Глава 1068.1. Грабеж средь бела дня

Когда космический корабль покинул филиал Безграничной Финансовой Группы, Хан Сяо посмотрел в окно, он смотрел, как здание уменьшалось в размерах, прежде чем отвести взгляд и улыбнуться.

«Я попал в самое подходящее время. Сорокин, наконец, пошел на компромисс…»

По его оценке, шансы на успех переговоров составляли семьдесят процентов. Даже если бы у него было подходящее время и место, он не осмелился бы с абсолютной уверенностью говорить, что Сорокин ему уступит.

К счастью, его суждение о характере Сорокина было правильным, и конечный результат был ему благоприятен.

Если бы это был какой-нибудь вспыльчивый Супер выше класса А, они бы, скорее всего, поссорились. Однако Сорокин прикидывался слабым, и, наверное, не в первый раз занимался подобными делами. Взвесив преимущества и затраты, он сразу же пошел на компромисс.

«Кстати, Сорокин очень стесняется показывать свою силу. Он должен очень многое скрывать…»

Хан Сяо погладил подбородок, размышляя.

Этот парень не был похож на других Суперов выше класса А, которые полагались на свою личную силу, чтобы влиять на развитие своей организации. У него почти не было записей, достойных упоминания, и его бизнес велся обычным и легальным путем.

Развитые цивилизации всегда были начеку в отношении любых не союзных Суперов выше класса А. Поскольку они ведущая финансовая группа во всей вселенной, чем сильнее их власть, тем больше внимания они привлекают. Коммерческие организации не были вооруженными силами и имели свой собственный набор отраслевых правил, которым нужно было следовать. Если они станут мишенью трех универсальных цивилизаций, финансовой группе будет трудно поддерживать стабильную основу. Если Сорокин решит нанести ответный удар, другие узнают, что он скрывал свою силу, и внимание со стороны развитых цивилизаций возрастет.

Это была только одна из причин. Хан Сяо все еще помнил некоторую информацию о Сорокине, отображаемую в его интерфейсе. Этот парень, вероятно, много раз менял свой вид и жил во вселенной под разными личностями.

Но сколько бы раз Сорокин не менял внешность, его способности не менялись, поэтому он избегал любых форм конфликта, чтобы его не узнали. Возможно, он совершил какое-то серьезное преступление, поэтому намеренно сохранял свое имя инкогнито.

«Этот парень полон загадок», — Хан Сяо покачал головой. Все это были домыслы, и, может быть, у Сорокина была другая причина для этого.

Независимо от того, что это за секреты, на этот раз он раздавил Сорокина и отомстил за давление, которое он переносил за последние два десятилетия.

Акционеры будут получать огромные дивиденды от Безграничной Финансовой Группы каждый год. Это была немалая сумма, и, хотя для Сорокина это не было большой потерей, Хан Сяо, наконец, мог получить некоторый процент.

При нормальных обстоятельствах такие огромные дивиденды было невозможно получить бесплатно. Каждая позиция акционеров, предоставленная Безграничной Финансовой Группой, была желанной, и они наладили еще одно деловое сотрудничество с организациями выше класса А, принося взаимную выгоду обеим сторонам.

Но Хан Сяо, естественно, не позволит Безграничной Финансовой Группе участвовать в бизнес-делах Армии, иначе это было бы просто подарком Сорокину. Он решил только брать деньги и ничего не делать, заняв выгребную яму, но не срать*, умышленно создавая проблемы Сорокину.

«Тотем эволюции скоро будет открыт для вселенной, и я также получу статус акционера Безграничной Финансовой Группы. С этими двумя источниками дохода средств будет достаточно, чтобы поддержать дальнейшее расширение Армии. Стоимость акций Финансовой Группы Гермины также будет стремительно расти».

Хан Сяо был вне себя от радости. Он достал коммуникатор, чтобы отправить сообщения к дипломатам трех универсальных цивилизаций.

Для него и Сорокина это был лишь первый шаг к достижению консенсуса. Он все еще должен был заручиться поддержкой трех универсальных цивилизации. Из-за Тотемов это было не особо сложно.

Отправив сообщения, Хан Сяо глубоко вздохнул.

Как только Династия, Федерация и Церковь выразили свое мнение, Сорокин также сложил оружие, а это означало, что последствия Богоподобной битвы Блэкстара почти подошли к концу. Оставалось только позаботиться о Путешественнике и цивилизациях суперзвездного скопления, стоящих за ним.

Путешественник уже спрятался, но Хан Сяо знал, к какой цивилизации суперзвездного скопления он принадлежал. Однако в данный момент у него не было планов иметь дело с цивилизацией за кулисами.

С одной стороны, Альянс Цивилизаций Суперзвездных Скоплений в настоящее время развивается как компания и неуклонно расширяется в зоне свободной конкуренции, не создавая никаких проблем, поэтому у него не было возможности действовать. С другой стороны, три универсальные цивилизации не будут сидеть, сложа руки и смотреть, как в Мерцающем Мире развиваются суперзвездные скопления. Таким образом, они обязательно примут меры. Хан Сяо решил подождать, пока три универсальных цивилизации начнут атаку, чтобы помочь им, что даст вдвое больший результат с половиной необходимых усилий.

«Почти все дела улажены. В повестку дня должно быть включено создание платформы для единого фронта Суперов выше класса А», — Хан Сяо прикрыл глаза в глубокой задумчивости.

И Мэнисон, и Касуйи, один режиссер, а другой актер, не пришли уговаривать его после инцидента. Независимо от того, что они делали раньше, по крайней мере, он был у них в долгу во время миссии по спасению Хилы, поэтому ему все равно придется приложить некоторые усилия, чтобы поддерживать единый фронт.

«Цель этой платформы заключается в том, чтобы воспользоваться возможностями Мерцающего Мира для объединения всех Суперов выше класса А, позволяя каждому иметь коммуникационную платформу, связывающую всех Суперов выше класса А вместе. Это невозможно скрыть от глаз трех универсальных цивилизаций, но это не может быть сделано с излишней помпой… Единый фронт… Подождите, единый фронт?!»

На Хан Сяо внезапно снизошло озарение, и он поспешно произнес несколько фраз из социалистических мантр, прежде чем пришел к гениальной идее.​

______________________________

* идиома (占着茅坑不拉屎) — сам не пользуется и другим не дает; ни себе, ни людям