Глава 783.1. Знаменитости будущего

Все новые члены ниже уровня бедствия собрались в главном зале штаб-квартиры. Там было полно народу.

Крыша зала внезапно открылась. Офицеры армии спустились с неба и приземлились на самой заметной сцене зала. Они стояли в ряд и смотрели на миллионы новых членов внизу.

— Это главный административный чиновник армии, Сильвия. Рядом с ней — главный командующий флотом Херлоус. Они оба старшие под командованием Блэкстара.

— Это вице-капитан армии Лаги. Говорят, он самый сильный человек под командованием Блэкстара.


— Хадави некоторое время назад стал одним из гвардейцев Блэкстара. Самый сильный, должно быть, он.

— Почему здесь нет Гвардии Блэкстара?

За долгие годы Тайной Войны различные офицеры Блэкстара заслужили себе имя. Все новички, собравшиеся в зале, узнали этих офицеров.

На этот раз на сцене появилась вспышка света. Хан Сяо вышел из Измерения Пустоты и кивнул миллионам новых членов.

Люди под сценой сосредоточились. Столкнувшись с Супером выше класса А, большинство людей были одновременно взволнованы и нервничали.

— Добро пожаловать в армию Блэкстара…

Хан Сяо оглядел зал, заполненный людьми, и начал свою речь, в то время как его мысли переместились к трем незваным гостям. Произнося свою приветственную речь, он смотрел на изображения с камер наблюдения и одновременно сосредоточился на местонахождении этих трех человек.

Они уже нашли Россэллин.

* * *

Россэллин была среди офицеров армии особенной. Она была инструктором по культуре. Благодаря своим уникальным способностям она редко появлялась на публике и обычно давала людям уроки в армейском учебном лагере.

Вернувшись с флотом, она не последовала за Хан Сяо, чтобы показаться перед новыми членами, а сразу же отправилась в свою комнату в тренировочном лагере в штабе. Однако по дороге ее остановили три человека.

— Чего вы хотите? — Россэллин слегка приподняла бровь.

Россэллин смерила взглядом человека с серебристой кожей, покрытого чешуей дракона и четырехрукого.

— Позвольте представиться. Меня зовут Эдмонд, и эти двое — мои друзья. Тот, что с чешуей — это Кайд, а четырехрукий — Хейвол, — сказал серебристокожий Эдмонд.

Человек, покрытый чешуей дракона, Кайд, кивнул в знак приветствия. Четырехрукий Хейвол замахал руками.

Россэллин прищурилась и вдруг произнесла:

— Вы ведь не служите в армии, не так ли?

— Да, но мы не хотим ничего плохого. Мы просто надеемся поговорить с вами, — Эдмонд понизил голос. — Вас это определенно заинтересует.

После некоторого молчания, когда Эдмонд почувствовал некоторое беспокойство, Россэллин медленно кивнул. — Хорошо, следуйте за мной.»

Затем она повернулась и пошла вперед. Обрадованный Эдмонд взял двух своих друзей и последовал за ними.

Когда они дошли до угла, где никого не было, Россэллин остановилась и обернулась.

— Говорите, о чем хотели со мной поговорить?

— Мы все трое из Моря Звездных Духов. Мы планируем организовать деятельность и надеемся пригласить Вас присоединиться к нам, — Эдмонд сразу перешел к делу.

— Интересно. Вы пришли в штаб армии Блэкстара и попытались завербовать высшего офицера класса А. У вас есть немного мужества, — Россэллин усмехнулась. — Расскажите мне о своей так называемой деятельности. Не разочаровывайте меня.

Эдмонд облизнул губы, понизил голос и сказал:

— Мы хотим свергнуть три универсальные цивилизации.

Россэллин натянуто улыбнулась.

— …Позвольте мне кое-что подтвердить, — губы Россэллин дрогнули. — Вы ведь не сумасшедшие, правда?

— Я знаю, что это звучит невероятно, но это действительно мое стремление, — тон Эдмонда стал немного повышенным. — Три универсальные цивилизации правили галактикой слишком долго. Чтобы сохранить свое правящее положение, они играют с правилами, которые они установили под именем поддержания порядка, устраняя будущее бесчисленных рас.

Россэллин нахмурилась.


— Но именно благодаря этим правилам, созданным тремя вселенскими цивилизациями, вселенная на сегодня на столько мирная. Если они исчезнут, бесчисленные цивилизации начнут войну, чтобы стать правителем, который распространится по всей вселенной. Квинтиллионы жизней будут потеряны в огне войны, только для того, чтобы в конце концов родились новые правители, подобные трем вселенским цивилизациям. Что еще хуже, так это то, что, возможно, все цивилизации будут уничтожены. Разве вы этого не знаете?

— Мы знаем. Это цена за свержение нынешних правил, но… — Эдмонд глубоко вздохнул. — Такова революция.

— Революция должна создать лучшую эру, но нынешняя эра мирная, а жизнь достойна. Если люди все еще могут хорошо жить, почему вы хотите революцию? Если… я имею в виду, если просто предположить, что вы действительно свергнете три цивилизации, можете ли вы обещать, что будущее будет лучше, чем сейчас?

— Никто не может обещать, что произойдет в будущем. Создаст ли революция лучшую эпоху или нет, я не знаю. Но я не хочу намеренно игнорировать проблемы сегодняшнего дня, потому что я не могу отпустить мир и наблюдать, как существует несправедливость, ничего не делая, — Эдмонд покачал головой. — В эту эпоху ресурсы богаты. Их более чем достаточно, чтобы накормить всех, даже если жители галактики решат ничего не делать, они не имеют мотивации, действуют как ходячие мешки с мясом… Основные ресурсы больше не являются причиной для начала революции.

Россэллин прищурилась.

— Тогда за что же вы сражаетесь? Ради тех рас, которые, как вы сказали, угнетены? Или ради собственных амбиций?

Эдмонд покачал головой.

— Ни то, ни другое… Революция сама по себе не является моим стремлением.

Россэллин снова внимательно оглядела Эдмонда. Он выглядел заурядно, но его внутренний мир был совсем не заурядными. Учитывая положение трех вселенских цивилизаций, это было равносильно выступлению против Богов!

— Если революция состоится, что вы будете делать? Захватите власть над тремя цивилизациями?

— Не знаю, — честно ответил Эдмонд.

— …Почему я?

— Чтобы свергнуть власть, которую три цивилизации имеют в сердцах бесчисленных людей, нам нужны ваши способности. Кроме того, мы слышали о том, что вы сделали, — тихо сказал Эдмонд. — Когда-то вы тоже были реформатором с большими амбициями, не так ли?

Россэллин закрыла глаза и ничего не сказала.

После долгого молчания она снова открыла глаза и медленно спросила:

— Сколько сейчас у вас людей?

— Только мы трое.

— Вы еще даже не создали свою организацию, а уже хотите завербовать меня, — в голосе Россэллин звучало недоверие.

Эдмонд поклонился и искренне произнес:

— Да, но моя искренность истинна во всех смыслах. Я надеюсь собрать людей с одинаковыми устремлениями и убеждениями и создать что-то вместе. Россэллин, я надеюсь, вы сможете рассмотреть мою просьбу.

На этот раз Россэллин как будто увидела в Эдмонде тень Блэкстара.

Оба были большими мошенниками!​

— Я подумаю об этом. Дай мне номер своего коммуникатора.

После долгих колебаний Россэллин не сразу приняла решение.

После обмена номерами коммуникаторов лицо Эдмонда озарилось радостью. На этот раз Кайд, который никогда не перебивал, внезапно заговорил:

— Поскольку вопрос решен, мы должны быстро покинуть штаб армии Блэкстара и не дать себя обнаружить.

Эдмонд непрерывно кивал. Он попрощался с Россэллин и поспешно удалился вместе с остальными.

Россэллин открыла рот, но, в конце концов, все равно ничего не сказала им троим. Они думали, что пробрались сюда, но система наблюдения армии Блэкстара, несомненно, обнаружила их троих давным-давно. В штабе ничто не могло быть скрыто от Блэкстара.

Она просто не понимала, почему до сих пор никто не стал этих троих ловить.

Вот почему Россэллин с самого начала испытывала любопытство.

«Неужели Блэкстар нарочно впустил эту троицу?»

Бип!

В это время внезапно зазвонил коммуникатор Россэллин, и послышался голос Филиппа.

— Господин хочет видеть вас, умм…