11 Том. Глава 10. Выездное мероприятие.

Доктор психиатрических наук Чха Юнхи принимала пациентку.

— Помогите мне, доктор. Я не знаю, стоит ли мне выходить замуж. Мне все нравится в моем парне, вот только он слишком бедный.

— А кем он работает?

— Он рядовой сотрудник в компании. Но из-за долгов семьи не может накопить денег. Да и, по правде говоря… недавно меня свели с одним мужчиной. Он намного старше и мне не по душе, но это высокоуровневый инженер. И он очень внимателен ко мне.

Перед Чха Юнхи сидела женщина в возрасте, как раз подходящем для замужества.

Пациентку переполняли проблемы, и Юнхи старалась получше вникнуть в ее слова.

— Значит, вы расстанетесь со своим парнем и выберете того инженера?

— Я не знаю. Я действительно не могу определиться. У меня, по жизни очень практичной, эта ситуация не вызывает ничего, кроме отвращения. Уже которую ночь я не могу из-за всего этого уснуть, а днем меня мучают ужасные головные боли.

Чха Юнхи отметила для себя типичные признаки меланхолии. Она ни в чем не обвиняла пациентку, просто старалась вникнуть в ее ситуацию.

‘Реальность жестока, и любому человеку, пусть даже раз в жизни, приходится пройти через муки нелегкого выбора’.

Как психолог, доктор, лечащий душевные болезни, Юнхи пыталась сделать все, что в ее силах, чтобы висящий на плечах человека груз наконец-то мог быть скинут вниз.

— Послушайте меня… — начала она.

— Да?

Чха Юнхи быстро пробежалась глазами по медицинской карте.

— Уважаемая, вам сейчас тридцать лет… Если исходить из расчета, что средняя продолжительность жизни человека — 90 лет, то вы уже прожили треть своей жизни.

— Да уж, время летит…

— Через десять лет вам стукнет сорок. Через двадцать — все пятьдесят!

— …

— Как вы и сами прекрасно знаете, жизнь пролетает за мгновение. Вспомните то время, что вы уже прожили… А теперь прислушайтесь к своему сердцу, скажите, что хочет оно: провести оставшееся время с любимым мужчиной или же пожить в роскошном доме да покататься на хорошей машине.

Пациентка на минутку задумалась, а потом, кивнув, быстро собрала вещи и покинула помещение. На этом консультация была завершена.

В случае легкой меланхолии Юнхи обычно хватало пары-тройки сеансов, нескольких дней, чтобы в конце концов вернуть человека к нормальному состоянию.

— Уф! Ну, что же, на этом и закончатся сегодняшние утренние консультации?

Сидевшие тихо в уголке медсестры-практикантки после завершения сеанса сияли от восторга.

— Потрясающе, доктор!

Вообще, стороннему человеку могло бы показаться, что нет ничего проще, чем болтать о жизни с готовым внимать каждой твоей фразе пациентом. Однако это совсем не так. Для того, чтобы поменять состояние пациента несколькими фразами, даже самому высокоуровневому специалисту приходится проделывать колоссальную подготовительную работу.

Чха Юнхи надула губки:

— Не стоит так восхищаться. На самом деле это не мои слова, так говорил один из моих бывших пациентов.

— Правда? А чем он занимался?

— Он был писателем.

— Что? И такое сказал писатель?

— Конечно, писатели ведь — тоже люди. Он тогда приходил ко мне по причине боязни смерти в одиночестве. Еще его угнетало то, что из-за облезшего в кастрюле покрытия приходилось раз за разом отскребывать от стенок подгоревшую кашу!

— …

— Ну, и как финал, там были симптомы ухода от реальности. Он говорил, что ему надоело все время есть в одиночестве, поэтому по несколько раз за день питался в первых попавшихся забегаловках, где и подпортил себе желудок. Оттуда же и пошла его страсть собирать купоны ‘китайской кухни’, ‘ресторанчика отварной свинины’ и ‘жареной курицы’.

— Так собирать купоны — это ж классно! Можно бесплатно покушать.

— Если б вы увидели ту многометровую, сделанную из тридцати видов купонов башню, то так бы не говорили. Кроме того, в самые худшие периоды, если верить его словам, он не выходил из дому на протяжении шести месяцев! Все это время он только писал и писал.

— …

Медсестры потеряли дар речи. Потому что в совокупности все эти симптомы говорили о том, что такого человека нормальным назвать нельзя.

— Ну, это же тяжелое заболевание. Даже и не верится, что такой больной писатель мог так ясно говорить о жизни и ценности бытия.

— Возрастом он не сильно отличался от сегодняшней пациентки. Да и, к тому же, нам не известно, как долго продлится наша жизнь. Может, всего десять или двадцать лет. Вот и он не знал, сколько еще успеет написать историй, но мечтал, чтобы их в итоге было как можно больше, пусть даже всего на одну строчку…

— Хорошая была мечта.

— Вы тоже так думаете? Еще он говорил, что нет ничего лучше, чем если бы читающие его книги люди пусть на мгновение, но стали бы чуточку счастливее. Ну, или хотя бы посопереживали героям, окунулись в их приключения. А то мы с возрастом становимся черствее по отношению к другим людям.

— А знаете что, доктор? Мне бы хотелось хоть раз утром, только открыв глаза, погрузиться в какое-нибудь потрясающее приключение.

— Угу. Теперь, я надеюсь, вы понимаете, что писатель — тот же человек, просто пытающийся осуществить свои мечты через истории. И если бы он не имел веры в то, что его книги заставляют хоть кого-то переживать, то его жизнь в тот же момент потеряла бы всякий смысл. Поэтому-то он и пишет. Только вот…

— Что ‘только вот’?

— Он обленился и, как говорит, в последнее время запаздывает с завершением рукописи. Лежит, слушает ропот читателей и бездельничает.

— …

Завершив болтовню с медсестрами, Чха Юнхи вспомнила о Королевской дороге.

Играя за оркчиху Сээчви, она и подумать не могла, что, обладая столь низким уровнем, сможет отправиться в путешествие на выполнение высокоуровневого задания.

‘Интересно, я правильно сделала, что последовала за Виидом?!’

В путешествии Юнхи главным образом выполняла роль носильщика или была лидером группы. Последнее становилось возможным только из-за того, что, имея класс орка-командира, она, став лидером, могла немного увеличивать мощь отряда.

Но все равно, даже при ‘ничегонеделании’ опыта она получала больше, чем если бы охотилась в одиночестве в одной из начальных локаций. К тому же ей было довольно интересно повышать имеющиеся у нее навыки: ‘Уклонение от стрел’, ‘Увеличение скорости регенерации группы’, ‘Увеличение силы группы’ и другие.

‘Чтобы путешествовать вместе с Союн, я без раздумий начала игру за орков, но и у них неожиданно обнаружилось множество всевозможных достоинств’.

Однако помимо них у новой расы имелись и недостатки. Например, найти для своего уровня подходящий по размерам комплект доспехов было практически невозможно. Все потому, что кузнецы-орки в своей массе делали просто отвратные вещи, ну, а с людьми торговля еще не наладилась. Но эта проблема, как и некоторые другие, должна была решиться со временем, так как количество игроков-орков росло с ошеломляющей скоростью.

‘Надо бы в обед попытаться ненадолго выбраться в Королевскую дорогу’.

В последнее время каждый раз, когда Чха Юнхи задумывалась об игре, она становилась взволнованной и рассеянной. И это все происходило из-за одного человека.

Второй МЕЧ! Воин, который теснее всех в игре сблизился с ней, оркчихой Сээчви. Даже при том, что они не много общались, Юнхи уже смогла почувствовать заботу, внимание и предельно трепетное к ней отношение.

И хотя временами Второй совершал вздорные поступки, все же ее тянуло к нему. Она радовалась, ощущая идущую от его чистого сердца заботу. Радовалась, когда он делал все возможное, чтобы защитить и оградить ее от всевозможных опасностей.

— Хи-хи.

На лице Чха Юнхи появилась легкая улыбка. Как же ей сейчас хотелось поесть вкусной жареной рыбки в компании со Вторым МЕЧом! Но Юнхи отдернула себя. У нее уже имелось дело, которому ничто не должно было помещать.

‘Надо сделать все возможное, чтобы Союн побыстрее заговорила’.

Сейчас в лечении Союн проглядывался определенный прогресс. Пусть и в Королевской дороге, но она произнесла первое слово! Однако после вновь замолчала.

— Ничего. Пусть она давно не разговаривала, но язык-то не позабыла?

В такие моменты не требовалось торопить события. Чха Юнхи ни в коем случае не хотела заставлять Союн говорить. Подобное поведение могло все значительно осложнить, и пациентка только бы сильнее залезла в возведенную ею за десятилетие молчания раковину. Все должно было пройти естественно, инициатива должна была исходить от самой девушки.

— Интересно, как она сейчас там, на лекции?

Чха Юнхи малость беспокоилась.

Все это время, даже потеряв голос, Союн ходила на учебу. Потому как если бы с раннего возраста девушка находилась в больнице безвылазно, то потом ей было бы просто невозможно приспособиться к нормальному обществу.

В начальных и средних классах Союн получала образование посредством репетиторов, но затем, начиная со старших, ходила, как и подобает всем детям, в школу. Конечно же, это была не обычная школа: там в основном обучались ‘особые’ дети.

И еще, в прошлом году она поступила в университет. Конечно, из-за сложного психологического состояния ходить туда постоянно она не могла. Делала Союн это изредка, например, как сейчас, направившись на первую для нее в этом году лекцию.

— Думаю, все в порядке. Она не из тех, кто может что-то вытворить. Кстати, возможно, там, в группе, она с кем-нибудь заговорит? Надо бы проверить…

Чха Юнхи возлагала большие и ничем не обоснованные надежды на подобные посещения. Но при этом она хорошо понимала, что вероятность подобного события ничтожно мала.

* * *

Поскольку за учебу были заплачены огромные деньги, Ли Хэн старался не пропускать ни одного занятия. Однако за прошедшее время он так и не смог наладить отношения с однокурсниками. Если все другие активно участвовали в жизни университета, ходя на собрания, участвуя в кружках, научных проектах или в эфирах местного телеканала, то Хэн пока собирался посещать лишь занятия.

— Мне нужно получать не меньше ‘С’ за предмет. Тогда не придется идти на пересдачу и брать повторные курсы лекций.

Если бы Ли Хэн пропускал занятия, то это бы привело не только к выговорам со стороны деканата, но и к провалам на экзаменах, а там уже и к отчислению за неуспеваемость. Так что, оплатив дорогостоящее обучение, он старался посещать все лекции даже притом, что в коллективе о нем сложилось довольно плохое мнение.

Однако тот факт, что даже только при одной хорошей посещаемости можно было надеяться на получение нужной оценки, вселял в Хэна здоровую порцию оптимизма.

Каждый раз, приходя на занятия, он садился в первый ряд, прямо перед профессором.

— Ты слышал, что говорят о профессоре Чонг Донмине?

— Угу. Говорят, на его лекциях очень интересно.

— На следующий семестр надо обязательно записаться к нему на занятия.

Во время перемен Ли Хэну невольно приходилось выслушивать всю болтовню, доносящуюся до его ушей. В основном окружающие его студенты обсуждали две темы: занятия и приключения в Королевской дороге.

— Ты сегодня будешь охотиться в Медиуме?

— Не-а. Вначале надо подобрать экипировку.

— И на что нацелился?

— Комплект Себона с кратковременной защитой.

— А деньги-то собрал?

— Копил целый месяц. И вот завтра собираюсь купить. Не терпится примерить. Я весь в предвкушении.

— Ого! Когда же и я смогу надеть такой комплект? Честное слово, завидую тебе.

Уголки рта Ли Хэна украдкой сложились в едва заметную ухмылку.

‘Вот уж точно студенты, все бы им деньги тратить’.

Комплект Себона на аукционе стоил около 420-ти долларов! И носить его игроки смогут всего где-то до 250-го уровня.

‘Собственно, школу они закончили недавно, так что, и правда, уровнями блистать не должны’.

С точки зрения Темных геймеров, к коим Хэн себя тоже немного причислял, таких студентов можно было назвать действительно наивными.

Губы Ли Хэна растянулись в довольной улыбке. Однако в то же время он услышал тихий шепот других студентов.

— Тот второгодник опять смеется над нами!

— И главное, еще так нагло скалится.

— Полное ничтожество.

На курсе Ли Хэн стал объектом для ненависти.

Каждый день по окончании занятий он сразу же направлялся домой, не принимая никакого участия в деятельности факультета и не разговаривая ни с кем из своей группы. Студенты сами старались держаться от него подальше, потому как за ним закрепилась слава обманщика и хвастуна.

‘Ну, а что, уже ничего не поделать’.

На всех переменах Хэн старательно смотрел в учебник, но к каким-либо переменам в отношениях с окружающими это не привело.

— Только делает вид, что учится…

— Лучше бы научился не зевать во время занятий…

В общем, ругань так и не прекращалась. При наличии предвзятого мнения люди склонны оценивать любые действия человека с плохой стороны, что бы он ни совершал. По правде, в их мыслях была определенная доля истины, так как в своей учебе Ли Хэн не собирался нисколечко перенапрягаться.

‘Мне главное — не провиниться перед деканатом да не получить в качестве оценки ‘F».

Хэн боялся только одного — отчисления. И оттого, посещая занятия, он отмахивался от любых рефератов, задаваемых профессором, что, естественно, не помогало наладить отношения с окружающими.

‘Ну да, у меня такая судьба, и что?’

Вот так Ли Хэн и ходил в университет. Уже даже не предпринимая никаких попыток что либо изменить.

Однако сегодняшний день немного отличался от всех предыдущих. У большинства студентов горели глаза, а вокруг слышались непрекращающиеся шушуканья.

— А в этом году куда планируется выезд?

— Без понятия. Это держится в секрете.

— В прошлом году, говорят, было просто нереально интересно!

Ли Хэн никак не мог понять, о чем шла речь.

‘Что тут за поездка, да еще и на выходные?’

Он считал, что к нему это не имеет никакого отношения, и не переживал по этому поводу. Но в тот момент, когда лекция уже шла к своему завершению, профессор неожиданно сказал:

— Ну, что, у нас еще осталось немного времени. Может, поговорим о предстоящей поездке?

Ежегодное выездное мероприятие кафедры! Другие студенты, кто от старшекурсников, кто от друзей, уже были наслышаны о нем. Ли Хэн же ничего не знал.

‘Ну, а к нам-то какое это имеет отношение?!’

Без сомнения, Хэн собирался отвертеться от путешествия. Ведь будь у него столько времени, он бы лучше потратил его на охоту или создание новых скульптур!

Однако профессор, будто прочитав мысли Ли Хэна, медленно и важно произнес:

— Приключения в реальном мире не менее важны для того, чтобы лучше понять принципы действия виртуальной реальности. И задача предстоящего мероприятия заключается не в том, чтобы вкусно поесть и погулять. Профессора будут оценивать работу каждой команды, после чего отразят все в табелях успеваемости. Те, кто не станет участвовать, безусловно, не получат оценок. Так что все в ваших руках.

Студенты ликовали. Впереди были не очередные лекции, а поездка, да еще такая, что отразится на успеваемости!

Ли Хэну же волей-неволей пришлось настроиться на участие.

— Профессор, а какова задача этого похода?

— Да. В каком формате он пойдет? Расскажите!

Выездные мероприятия факультета Виртуальной реальности были весьма своеобразными. И главной их целью были не отдых или прогулка, а получение на практике новых знаний, которые могли пригодиться в будущей учебе.

Каждый раз формат поездок менялся, и конечно, профессор не спешил рассказывать, что же ждет студентов в этом году.

— Все подробности вы сможете узнать после завершения формирования групп. Итак, во второй половине дня все должны прибыть в актовый зал. Кстати, как стало известно, сегодня на занятия пришла всем хорошо известная студентка Союн. Честно говоря, я не думаю, что она отправится вместе с нами, но кто знает… Мужской части коллектива, думаю, стоит и понадеяться?!

После последних слов глаза парней загорелись.

* * *

Закончив с оставшимися занятиями, Ли Хэн медленно шел в направлении актового зала.

‘Происходит что-то действительно странное’.

Около библиотеки не было ни души. В обычное время кишащие студентами лужайки или же аудио-визуальные кабинеты тоже пустовали. Да и с трудом можно было увидеть кого-нибудь в студенческой столовой или у прилавка.

‘Похоже, занятия сегодня у всех закончились рано’.

Ли Хэн шел неторопливой походкой. Он решил принять участие в поездке, но так как душа у него к этому делу не лежала, ограничиться лишь минимумом действий.

‘Будем считать, что участие необходимо для получения оценки’.

Медленно шагая, Ли Хэн подошел к актовому залу. Он немного опоздал. Так что к его приходу у входа уже собралась небольшая толпа, состоящая, правда, из одних парней…

— Не толкайся!

— Где? Ну, где же?

— Вон там!

Те парни, что стояли дальше от входа, пытались во что бы то ни стало рассмотреть что-то, находившееся в актовом зале.

— Я с факультета электроники. Мы там все бедные студенты, пропустите нас, дайте хоть чуть-чуть поприсутствовать, — умолял один из парней стоявших у входа в актовый зал проверяющих.

— Возьми себя в руки, бедный студент!

— Ну, пустите! После того, как я увидел ее, как мне прикажете жить?!

— Ах! Парень правду говорит! Я вот тоже ошибся с выбором своей девушки, так что прошу, впустите и меня тоже хоть на минутку…

Подобно звонкому эху, по коридору разносились просьбы студентов.

Ли Хэн с трудом пролез через толпу и оказался у входа в актовый зал. Там пара старшекурсников с факультета Виртуальной реальности проверяли личные данные всех входящих людей.

— Простите, но студентам с других факультетов вход воспрещен.

Старшекурсники остановили уже было начавшего входить в зал Ли Хэна.

— Я тоже с факультета Виртуальной реальности.

— Что?

— Я первокурсник.

Даже притом, что Ли Хэн отвечал с непоколебимой уверенностью, старшекурсники лишь посмотрели друг на друга.

— Первокурсник?

— Кто-нибудь его знает?

Ни один из старшекурсников не знал Ли Хэна. Это произошло потому, что с самого начала в университете он был ‘тише воды, ниже травы’.

Одна старшекурсница растерянно спросила:

— Прости, а можно взглянуть на твой студенческий?

— Да, пожалуйста.

Ли Хэн достал и протянул ей студенческий билет.

— Действительно. Ну, тогда проходи.

— Спасибо.

Ли Хэн забрал студенческий и прошел внутрь актового зала. Практически все первокурсники факультета Виртуальной реальности пришли сюда заранее. Но его удивило не это, а то, что взгляды большинства парней и девушек были направлены в одну и ту же сторону.

— Реально красивая.

— Богиня, просто богиня!

— Как можно быть такой красивой?

— Хотя бы одно словечко услышать от нее. Я был бы так счастлив, если б она хоть раз назвала меня по имени.

— А я бы за это повторно сходил в армию!

Словно больные лихорадкой, парни бормотали не переставая. Да и девушки, в принципе, от них не сильно отличались. Красивая женщина нравилась и им. Другое дело, что с их стороны присутствовали ревность к конкурентке и приличная толика зависти.

Ли Хэн тоже бросил свой взгляд туда, куда смотрели все остальные.

‘Что они там такое увидели?!’

И тут он смог ее разглядеть.

Союн!

Ее безмерно чистую и светлую, как у младенца, кожу. Ее большие, как у лани, глаза. Идеально изгибающиеся брови. Безупречную линию носа. Красота ее лица завораживала. Руки и ноги — все ее тело было прекрасным! К тому же одежда так изящно сидела на ее фигуре, что, казалось, была создана лишь для нее.

Союн просто излучала сияние.

Сказать, что Ли Хэн удивился, значит ничего не сказать.

— Ох!

Неужели Союн действительно реальный человек?!

‘А я был уверен, что она всего-навсего выставила по максимуму значение Обаяния’.

Однако в сравнении с реальным обликом внешности Союн в Королевской дороге точно чего-то не хватало.

‘Ну, конечно, в Королевской дороге она же носит нескладные доспехи’.

Ли Хэн растерянно смотрел на Союн. И тут то ли она что-то почувствовала, то ли еще что, но неожиданно молниеносно повернулась туда, где находился Ли Хэн.

— Упс!

Быстро спрятавшись за стоявших рядом девушек, Ли Хэну удалось избежать ее взора.

Он действовал практически на инстинктах! Все потому, что в Королевской дороге он без какого-либо разрешения сделал множество статуй с использованием образа Союн! Втайне от нее! И теперь за это в любой момент могла последовать расплата. Привыкнув опасаться и избегать девушку в игре, теперь Хэн на автомате действовал точно так же и в реальной жизни.

Союн, пристально посмотрев некоторое время туда, где прятался Ли Хэн, снова отвернулась.

И лишь тогда Ли Хэн смог выползти из-за девушек. И, стараясь не попасться на глаза Союн, направился в противоположную часть зала.

Позади него студентки тихонько зашептались.

— Ты это видела, видела? Он избегал ее взгляда.

— Оу, аж мурашки по коже.

— И вправду, такой невоспитанный парень.

И опять Хэна неправильно поняли. Однако предвзятое мнение уже не только засело в головах однокурсников, но и успело пустить крепкие корни. Ну, а способа, чтобы все это исправить, Ли Хэн попросту не знал.

* * *

На сцену актового зала в сопровождении нескольких старшекурсников поднялся профессор.

— В этом году выезд было решено провести на острове Сынгбонг. Да-да, именно на том острове, природа и горы которого стоят нетронутыми со времен неолита…

Профессор принялся пояснять основные моменты будущего путешествия, вот только его уже практически никто не слушал. Основное внимание студентов было направлено лишь на Союн, на ее чистые, завораживающие глаза.

Естественно, что рядом с ней находилось больше всего студентов. Но не первокурсников. Им оставалось только издалека глядеть да мечтать о несбыточном.

— Так вот она какая, Союн. А я еще думал, что слухи слишком уж преувеличены. На деле же она просто нереальная!

— Мне кажется, что ни одна из сегодняшних поп-звезд не может сравниться с ней.

— Интересно, а почему она все молчит?

— Ты не знаешь? Говорят, Союн в детстве пережила какое-то большое потрясение и с тех пор не разговаривает.

— Что, правда? Так вот почему она такая ‘неживая’.

— Она вообще редко ходит на занятия. В этом году так вообще в первый раз пришла.

— Да-а-а, такая отстраненная и такая нежная…

Ли Хэну хотелось закричать:

‘Вы ничего не понимаете!’

Как можно было говорить, что Союн ‘нежная’?!

Уж кто-кто, а Ли Хэн знал настоящую Союн. Если бы они видели, как она на протяжении трех ночей и четырех дней истребляла монстров, то не смогли бы сказать, что она ‘нежная’.

Воительница, владеющая оружием так, что позавидуют самые высокоуровневые игроки. Девушка, от взмахов меча которой даже Ли Хэна бросало в дрожь.

‘И вот теперь они называют ее нежной!’

И окружающие Хэна люди жестоко ошибались не только в этом…

Союн МОГЛА ГОВОРИТЬ!

Поначалу Ли Хэн тоже ошибался насчет ее безмолвия, однако накануне гибели от Костяного дракона она крикнула ему: ‘Друг’.

‘Тогда она заговорила со мною, даже зарегистрировала дружбу, чтобы суметь найти в любом уголке континента. Все потому, что ей было жалко терять выпавшие после смерти предметы’.

Но даже на этом ее жесткость не заканчивалась. Ли Хэн пытался заговорить с ней каждый раз, когда она входила в игру. Однако ответа так ни разу и не получил.

‘А ведь у меня ее плащ-накидка из шкуры черного кабана. А она все равно игнорирует. Видимо, такие вещи ей уже не нужны. Возможно, она охотится где-то или выполняет какое-то интересное задание, но почему тогда на мой ‘шепот’ не отвечает?’

Жестокая природа Союн!

Ли Хэн жалел тех, кто ошибался в ней.

Профессор же продолжал объяснять суть предстоящего путешествия:

— … По этой причине мы сейчас сформируем группы. К сведению, предстоящее мероприятие будет сильно отличаться от всех предыдущих. Формат этого года — дикая жизнь.

— Дикая жизнь? — разнеслись возгласы среди первокурсников.

Потому как многие из них даже никогда не покидали заботливого очага родителей.

— Да. Именно — дикая жизнь. Не будет определенных мест ночлега или каких-либо других благ.

— А что с предметами первой необходимости?

— Вам придется их делать самим.

— Что?

— Каждому придется закупить все необходимое и согласовать общий список со своей группой. Единственное, что определено с нашей стороны, так это сумма бюджета. Пятьдесят долларов на человека! И вы не сможете взять ничего сверх этого лимита!

Услышав эти слова, первокурсники были просто ошарашены.

— Боже мой! Только пятьдесят долларов!

— Что вообще можно купить на такую сумму?!

Видя, что студенты в зале немного ошарашены, профессор поспешил продолжить:

— Конечно, на первый взгляд вам кажется, что суммы в пятьдесят долларов слишком мало, чтобы прожить две ночи и три дня. Но это не так. Если вы заранее как следует все спланируете между собой в группе, то наверняка сможете с легкостью все преодолеть. А уже в зависимости от того, как вы приспособитесь к дикой жизни, профессора выставят вам оценки. Так что, пожалуйста, отнеситесь к этому серьезно.

На сегодняшний день обед в студенческой столовой стоил около десяти долларов. Так что выделенной на путешествие суммы на первый взгляд хватало совсем впритык.

Ли Хэн же думал по-другому.

‘Впереди просто роскошная поездка. Интересно, и где это в мире нужно пятьдесят долларов, чтобы прожить трое суток в горах?!’

Ему казалось, что при бережной трате на эти деньги он сможет прожить целую неделю. В последние дни стояла достаточно теплая погода. Но даже если похолодает, уже только благодаря одному листу газеты можно сделать весьма и весьма многое.

Все, что было нужно Ли Хэну на эти три дня, — это только пять-шесть газетных листов! И если даже не будет их, он мог вполне неплохо провести время и с пустыми руками. Потому как оставались камни, расколов которые, можно не только вырыть яму для ночевки, но и раскопать коренья, на которых легко продержаться пару-тройку недель!

— Итак, каждая группа формируется из восьми человек. И хоть старшекурсники тоже едут, принимать участие в процессе формирования групп они не будут. Так что, надеемся, вы сами, руководствуясь личными симпатиями, выберете кого-то среди них и соберетесь вместе. Единственное условие, которое вам надо выполнить при формировании, — это обязательное наличие трех девушек и трех парней. Ну, вот и все, можете приступать!

Студенты тут же включились в процесс. В первую очередь каждый из них искал тех людей, с которыми удалось за прошедшее время сойтись ближе всего.

— Сона, давай сюда.

— Чежин, иди к нам!

По той причине, что для удачного выполнения предстоящего испытания каждый хотел собрать группу из крепко сплоченных людей, первокурсники в первую очередь выбирали друзей или хотя бы хороших знакомых.

Ли Хэн же рассеянно стоял на месте.

‘У меня и знакомых-то практически нет. Видимо, придется подождать и вступить туда, где останется свободное место’.

Он совершенно не переживал за оценки, так что и разницы в том, с кем придется иди, не видел.

— Донхен, сюда!

— Санхо, вступай в нашу группу.

Как и предполагал Хэн, большая часть студентов собиралась в группы по знакомствам.

Постепенно людей становилось все меньше и меньше, и уже очень скоро осталось не более одной трети тех, кто еще не определился с выбором.

Среди них были и знакомые ему Пак Сунджо, Ли Южон и Мин Сора, которые не вошли еще ни в одну группу. Первокурсникам, не имевшим широкого круга знакомых, определиться было несколько сложнее, нежели старшекурсникам.

В конце концов осталось всего лишь двадцать человек!

Пак Сунджо заметил Ли Хэна.

— Эй, Ли Хэн. Иди к нам! У нас два свободных места.

Наверняка он решил, что в данном случае даже такой знакомый будет лучше, чем кто-либо другой. Однако из-за этого Хэн оказался в довольно неловком положении.

— Может, возьмете кого другого? Я, вообще-то, в предстоящей поездке особо участвовать и не собирался.

— Все равно! Давай с нами!

— И зачем я вам сдался? Ну, если только настаиваете…

Ли Хэн, немного ‘поотнекивавшись’, все же вступил в группу Пан Сунджо. Вместе с ним там были Ли Южон, Мин Сора и Чхве Сангжун, с которыми он уже был знаком, а также еще несколько человек.

— Здравствуйте. Я Хонг Сонге.

— Я много наслышана о вас. Меня зовут Джу Юнхи.

— Ли Хэн. К вашим услугам.

И хотя было видно, что этим двум девушкам Ли Хэн не пришелся по душе, так как среди студентов у него сложилась весьма нехорошая репутация, проявлять по отношению к нему в отрытую свою антипатию они не спешили.

‘Ну, мы просто немного побудем вместе, а как поездка завершится, все станет по-старому’.

Ли Хэн положительно отнесся ко всему происходящему. Потому как, по правде говоря, хоть он и не предполагал изначально ехать куда-то, предстоящая поездка уже успела захватить его мысли. Ведь это первая совместная поездка в его жизни!

Однако вдруг кто-то подошел и встал позади Ли Хэна.

Союн не думала об участии в предстоящей поездке.

‘Я никому не понравлюсь’.

Опасаясь получить еще одну ‘рану’ на сердце, она избегала встречаться с незнакомыми людьми и накрепко отстранялась от любых знакомств.

Но тут она обнаружила Ли Хэна.

‘Это он’.

Его невозможно было не узнать, потому что в Королевской дороге он имел точно такую же внешность. Тот, с кем она случайно встретилась, с кем путешествовала долгие месяцы, деля еду и любуясь его работой над скульптурами.

Сама не отдавая себе отчета, Союн пошла вперед.

Ли Хэн, уже начавший догадываться по реакции окружающих, что его ожидает, повернулся назад. Сзади стояла она. И Хэн инстинктивно понимал, к чему все это ведет. Его правый глаз задергался в нервном тике.

— Ты… что, тоже собираешься ехать?

Союн молча кивнула.

Если Ли Хэн идет, то ей казалось нормальным пойти вслед за ним. В том, что он ее не прогонит, она была твердо убеждена. Да и, к тому же, они ведь были друзьями. Она считала его другом еще до того, как зарегистрировала дружбу в игре.

— А-а-а! — вскрикнул, не ожидавшие подобного Ли Хэн.

Происходящее стало для него чистым кошмаром!

Эта ‘притворная гадюка’ Союн теперь собралась поехать с ним.

‘Стопроцентно, она что-то замышляет. Что-то замышляет против меня!’

Мало ему послал Господь мучений в Королевской дороге, так теперь она еще и в реальном мире будет преследовать его.

‘Господи, до каких пор она собирается меня мучить?!’

И все-таки Ли Хэн нашел силы, чтобы улыбнуться. Каждая сегодняшняя капелька недовольства может обернуться страшными последствиями в будущем. Кто знает, как она отомстит ему потом в Королевской дороге.

‘В тихом омуте черти водятся’.

Как теперь узнать, не захочет ли она после поездки найти и убить его в игре?!

Ли Хэну не оставалось ничего, кроме как с трудом удерживать улыбку на лице.

Свою фирменную, уже ставшую привычной улыбку!