразу же начал таять!

Хойлик посмотрел на Хуссейна, а затем заревел: «Умри, упрямый предатель!»

Со свистом меч ударил вниз, как падающий метеор, он был направлен на голову Хуссейна!

Но…

Осторожно открыв глаза, Хуссейн небрежно протянул руку и схватил лезвие…

Легко из этого захвата не выбраться, независимо от того, сколько сил приложил Хойлик, рыцарь 9-го уровня не смог сдвинуть меч ни на дюйм!

Капли крови падали вниз с ладони, держащей лезвие. Каждая капля крови, как только касалась земли, превращалась в золотой свет! Окутанная изнутри рана золотой Доу Ци, рана сразу же исцелялась, а меч медленно таял, как будто горел в золотом свету!

В этот момент  сила сторон изменилась в пользу повстанца!

Открыв глаза, ученик покрылся золотым светом. Он безразлично посмотрел на Хойлика и заговорил мягким голосом, но низким тоном, как будто он что-то обещал, сказал: «Даже если вы говорите, что Бог представляет всю волю в этом мире…то, я исключение! Моя воля свободно и не будет ничем порабощена! Даже если вдруг передо мной явится Бог!»

Осторожно подняв руку, а потом, плавно опустив меч, как листья на ветру, Хойлик был обезглавлен и из его шеи заструилась кровь!

Хуссейн медленно опустил руку и посмотрел на неё. Его глаза были неподвижны, он прошептал: «Это…является ли эта сила мощью Сент-Паладина (Паладоса 10-го уровня)?»

«Видишь, мои друзья могут решить эту проблему самостоятельно», Двэйн уверенно улыбнулся, сидя на полу. Перед ним была каменная стена, которая была покрыта рябью воды. На появившейся поверхности была картина: Хуссейн был окутан золотой Доу Ци, как волной, а затем мощный лидер-рыцарь, был легко обезглавлен Хуссейном.

«Спасибо, это было похоже на фильм… Ну, если ты знаешь, что такое фильм», с улыбкой сказал Двэйн.

Хриплый и глубокий голос Медузы озадачено прозвучал: «Разве он уже не сдался? Как он это сделал…»

«Это человеческая вера», торжественным тоном ответил Двэйн, «Запомни, это “вера” людей. Эта сила может присутствовать в сердце каждого человека. Ты не сможешь её увидеть, когда он слаб, но ты увидишь её, когда она вырвется…это является частью человеческой природы».