14 Том. Глава 11. Ожидания Дайни

Начальник Ким Хансо смотрел на Юн Бенджуна, своего учителя, ученого-гения, человека, которого даровали миру небеса. Его голову покрывала густая седина, а покрасневшие глаза прятались за толстыми стеклами очков. Внешне Юн Бенджун казался раздражительным, но для человека его ума даже слово 'гений' было оскорблением.

'В мире думают, что Королевскую дорогу создали семнадцать ученых во главе со мной...'

Ким Хансо покачал головой. То, что знали люди, и настоящая правда сильно различались между собой.

'На самом деле именно Учитель разработал концепцию и создал все основные навыки. Я же и другие ученые просто разнообразили все, что осталось'.

Но даже при этом Киму Хансо и другим ученым было сложно развивать ту часть Королевской дороги, за которую они отвечали. Часто казалось, что виртуальная реальность, над которой они каждодневно упорно работали, просто неосуществима и на самом деле не более чем иллюзия. Ким Хансо уже затруднялся сказать, сколько раз просыпался от кошмаров, в которых его преследовал провал проекта.

Благо еще, что каждый раз, когда что-то совершенно не получалось, на помощь приходил Юн Бенджун. Ведь только он полностью понимал всю механику работы Королевской дороги. В то время как другие ученые, включая Кима Хансо, работали с концепцией мира, имея лишь ограниченный доступ к богине Версе для решения своих текущих задач.

Ким Хансо, стараясь не шуметь, тихо прошел и встал рядом с Юн Бенджуном.

- Я пришёл.

- Ага, вижу. О чем говорили в главном офисе?

- Обо всем. Но больше всего беспокойства из-за армии Возрождения.

- Хе-хе. Что поделаешь.

- Еще заместитель стратегического отдела Сон Илганг жаловался на начавшуюся из-за этого ежедневную ночную работу.

- Хе-хе-хе.

Юн Бенджун смеялся так, как будто все это предвидел.

- Игрок по имени Дэймонд. Что вы о нем думаете, Учитель?

- Даже и не знаю. Ну, он неплох.

Казалось, ответ не понравился самому Юн Бенджуну, и он продолжил:

- Задание на армию Возрождения... Ну, это один из способов, через который можно получить огромную силу.

Учёные, которые обрабатывали в той же комнате за главным компьютером свои данные, навострили уши, стараясь ничего не пропустить из слов их кумира.

Юн Бенджун, который внутри корпорации приобрел невиданные авторитет и власть, намеренно не раскрывал миру свои способности. Ведь даже за пределами этого кабинета мало кто знал, что здесь всем управлял именно он.

Но что действительно поражало, нет, даже ужасало до мурашек ученых, так это совершенство богини Версы. С момента ее создания не было никаких исправлений программы или правок каких-либо ее решений. Этот уникальный Искусственный интеллект абсолютно безупречно работал с момента запуска Королевской дороги.

Совершенная система, которая по праву носила звание богини.

При этом она управляла не только Королевской дорогой, но и всей административной деятельностью корпорации Юникон. И для обоих этих задач задействовала лишь двадцать процентов от изначально заложенных возможностей!

Для работавших в корпорации ученых это было чем-то невероятным.

Если бы кто-то сказал, что все это разработал лишь один человек, никто на свете бы не поверил таким словам. Уж в этом были уверены все, кто работал рядом с Юн Бенджуном.

  - Ученый, жизнь которого ценится выше, чем жизни десяти миллионов людей.

  

  - Ученый, который мог бы ускорить развитие мировых технологий на 30 лет вперед, если бы создал не Королевскую дорогу, а что-нибудь другое.

  

Этот человек не мог не стать предметом обожания и уважения других ученых, которым одно лишь то, что они родились и работают вместе с ним в одно время, придавало чувство значимости.

- Так вот... - продолжил говорить Юн Бенджун. - Скорее всего, Дэймонд испортит все, поддавшись своей алчности. Сейчас он победоносно крушит врагов благодаря неожиданности и хитрости... Но в итоге заимеет так много противников, что не сможет справиться.

Ни один ученый не сомневался в словах Юн Бенджуна.

Еще ни разу гений этого века не ошибался в своих предположениях. Раз он так сказал, значит, когда-нибудь все так и будет. Да и сами люди, которые работали напрямую с богиней Версой, не считали армию Возрождения такой уж великой угрозой.

Королевская дорога представляла собой настоящую виртуальную реальность. И на самом деле имела просто неисчислимое количество скрытых возможностей и направлений развития, во многом зависевших только от игроков.

И уж присутствовавшие в этом кабинете ученые прекрасно представляли, как люди проводят время в игре. Сколько времени они тратят, чтобы набрать силу или прославиться в качестве великого воина или рыцаря. Нет, в таком невообразимо великом мире, заселенном не менее удивительными игроками, не было места беспокойству об армии Возрождения.

Ученые не скрывали своих улыбок.

Они участвовали в создании Королевской дороги, ставшей настоящей виртуальной реальностью. Уже даже сейчас во многих новостных источниках курсировала информация, что после открытия игры человечество стало на 40% счастливее. С гордостью в сердцах из-за причастия к открытию двери в этот новый мир ученые вернулись к своей повседневной работе.

* * *

Юн Бенджун пробормотал про себя:

- Люди в этом мире слишком легко обманываются.

На экране, на который он сейчас смотрел, показывались искатели приключений, действовавшие на Версальском континенте. Игроки, набиравшие силу, охотясь в джунглях, куда многие не решились бы и шагнуть. Игроки, развивавшие Выносливость подъемом на самую высокую и обрывистую гору континента. Игроки, становившиеся сильнее посредством выживания на заполненном лишь ордами монстров острове.

У Юн Бенджуна поднималось настроение при взгляде на таких людей. Способные жить на грани своих возможностей, они испытывали то, чего не могли уже найти на Земле.

- Королевская дорога - игра...

После открытия Королевской дороги пресса не переставала восторгаться совершенством технологии игры. Передовыми разработками, позволившими реализовать настоящую виртуальную реальность! Безграничную для людей и одновременно ведшую к краху всех существовавших до той поры игр.

С появлением нового мира даже те, кто раньше никогда не увлекался играми, начинал своё путешествие в Королевской дороге, из-за чего пресса то и дело возносила корпорацию в новые лидеры индустрии развлечений. Люди же просто получали удовольствие: директора фирм в реальности могли торговать фруктами в средневековых замках или путешествовать по миру с мечами за спиной. Они тратили огромные деньги и хвастались, что являются новыми звездами в следующем поколении индустрии развлечений.

Юн Бенджун мог только усмехаться, читая подобные статьи.

- Слабые и ленивые люди. Они даже не подозревают, что их будущее решается здесь.

Поэтому Юн Бенджун никого из них не жалел.

Он потратил всю свою жизнь на разработку Королевской дороги. Выложился как душевно, так и физически, отдал все, лишь бы завершить своё творение, которое для него было сродни собственному ребенку.

Юн Бенджун давно бы сдался, если бы хотел создать только игру.

* * *

Группа игроков выслеживала Скелета зари в течение целой недели. В конце концов им удалось окружить его около кладбища и сразить с помощью священной магии.

- Мы сделали это!

- Отличная работа, ребята.

Больше всего радовались Священник и Копейщик.

- Дайни, без тебя мы бы точно не справились. Спасибо.

Даже для самых искусных охотников Скелет зари не самая простая добыча. Когда кто-либо замечал этого уникального монстра, тот тут же бросался в горы, где не только обитало много других врагов, но и имелось подземелье, в котором можно хорошенько затеряться. Если бы не заклинания Шамана, повышавшие скорость передвижения, то поимка монстра стала бы для группы настоящим испытанием.

Дайни слегка улыбнулась.

- Пустяки. В сражении я же практически не помогала.

- Неправда. Как шаман ты прекрасно исцеляла, не говоря уже о других заклинаниях... Так что если бы не твоя помощь, нам пришлось бы хорошенько попотеть, чтобы завершить это задание.

- Дайни, ты истинный шаман.

За недолгую совместную игру девушка успела заполучить крепкое доверие всех участников отряда.

- Дайни, а давай и дальше с нами?

- Пойдешь выполнять следующее задание?

- Конечно, я согласна.

В течение нескольких следующих месяцев Дайни наслаждалась путешествием в составе самых разных групп. В то же время ее слава как Шамана распространялась.

Спустя какое-то время, когда в провинции Морта практически не осталось игроков, не знавших Дайни, её пригласили в экспедицию в Тёмные проклятые земли. Отряд из двадцати лучших игроков Моры, которые бросили вызов неизведанной опасности!

И вот спустя месяцы путешествий, повидав много новых монстров и подземелий и выполнив уйму различных заданий, Дайни со славой вернулась назад в поселение.

* * *

- Фу! Наконец-то я снова тут.

Дайни широко улыбнулась.

Вернувшись в Мору после долгого отсутствия... Она не могла описать словами, как соскучилась по поселению. Словно в противоположность наслаждению одиночеством в Лавиасе, она приобрела здесь множество друзей и родной дом.

- Кстати, нужно что-то делать с проклятием... - задумчиво произнесла она и озабоченно огляделась.

Во время недавнего путешествия все в экспедиции получили сильное проклятие. Оно не только сделало кожу черной, словно у тёмных эльфов, и добавило первобытные татуировки, но и вдвое сократило эффективность используемой магии и навыков!

И ни заклинания Шамана, ни молитвы Священника не смогли его убрать.

'Нужно будет пойти в церковь'.

Пускай игроки экспедиции не смогли ничего сделать с проклятием, все же найти спасение можно было лишь у священников.

Дайни вошла в церковь ордена Фреи. Она была переполнена как участниками экспедиций, так и игроками, которые желали получить благословения.

Спустя достаточно продолжительное время, дождавшись своей очереди, Дайни встретилась с представителем ордена.

- Здравствуйте. Я хочу снять с себя проклятье.

- Так, я смотрю, на вас наложены чары древнего зла?

- Да.

- Это плата за то, что вы вступили в запретные земли. Проклятье получено в процессе путешествия по местности, которая не любит чужаков. Для его снятия нужно сделать порошок из платины, моркови и крови Белого кролика. Если вы смешаете эти ингредиенты и выпьете полученную смесь, то сможете освободиться от проклятия.

В общем-то, среди перечисленного не имелось ничего, что было бы сложно достать. Так что, внутренне порадовавшись, что решить эту проблему оказалась проще, чем ожидалось, Дайни слегка поклонилась священнику.

- Спасибо.

- Не за что. Вся гармония по воле богини.

* * *

- Покупаю и продаю разные товары!

- Обращайтесь, достану все что угодно.

Выйдя из церкви ордена Фреи, Дайни направилась на главную площадь, на которой, как всегда, зазывали во все горло торговцы. Подобное поведение игроков уже стало традицией, которую можно наблюдать в любом месте Версальского континента.

Распродав накопленные за поход вещи, она принялась неспешно бродить по площади.

'Попробую на этот раз подождать'.

Дайни пришла в Мору встретиться с Виидом. Но тот как раз отправился в какое-то путешествие, и тогда, устав от ожидания, она тоже ушла выполнять задания.

По возвращении же назад оказалось, что в поселении возведена скульптура богини Фреи и другие работы, не говоря уже о том, что крепость была восстановлена, а вместе с ней появились и различные постройки.

И если верить слухам, завершив все это, граф Моры опять куда-то исчез. Отправился в новое путешествие, в котором его просто невозможно найти.

И почему-то именно тогда, когда она тут.

Дайни одиноко шагала по городской дороге, рассматривая новые здания.

'Богиня Фрея...'

Когда она увидела скульптуру, в ней невольно вспыхнула зависть. Дайни прекрасно понимала, что является обычной, чуть симпатичной девушкой, которая никогда не сможет конкурировать с подобной красавицей. Ей захотелось вернуться в подземелье Лавиаса, туда, где хранились дорогие сердцу воспоминания, но тогда будет еще сложнее встретиться с Виидом.

Так что она продолжила прогуливаться по городу.

- Извините.

Дайни обернулась на голос.

К ней обращалась худенькая, невысокая девушка с добрым взглядом. Облачённая в белую мантию, она, скорее всего, была Священником или Жрецом.

- Вы это мне?

- Да.

- Чем я могу помочь?

- Ох, извиняюсь за беспокойство... Но вы, случайно, не Дайни, Шаман?

- Верно.

- Фух! Наконец-то нашла. Меня зовут Ирен.

Было заметно, что Ирен сильно смущалась, заговорив с незнакомым человеком, но в то же время она и не скрывала радости, что нашла Дайни.

- Наш отряд собирается выполнить одно задание. Но для этого предстоит преодолеть большое расстояние, поэтому мы решили, что неплохо бы заполучить в свою группу хорошего шамана.

Название задания, которое получил Пэйл: 'Секрет создания древнего нагрудника'. В его описании было указано, что секретный метод спрятан где-то в северных землях, поэтому для поисков друзья решили взять к себе в отряд Авантюриста и Шамана. Как раз в это время они случайно и услышали, что в город вернулась одна знаменитая шаманка.

В голосе Ирен опять появилась напряженность.

- Задание уровня сложности С. Если вы не заняты, может, присоединитесь к нам?

Дайни не спеша рассматривала лицо Ирен.

'Кажется, она добрый человек. И, по-моему, даже моего возраста...'

Однако Дайни сейчас не хотела отправляться в новое путешествие. Ведь она собиралась дождаться Виида. Конечно, ожидание могло бы затянуться надолго, но и без этого, только вернувшись из длительной экспедиции, ей хотелось передохнуть некоторое время.

- Извините. Но я планировала отдохнуть...

Стоило Дайни только заговорить, как со стороны магазинов к ним подошла еще одна девушка, одетая в роскошное платье, увитое множеством драгоценностей. Стоило только ей появиться, как взгляды всех присутствующих на площади людей стали сопровождать каждый ее шаг. Ступая легко, с каким-то неземным изяществом, она одним своим видом вселяла в души жизнерадостность и веселье.

'Танцовщица'.

Только обладатели классов Танцора или Барда могли позволить себе путешествовать по миру в таком виде. Но браслеты и ожерелья, серьги и туфли с низким каблуком больше подходят именно для танцев. К тому же у девушки не было никаких музыкальных инструментов, поэтому Дайни и сделала такой вывод.

- Хварён. Где ты была?

- Обедала в ресторане. А это кто?

- Это Дайни. Знаменитый Шаман...

- Ах, та самая!

С удивлением Хварён посмотрела на Дайни. Особенно сильно ее впечатлила черная кожа девушки, превращавшая ту в какую-то драгоценность.

- Ты узнала насчет участия?

- Да. Но, к сожалению, она сказала, что не сможет с нами пойти.

Но тут до этого молчаливо стоявшая Дайни вмешалась в разговор:

- Ну, я передумала.

- Что?

- Я решила отправиться вместе с вами в путешествие.

- Честно? Это просто прекрасно! Большое спасибо.

- Нет, что вы. Это вам спасибо за приглашение.

В последний момент Дайни решила принять предложение Ирен. Все потому, что совсем недавно она видела статую богини, которую создал Виид. Статую, лицо которой чудесным образом возникало при взгляде на Хварён.

* * *

Каждый день Ли Хэн тренировался в школе Ан Хён-До.

Отчетливый рельеф мышц, возросшие физическая сила и выносливость уже стали видимыми плодами этого труда. Четыре наставника, каждый на протяжении получаса, брались за Ли Хэна и проводили единую, адскую по сложности тренировку. Проходя через неё изо дня в день, тело Ли Хэна превращалось в оружие.

- Даже острый меч становится бесполезным в медленных руках. Если ты не умеешь контролировать свое тело, то можешь забыть и о мече. Пускай тренировки весьма тяжелы, но это важный этап перед тем, как всерьез взяться за оружие.

Ли Хэн преданно следовал строгим наставлениям Чонг Ильхуна. Ежедневно выполняя адский по сложности комплекс упражнений, он и на секунду не проявлял какого-либо недовольства.

Это было до такой степени необычно, что наставники даже собрали совещание.

- Интенсивность тренировок не слишком высока?

- Если мы продолжим в том же духе, не решит ли он все бросить?

- Даже и не знаю. Учитель просил его загрузить, думаю, не без причины.

- Скорее всего, так и есть, ведь правда?

- Ну, иногда, бывает, он действует без какого-либо плана...

- ...

Выполняя упражнения, Ли Хэн чувствовал, что помимо тела креп и разум. В самые тяжелые, напряженные моменты, когда силы практически истощены, на помощь всегда приходил разум. Развить настоящую силу воли можно, только преодолев тяжелые испытания!

После тренировок с наставниками Ли Хэн отдыхал за кружкой чая в компании Ан Хён-До.

- Сегодня женьшеневый чай.

- Спасибо, учитель.

Ли Хэн опустошал свою кружку быстро, даже с какой-то жадностью. Делал он это не столько из-за жажды, сколько чтобы не упустить ни капельки этого полезнейшего для тела нектара!

Ан Хён-До вновь наполнил кружку, после чего спросил:

- Обучение не слишком трудное?

- Терпимо.

- Хорошо. Это похвально. С таким настроением ты сможешь достигнуть еще больших высот. Что насчёт остальной жизни?

- В смысле?

- Твоя личная жизнь. Все нормально?

Ли Хэн ненадолго задумался, затем кивнул головой.

- Все хорошо.

- Хорошо? А что именно?

- Ну... Бабушка проходит лечение, сестренка поступила в университет. Да и я... - Хэн чуть заколебался, но затем решительно завершил: - Никаких проблем нет.

В детстве самым тяжелым испытанием было прожить еще один день. Тогда у них не то что не имелось денег на больницу - их порой не хватало, чтобы питаться. Однако сейчас они даже что-то откладывали на черный день.

Играя в Королевскую дорогу, Хэн сумел обеспечить семью всем самым необходимым, так что, в его представлении, никаких проблем действительно не было.

Ан Хён-До покачал головой.

- Всё, о чем ты говорил, это твоя обыденная жизнь.

- ...

- Я же имею в виду личную. Ты доволен своей жизнью?

- Да.

Ли Хэн ответил не задумываясь. Занятия в институте казались несколько надоедливыми и скучными, но помимо этого все складывалось хорошо, поэтому он был доволен жизнью.

- Но я об этом и говорил. Я хожу в институт, сестренка хорошо учится, к бабушке возвращается здоровье...

Тогда Ан Хён-До неожиданно зашел с другой стороны.

- А чем ты хочешь заниматься?

- Чем я хочу заниматься?..

- В детстве у тебя, наверное, имелась мечта, то, что ты хотел делать больше всего.

Вот тут Ли Хэн уже хорошенько задумался.

Все детство он посвятил своей сестрёнке. Это было время, когда, лежа ночью в кровати, он боялся наступления следующего дня. Время, когда, хорошенько наевшись, он уже боялся наступления голода.

И не было никакой надежды, вокруг витало лишь отчаяние.

Если бы не страх за свою семью, то Ли Хэн уже давно бы решился на крайние меры.

Но это время прошло, сейчас сестрёнка выросла, поступила в университет и даже получала стипендию. Бабушка же прошла через несколько операций и теперь благополучно выздоравливала.

Целью жизни Ли Хэна была именно семья. И ни разу за все время он не думал о том, что будет делать после того, как в его помощи отпадет надобность.

Ли Хэн вздохнул.

-У меня нет мечты.

* * *

Преодолев Земли отчаяния и горы Юрокина, МЕЧи прибыли в деревню орков. В поселение, заселенное игроками со свиной внешностью и необычайной плодовитостью.

Многие из только появившихся орков уже имели собственные семьи. Ведь стоило новообразованной паре уединиться на ужин, как вокруг уже сами собой бегали маленькие детишки.

Пятый МЕЧ схватился за голову.

- Это конец. Девушки тут...

Третий успокаивающе похлопал его по плечу.

- Все в порядке, они просто заменили это на ужин. Орки с самого начала были такими, так что нам остаётся только это принять.

Четвёртый тоже вставил слово:

- Брат, только мужчины с широким кругозором смогут найти себе девушку.

В Королевской дороге можно было заниматься любовью. Многие людские или эльфийские парочки предпочитали уединяться в своих домах, чтобы воспользоваться этой возможностью и приятно провести время.

Но орки являлись особым случаем. Стоило им только разделить прием пищи с любимой, как вокруг сразу появлялись маленькие дети.

В самом начале игры многие парни испытали настоящее разочарование, столкнувшись с таким слишком легким и нереальным развитием дела. Так как для племени орков высокая плодовитость являлась уникальной особенностью, у многих игроков имелась мыслишка удовлетворить свои желания подобным способом.

Но вскоре они поняли, почему оркам хватает лишь совместного ужина, чтобы завести детей.

'В ноздри оркчихи без проблем вместится четыре пальца'.

'Ну, а орк-самец! Он может целиком проглотить арбуз, если зевнет во весь рот'.

'А если посмотреть на этот огромный живот на свежую голову, невозможно даже подумать спать с таким 'прекрасным' героем'.

'Какое облегчение'.

Удовлетворённые тем, что можно обойтись только ужином, орки начали плодиться. Словно грибы после дождя, в горах Юрокина появлялись новые деревни. Некоторые игроки даже успели стать вождями собственных племен.

Сээчви как командир орков после возвращения в поселение проявила все свои руководящие способности.

- Орки, чви-чви! Мы должны больше кушать! Иметь много вещей. Давайте бороться. Чвик!

В ее словах не было никаких объяснений и фактов. Но даже такая простая логика о борьбе за еду и предметы действовала, и орки подчинялись.

Вблизи крупнейшего поселения орков собралось большое число игроков-людей, которые пришли сюда из-за своего любопытства.

- Орки так странно выглядят.

- По отдельности они слабы, но их плодовитость устрашает. Им не нужно нанимать воинов, ведь всегда можно быстро нарожать детей, которые еще и полностью преданны... Думаю, что в скором времени орки могут заявить о себе.

- Говорят, что с тёмными эльфами у них плохие отношения. Не приведет ли это к чему?

- С недавнего времени игроки могут выбирать и расу тёмных эльфов. Наверняка это обострит отношения.

- Я практически уверен, что в будущем будет война между орками и людьми.

- Межрасовая война? Вполне возможно. Особенно когда количество орков настолько увеличится, что они двинутся в центр континента.

- Может, сейчас стоит воспользоваться моментом и, пока они слабы, напасть самим?

- Это бессмысленно. Нет никакой выгоды от победы, да и расстояние для этого придется преодолеть значительное. Скорее всего, многие игроки ждут, когда конфликт сам собой разовьется, и для них появятся новые задания.

Эти игроки не подходили близко к деревне орков. На самом деле это было даже опасно, так как отношения между людьми и орками были не самыми хорошими. И поэтому они очень сильно удивились, когда МЕЧи без колебаний 'влетели' в поселение и начали выполнять задание вместе с оркчихами.

- Как вообще это возможно? Да и орки абсолютно не насторожены.

- Наверное, это часть задания.

- А по-моему, это особенность их класса. Слышал, есть такие, что позволяют иметь дружественное отношение с какой-нибудь другой расой.

Было еще много самых разных предположений, пока вскоре один из игроков не сумел уловить истинную суть произошедшего.

- Посмотрите на их внешность. В чём отличие от орков-самцов?

- ...

Только при пристальном наблюдении можно было увидеть истинную причину. Да, эти странные игроки были из рода людей, но их широкие плечи и крупное телосложение превосходили даже оркские.

И лишь завидев эти фигуры, даже самые непримиримые орки спешили дружить.

* * *

- Фух!

Первый МЕЧ яростно размахнулся двуручным мечом.

В этот раз его противником был Огр, монстр, силой мало уступавший кому-либо еще.

Вот только Первому было все равно. Достигнув невероятных вершин силы, сноровки и искусства фехтования, сейчас он не мог сдержать накопившийся гнев.

Движение меча было быстрым и неотвратимым.

Но и Огр не стоял на месте. Разозленный наглостью человека, он с такой силой размахнулся топором, что появившийся ветер обдал лицо Первого МЕЧа. Вот только даже несмотря на это, монстр не успел проследить за естественным движением противника.

- Ха-а!

Двуручный меч разрубил бок монстра. Однако и после этого Огр умер еще не скоро.

Первый МЕЧ абсолютно не использовал навыки, и маны у него оставалось с избытком. Намеренно избегая смертельных для противника мест, он продолжал наносить одну ужасную рану за другой. Из его головы никак не выходили слова, услышанные днём от его весьма молодого, но уже лучшего ученика.

- Нет мечты...

Первый МЕЧ вспомнил свою молодость.

'У меня была лишь борьба'.

Идя по пути силы, он участвовал в непрекращавшихся подпольных боях. Множество раз находясь на грани жизни и смерти, он продолжал сражения даже при чудовищных ранах. Но выигрывая столь опасные столкновения, он недолго чувствовал удовольствие: все это было лишь очередной ступенькой к боям с еще более сильными противниками.

Вся молодость прошла в тренировках и опасных сражениях, из которых, словно зачарованный, он выходил всегда победителем.

Затем в какой-то момент Ан Хён-До осознал, что стоит на самой вершине фехтования. Со славой, восхищением и шрамами от победы сильнейших он вступил в новую эпоху меча, доселе недоступную никому в мире.

Простые люди не знали его, но все мастера искусства фехтования и люди из нелегальных боев боялись и уважали. Однако Ан Хён-До чувствовал лишь пустоту в своём сердце. Достигнув столь желанной цели, он осознал, что так и не обрел семьи, а родственники давно думали, что он погиб.

- У меня не было семьи.

Пустота и уныние - вот результат всей его жизни!

- Я стал самым величайшим в мире мастером меча, но вокруг меня лишь пустота.

Он провел еще много времени в одиночестве, прежде чем решился вернуться в Корею, восстановить связь с родными и начать вести нормальную жизнь, наставляя учеников.

И уж чего бы он никогда не пожелал, так это чтобы его ученика ждала такая же судьба.

Да этого и не могло произойти, потому как бремя мыслей о семье вовсю давило на плечи Ли Хэна. И ему не грозило одиночество, ведь вокруг всегда будут родные, друзья и братья.

К тому же Хэн имел сильную волю, сообразительность и трудоспособность. Если что-то нужно было сделать, он не колебался. Пускай во многом его поведение казалось глупым или ограниченным, но по сути он действовал как настоящий мужчина.

Хотя для Ан Хён-До он все еще оставался ребёнком, который искал цель всей жизни.

- Завидую ему.

Если говорить честно, то Ан Хён-До полностью понимал своего лучшего ученика. Он бы тоже никогда не ушел из семьи, если бы у него была такая же красивая и милая сестрёнка, как Ли Хаян.

- А что насчет друзей...

В окружении Виида имелись даже такие красивые и воспитанные девушки, как Хварён, Ирен и Ромуна. Первый МЕЧ попробовал вспомнить, каким было его окружение в молодости.

- Сборище неприятных парней! Настолько ужасных людей, что хотелось стать сильнее лишь для того, чтобы преподать им урок.

Возможно, он никогда бы не стал сражаться, если бы обстоятельства его жизни оказались точно такими же, как у Виида!

- Вот же отвратное одиночество.

Первый МЕЧ ворчал, набираясь решимости.

- Я слишком многое отдал на откуп наставников. Пора самому взяться за дело.

Уж он-то покажет, что такое настоящие адские тренировки.

Пришло время обучить Виида реальному бою на мечах.

* * *

С приближением фестиваля количество студентов, остававшихся на территории института после занятий, увеличивалось. Каждый из факультетов готовил спектакль, мюзикл или музыкальное выступление, которые уже вовсю репетировались на установленной сцене. Ходили слухи, что на фестивале проведут конкурс певцов, шоу фокусников и даже спортивные состязания с соседними институтами.

Ли Хэн никак не мог этого понять.

- Почему мы должны тратить время на то, что каждый день и так крутят по телевизору?

Для него как занятого в приготовлениях дни празднества не были радостным событием, когда можно пропустить институт. Скорее, наоборот, все это превратится в ужасно медленное и бесполезно тянущееся времяпровождение, когда все вокруг будут знакомиться с культурой собственных регионов и крутиться вокруг пришедших на фестиваль знаменитостей.

Однако заскочившие старшекурсники не оставили никому выбора своими угрозами.

- На этом празднике мы обязаны победить другие факультеты. Нельзя им позволить нами пренебрегать только потому, что наш факультет новообразованный. Всем понятно?

- Да! - кричали первокурсники с улыбками на лице.

Ли Хэн же пробубнил себе под нос:

- Бесполезная конкуренция. И почему мы должны как-то зависеть от их мнения? Ведь когда игнорируют, даже удобнее жить. Конкуренция среди факультетов в стенах одного института - прям конец света.

У него было много претензий, но приходилось хранить молчание, чтобы не ввязаться в бессмысленные споры.

'Даже если я не выскажусь, наверняка это сделает кто-то другой'.

К тому же ведь никто не говорил, что обязательно участвовать в празднике всем, поэтому он хотел, чтобы очередное собрание поскорее закончилось.

Но время проведения фестиваля все приближалось, а на факультете Виртуальной реальности так и не появилось хоть каких-нибудь внятных планов.

- Что насчет организации парада в нарядах персонажей Королевской дороги?

- Давайте сделаем огромного динозавра. Можно даже создать голограмму тираннозавра и стать главным событием фестиваля.

- А может, лучше хищных велоцирапторов? Если несколько сотен подобных существ появится на празднике и начнет охотиться на людей...

Выдвигаемым предложениям не было числа, но в большинстве своем они оказывались слишком вздорными или грандиозными и не находили отклика в сердцах людей.

До фестиваля осталось около двух недель.

Участники студсовета от факультета собрали совещание со всеми имевшимися студентами.

- Нам тоже нужно что-то представить.

Ведь именно этого ожидали декан и все профессора факультета.

Однако никакого единого плана все еще не было.

- Тяжело на каждый праздник что-то готовить, да и времени практически не осталось. Может, просто не будем выступать? - осторожно предложил Чхве Сангжун.

Тогда слово взял один из старост курсом выше.

- Говорят, профессора сейчас думают, сделать ли перед каникулами еще одни выездные сборы или нет.

- ...

- Я слышал о недельных соревнованиях на острове Сильмидо с весьма конкретной программой...

- Нет! Мы будем участвовать в фестивале!

Теперь мнения старшекурсников и первокурсников стали едиными.

- Проблема в том, что делать... Мы точно должны участвовать в спортивных состязаниях от факультета. У нас много девочек, хотелось бы, чтобы кто-то сам вызвался. Есть желающие?

- ...

- Значит, нет. Тогда пусть будут все.

Слова членов студсовета равнялись закону для собравшихся.

Но все и так были согласны, потому как лучше сто раз помучиться во время проведения фестиваля, нежели провести час на острове Сильмидо.

- Ещё нам нужно участвовать в конкурсе песен. Профессора точно его посмотрят.

- В этом конкурсе от нас будут участвовать где-то пять команд.

С каждой минутой детали будущего выступления факультета становились все осязаемее. Фестиваль проводился для того, чтобы студенты веселились, но для веселья требовалось какое-то участие в конкурсах или различных мероприятиях.

Вообще, сами студенты были не против фестиваля, им просто не хотелось участвовать в представлениях, так как из-за этого, в лучшем случае, они должны будут провести пол праздника в одном месте и многое не смогут посмотреть.

- И ещё нужно организовать закусочную. Для заработка денег. Есть желающие?

В закусочной, переполненной мелкой работой, студентов ожидала полная загруженность с момента начала фестиваля и до самого конца. В общем, весьма однообразная и надоедливая работа, но Ли Хэн быстро поднял руку.

- Ли Хэн, да? Спасибо. Кто еще?

По решению студсовета каждый из учащихся факультета должен был участвовать хотя бы в одном мероприятии. И закусочная стала той возможностью, за которую ухватился именно Хэн.

'Лучше я поработаю на празднике, чем в течение этих двух недель буду тратить время на какие-нибудь приготовления к выступлениям'.

И раз работать в закусочной предстояло где-то с обеда, у него, может, даже получится выделить какое-то время для игры. Однако помимо Ли Хэна никто не спешил поднимать руку. Другим студентам не хотелось в этом участвовать, так как тяжело наблюдать за тем, как веселятся другие, пока ты работаешь.

Тогда, в тот миг, когда никто уже ничего не ждал, руку подняла девушка. Та самая девушка, присутствие которой на факультете, казалось, само по себе являлось честью для остальных учащихся. Настолько красивая, что изо дня в день многие из присутствовавших при взгляде на нее начинали сомневаться, сон это, реальность или уже рай.

Поднятая рука принадлежала Союн.

Глава студсовета так растерялся, что перешел в разговоре на 'вы'.

- Будете работать в закусочной?

Союн слегка кивнула головой.

Тогда не прошло и мгновения, как вверх взлетели руки всех окружающих парней.

- Глава, и я! Я тоже хочу работать там.

- Я раньше поднял руку. Обязательно возьмите меня.

- Глава, нет, брат! Я Донг Хун, вы же назначите меня? Да?

- Санг Хёк, я до конца обучения буду угощать тебя пивом, только определи меня на работу в закусочной. Всю жизнь буду считать тебя своим спасителем.

Очень скоро все свободные места в закусочной были заняты парнями-добровольцами со сверкавшими глазами.