17 Том. Глава 6. Скульптура ребёнка

- Виид - истинный гений!

Манауэ во главе двадцати больших повозок двигался мимо реки Плача. Вооружившись информацией от Виида, он направлялся торговать в деревню варваров.

- Киао-о!

- Свеженький человек. Добыча.

Монстры целыми группами бросались в погоню за повозками, но всякий раз уничтожались сопровождавшими торговца Ледяным драконом и Фениксом.

Таким образом Манауэ благополучно достиг деревни Бежагви. И там, от мала до велика, перед ним собралось всё племя.

- Налетайте, покупайте! Дешёвые, невероятно дешёвые товары. Спешите купить, пока всё не разобрали. Да набирайте побольше, по таким ценам вы их уже не найдёте.

Манауэ привёз оружие, броню, кожаную одежду и другие изделия, произведённые в провинции Морта!

Девочка племени Бежагви взяла в руки понравившиеся ей медные серёжки.

- Сколько они стоят?

Манауэ, услышав вопрос, нахмурился.

- Это весьма дорогая вещь.

- Я знаю. Они и выглядят дорогими. Но у меня с собой только кожа. И ещё клыки...

Кожа и клыки Дикого чёрного кабана. В лавках Моры за них можно было получить несколько сотен золотых. Однако Манауэ неодобрительно покачал головой.

- Всё, что у тебя есть, можно в любом количестве добыть за воротами поселения.

В этот момент Манауэ представлял собой образец недобросовестного торговца! Так что девочка с присущими Бежагви редкими волосами на голове уже была готова вот-вот разреветься.

- Хнык, но я очень хочу...

- Тогда давай я продам их тебе за три кожаные шкуры.

- Ой, спасибо, торговец!

Манауэ, пользуясь невежеством варваров, скупал всю имевшуюся у них кожу и другие охотничьи трофеи. Став первым торговцем, достигшим поселения, он пожинал огромные барыши посредством торговли с необразованным населением.

И конечно, он вовсю использовал перенятые у Виида методы наживы!

Кожа, которую он получал в этом поселении, являлась очень дорогим материалом. Она была уникальной добычей которую можно было получить только тут, с монстров, обитавших у реки Плача. Ну, а если дополнительно обработать её используя превосходные швейные технологии Моры, можно было изготовить отличную броню и одежду.

* * *

Погрузившись в шитьё в графских покоях замка, Виид изготавливал скульптуру для задания за один медяк. Он перекрасил в белый цвет кожу Чёрного змея и делал туловище ребёнка.

- Обычно у человека не столь бледная кожа...

Вииду пришлось хорошенько потрудиться, чтобы воссоздать телесный цвет кожи!

Швейное дело было слишком обширным, чтобы он мог считать себя истинным портным. Так что даже при том, что Виид прекрасно знал, как обработать кожу и ткань, на практике окраской он практически не занимался.

- В одежде главное - надёжность и удобство. Цвет - уже дело десятое!

Конечно, важен был и дизайн, но вне зависимости от него, если одежда обладала хорошей Защитой или другими полезными параметрами, её быстро раскупали. Окраску же всегда можно было поручить какому-нибудь красильщику.

Именно поэтому получение телесного цвета стало для Виида труднейшей задачей.

- Думаю, не стоит создавать цвет кожи, как у младенца.

Новорождённый. В случае, если родители увидели бы ребёнка, которому не исполнилось и ста дней, это могло навеять на них лишь грустные воспоминания.

- Скорее всего, с момента потери уже прошло какое-то время, так что стоит остановиться на двухлетнем или трёхлетнем возрасте.

Возраст, когда дети обычно начинают резвиться и создавать неприятности.

- В это время при взгляде на ребёнка так и хочется как следует ему наддать, а родители гадают, зачем вообще вырастили это мучающее их чудовище... И тем не менее в этот период дети кажутся самыми милыми.

Поскольку цель создания скульптуры заключалась в том, чтобы родители, наконец, собрались с силами и простились с ребёнком, выбор весёлого, полного улыбок периода жизни казался хорошим решением.

Поэтому же от скульптуры требовалась не только художественная ценность, но и нечто такое, что могло затронуть сердца людей. При взгляде на неё должно было появляться не множество вопросов, а тепло внутри. Виид создавал скульптуру, способную оставить тепло на душе.

- Я не великий мастер, но...

Виид по собственному опыту знал, что даже грустные воспоминания, которые очень хочется позабыть, со временем становятся светлой памятью.

Создание произведения искусства, способного заглушить боль, грусть и тоску, было слишком сложным для него. Даже чрезвычайно талантливый скульптор, умеющий изобразить красоту во всем её великолепии, не мог убрать чувства грусти у зрителей.

- Всё, что я могу сделать, - это подготовить почву.

Виид прикрепил кукле созданные из обработанного обсидиана глаза.

В детстве, благодаря тому, что он работал на фабрике игрушек, у его сестры не было недостатка в плюшевых игрушках. И от этого, при том что обычно мальчикам нравятся самолёты, корабли, машины и роботы, Виид, заботясь о сестре, и сам перенял её вкусы. Он влюбился в мягкие плюшевые игрушки.

- Я особенно любил медведей.

Детям нравились мягкие игрушки, потому что в них было что-то, трогающее их сердца.

- Так что помимо скульптуры ребёнка... нужно создать побольше плюшевых игрушек.

Вииду считал, что находившийся в одиночестве ребёнок будет выглядеть слишком грустным. Даже при том, что он собирался создать как минимум Грандиозную скульптуру, этого могло оказаться недостаточно. Родителям необходимо было попрощаться со своим ребёнком, а если тот будет один, то боль в их сердцах лишь усилится.

- Даже больше, плюшевые игрушки должны заполнить все место вокруг скульптуры. Я должен окружить ее всем, что обычно нравится детям.

Виид решил создать всё, чем увлекаются маленькие девочки. Украсить помещение свечами и, возможно, даже создать снеговика.

- С последним проблем не будет: снег можно сгрести с Ледяного дракона!

Скульпторы могли реализовываться в самых разных направлениях.

  Кожа Чёрного змея

Прочность: 30/30

Материал, связанный с пошивом одежды, портняжным навыком.

Слишком дорогой, чтобы делать из него простую одежду или броню. Благодаря содержанию маны наделяет носителя сопротивлением к ядам и усиливает связанные с тьмой умения.

Кожа Чёрного змея не может быть обработана с помощью начального портняжного навыка или инструментов для пошива одежды. Однако настоящим мастерам этот материал даст возможность приобрести необычайный опыт и создать предметы высшего качества.

На коже остались следы боя, поэтому её ценность несколько снижена. Чтобы сделать из неё предметы, вероятно, потребуется специальный восстановительный процесс.

Материал для шитья высшего качества.

Особые эффекты:

- Значительно усиливает тёмные умения.

- Увеличивает максимальный объём маны на 20000.

- Повышает сопротивление к ядам, осложняя возможность отравления.

- Очень лёгкий материал.

Виид использовал материал высшего качества для создания какой-то куклы!

Даже при том, что на коже имелись царапины и дыры, из неё всё равно можно было изготовить тунику или мантию для мага ценою в десятки тысяч золотых... И всё же она использовалась для создания куклы ребёнка и мягких игрушек.

Дзынь!

  Вы создал Плюшевого зайца

Новый вызов от скульптора, творящего красоту своими руками.

При создании Плюшевого зайца была использована редкая кожа.

Виид, создатель нового направления в области скульптуры, не перестаёт бросать вызовы миру.

Художественная ценность: 309, творение великого скульптора Виида.

Особые эффекты:

- Наделяет обладателя плюшевого зайца увеличенной на 5% прыгучестью.

- Демонстрация игрушки позволяет подружиться с детьми.

- Позволяет укрепить дружбу с племенем Гигантских зайцев.

  Получен опыт в Скульптурном мастерстве.

  Получен опыт в Портняжном мастерстве.

  Слава увеличивается на 12.

Искусство повышается на 3.

Удача увеличивается на 1.

Племя Гигантских зайцев еще не было никем обнаружено. Как и о снежных людях-йети, живших в северных регионах, о них ходили лишь передававшиеся из уст в уста слухи!

Благодаря созданию плюшевого зайца скульптурное мастерство повысилось на 0,9%.

- С момента достижения высшего седьмого уровня я не получал столько опыта даже после того, как создавал Прекрасные скульптуры...

Всё последнее время Виид концентрировался лишь на огромных или каменных работах.

Скульптурное искусство же развивалось только через постоянные попытки достижения чего-то нового. Его мир был настолько переполнен всевозможными идеями и темами, что, пожелай скульпторы отобразить всё, что видят, им не хватило бы никакого времени!

Виид, как и было присуще человеку, старался придать своим творениям некое общее направление. Вот только сконцентрировавшись в основном на привычных ему скульптурах из камня, он постепенно перестал пытаться создавать что-то новое. И его путь, начавшийся со статуй Союн, а затем плавно сменившийся скульптурами огромных размеров, закончился в колее, вырытой собственными творческими рамками.

Виид изготовил ещё тридцать плюшевых животных с умилительными мордами, после чего рассадил их по комнате. Лев, слон, медведь, гепард, носорог и другие игрушки застыли в самых милых позах.

- Лучше бы, конечно, животные выглядели более зловеще и имели дикий взгляд, но...

Хотя игрушки и не были во вкусе Виида, они всё же предназначались для ребёнка.

Среди выполненных работ пять получили статус Прекрасных. Все они были созданы с использованием кожи и ткани, а также продвинутого портняжного мастерства, благодаря чему имели превосходную Прочность. Дети, играя с этими игрушками, наверняка изумились бы, когда увидели, что они не портятся, даже если их бросить в огонь!

- Пора откинуть стереотипы о том, что плюшевые игрушки не такие уж и прочные!

Виид создал ещё большее количество животных, тем самым постигнув основы производства мягких игрушек. И в этом процессе его ранее зажатое воображение проявилось во всей своей широте.

Семья белок крутила жернова, готовя желудевое желе для завтрака. Рядом расположились кролики, плававшие в морковном супе собственного производства.

- Работа, достойная названия 'Бе́лки и кролики - повара'.

Виид получил Прекрасную скульптуру. Хотя, возможно, если бы он использовал свои навыки и приготовил настоящие желудевое желе и морковный суп, то получилось бы достигнуть ещё большего результата.

Следом была создана группа обезьян, чистивших бананы, распевавших песни и танцевавших вокруг импровизированного огня. Они вели головокружительные и привлекавшие самок танцы. Там даже была запечатлена сценка того, как одна из обезьянок поскользнулась на разбросанной банановой кожуре.

- А эту, пожалуй, назову 'Фестивалем шаловливых обезьянок'.

В этот раз получилась Великолепная скульптура. Внешний вид обезьянок и их превосходно выполненные из дерева музыкальные инструменты сыграли свою роль.

- Следующим будет...

Животные, животные, животные.

Если бы игрушки предназначались для мальчика, то Виид бы делал машинки, корабли, самолёты и другие аналогичные работы. Но всё это было для девочки.

- Девочкам нравятся мягкие игрушки!

Виид сделал огромное количество различных животных. Привычный к тяжёлой и однообразной работе, он не чувствовал усталости даже после создания сотен таких произведений.

- Мне нужно полностью заполнить комнату игрушками... Родители должны почувствовать, что их ребёнок никогда не грустил и всегда был счастлив.

Игрушки, которые Виид создавал сейчас, были лишь второстепенными персонажами.

Для достижения цели же требовалось создать необычную скульптуру. Виид собирался сделать лучшее произведение из когда-либо им созданных. Он хотел сотворить настоящий шедевр.

* * *

Деревня Трибан находилась недалеко от Моры.

По сохранившимся ещё с расцвета империи Нифльхейм записям можно было узнать, что когда-то она принадлежала одному из виконтов. Окружавшие деревню земли славились корицей и шёлком, а также множеством заполненных зерном амбаров.

Однако после воцарения на севере суровых холодов тут остались лишь развалины да нищета. Множество рыскавших по округе монстров раз за разом грабило поселение. Так что в итоге жителям очень часто нечем было питаться.

Тем не менее гильдия Стирена расположилась именно здесь.

- Копайте быстрее! Нужно успеть убрать все камни для посева.

Тридцать членов гильдии под командованием самого Стирена активно работало мотыгами, старательно вспахивая землю для дальнейшей посадки семян.

- Чёрт, в королевстве Норман даже новички уважали участников гильдии Стирена... А сейчас мы чёрт-те чем занимаемся.

- Пока не появятся способные работать вместо нас жители, у нас нет особого выбора. Сейчас же все направляются трудиться только в Мору.

Гильдия Стирена расположилась в деревне Трибан, по времени Версальского континента, около пяти месяцев назад. Именно тогда вместе с основной волной северных экспедиций её лидер решил перенести свою базу сюда.

К настоящему моменту большая часть поселений и крепостей севера находилась под контролем гильдий и игроков, прибывших в большом количестве из центра континента.

Тем не менее тогда, будучи одним из первых, Стирен не сильно заботился о выборе подходящей земли.

- Самое важное в недвижимости - это расположение. Богатая земля? Широкие поля? Горы под боком? Всё это чепуха. Главное, чтобы поселение находилось рядом с Морой.

Уже тогда, во время их переселения, Мора прославилась как самое перспективное поселение севера. И Стирен мог предположить, что у него весьма светлое будущее.

- Преимущество от расположения рядом с экономическим центром севера... Местом, куда игроки будут стекаться со всех частей света, а торговцы - лишь наращивать товарооборот. В будущем Мора станет именно таким центром.

Всё случилось в точности так, как и предполагал Стирен. Благодаря смелым капиталовложениям графа и непрекращавшемуся потоку игроков поселение начало развиваться с поразительной скоростью. Каждый раз, когда участники гильдии направлялись в Мору, чтобы закупиться необходимыми товарами, они могли лично наблюдать за этими изменениями.

В поселении, в котором раньше находились лишь Башня света и несколько других скульптур, появились настоящие мощёные дороги, по которым носились кареты, и везде возвышались новые здания. Там не было роскоши, но зато была большая центральная площадь с фонтаном. По ней ходили воины, маги, рыцари и другие игроки, искавшие себе новых компаньонов в отряд.

При взгляде же на расположившуюся у фонтана многочисленную группу торговцев на глаза Стирена сами собой наворачивались слёзы.

- Надеюсь, наша деревня... в скором будущем станет такой же.

Поскольку правителем Моры был скульптор, шансы на это имелись.

- На начальном этапе скульптуры, конечно, привлекают к себе много игроков. Но как только наша гильдия начнёт распространять полезную информацию об охотничьих угодьях и монстрах, большая их часть переберётся к нам.

Участники гильдии Стирена провели исследование одного из подземелий и начали разглашать информацию об обитавших там монстрах. Таким образом они собрались привлечь других игроков поохотиться и, соответственно, остановиться в их деревне.

- Так это и есть Трибан? Мы добрались.

- Пора охотиться!

Отряды игроков хлынули в поселение. Благодаря тому, что оно находилось недалеко от Моры, на лошади до него можно было добраться очень быстро. Вот только наступала ночь, и все игроки возвращались обратно в Мору.

- Идёмте посмотрим на Башню света.

- Я что-то проголодался. Давайте поспешим в Мору.

Ограниченный потенциал близлежащего поселения. Пускай игроки и зарабатывали деньги в подземельях и окружающих охотничьих угодьях, однако тратили всё лишь в рядом расположенном крупном городе.

- Давайте продадим добычу в Море.

- Верно. Там много купцов, так что можно получить выгодную цену.

Игроки даже не продавали добычу в Трибане.

Вложенные в поселение деньги не отбивались, но и после этого Стирен не отчаялся и не сдался.

- Мы занимаемся развитием поселения... Я с самого начала предполагал, что могут возникнуть подобные затруднения.

На развитие поселения Стирен потратил личные сто тысяч золотых. Для привлечения новых граждан и поднятия комфорта он построил новые дома и полностью обустроил главную площадь. Тем не менее игроки всё равно не задерживались, и поселение напоминало город-призрак.

- Это всё потому, что слишком мало игроков знает о нашей деревне. Я лично пойду в Мору и буду зазывать к нам новых жителей.

Стирен вместе с другим членом гильдии, Дюмой, пришел на главную площадь Моры.

- Деревне Трибан требуются новые граждане. Этим поселением мирно правит гильдия Стирена. Мы предлагаем благоприятные условия проживания, а также вручаем небольшие подъемные средства тем, кто решит поселиться у нас.

Но вместо новых людей они нашли там лишь другие гильдии, точно так же, 'со слезами на глазах', зазывавшие к себе жителей.

- Мы ищем авантюристов, желающих перебраться в деревню Хоум. Конечно, она всё ещё имеет некоторые недостатки, но наша гильдия Фера...

- Приглашаем вас в деревушку Кеарт!

Когда же условия жизни в Трибане немного улучшились, в Море оказалось ещё большее число зданий и людей. Была завершена статуя богини Фреи, а рядом с городом появилось искусственное озеро. Лорд собственноручно увеличил размер таверны, а также возвёл здания боевых гильдий.

От прибывавших каждый день игроков Мора всё увеличивалась в размерах. Происходило это с такой скоростью, что лавки торговцев и дома строились уже вне городских стен и замка правителя. И конечно же, появились трущобы, шокировавшие своими размерами всех новоприбывших!

- Что же... невероятно.

Но и после этого Стирен не потерял оптимизма. Для него развитие Моры означало лишь одно: всё большее количество игроков станет интересоваться северной частью континента! Так что чем лучше будет становиться в Море, тем скорее в Трибане появятся новые люди.

- С городами всегда так. Если в каком-нибудь из них происходит интенсивное развитие, то и окружающим его землям что-то перепадает.

Изучавший принципы развития городов и государственного управления Стирен думал позитивно. Провинция Морта - это не только замок правителя и город, но и окружающие их чрезвычайно обширные земли.

- Поскольку граф не занимается управлением, а перепоручил всё старосте города, я уверен, в чём-то точно будет недостаток.

Благодаря своим связям Стирен был наслышан об опыте правления поселениями и крепостями другими гильдиями. В каждой из них правитель, за исключением экстренных событий, старался никогда не покидать своего поста. Всё потому, что передача власти старосте поселения, как правило, приводила к появлению больших расходов в бесполезных областях. В частности, в Море это были расходы в области культуры и искусства, о чём в центре континента и думать не стали бы.

- Отлично. Мора имеет дыру в бюджете. Если они и дальше продолжат в таком же темпе инвестировать в культуру и искусство, то в скором времени просто разорятся.

Стирен, собрав немыслимую сумму в 780 тысяч золотых, инвестировал всё на постройку кузниц и развитие технологий. Тем самым невероятно развив кузнечное ремесло и значительно опередив в этом аспекте Мору. Он также создал гильдии воинов и магов, что должно было еще больше привлечь игроков.

- Теперь на севере нет ни одного места, которое могло бы сравниться по технологическому развитию с нашим поселением. Вскоре его заполонят игроки, и оно станет таким же большим, как Мора.

Стирен вместе с остальными членами гильдии ждал этого дня с нетерпением. Все они пребывали в таком возбуждении, что не могли заснуть от волнения.

Тем временем культура в Море развивалась и радовала людей. Уставшие от охоты игроки занимались осмотром новых скульптур, картин, спектаклей и музыкальных выступлений. Всё это не требовало много денег. Люди наслаждались представлениями дрессированных кроликов, смешных клоунов или просто хвастались добытыми на охоте вещами.

Игроки Моры были абсолютно счастливы.

Дзынь!

  Тридцать пять жителей деревни Трибан переселяются в Мору.

Они недовольны своей жизнью.

Жители пришли жаловаться к Стирену.

- Почему наша деревня не развивается так же, как Мора?

- Детям тут не во что играть.

- После тяжелого рабочего дня мне не хочется дальше жить. Вокруг так пустынно.

Недовольство жителей шло из-за отставания в культуре.

В то время, как население Моры с каждым днём только росло, в Трибане, разросшемся до трёх тысяч жителей, оно лишь убывало. Преданность солдат и продуктивность рабочих падали. С исчезновением жителей начались проблемы со вспашкой полей, а добыча полезных ископаемых в шахте вообще прекратилась. Случалось даже, что задания исчезали сами по себе. Игроки, прошедшие через испытания при выполнении задания, возвращались к заказчику, а того и след простыл. Попав в такую нелепую ситуацию, они начинали опрашивать местных жителей, и полученный ответ просто шокировал их.

- Торговец оружием? Он переселился в Мору. Конечно, ему будет тяжело создавать там магазин с нуля, но он сказал, что это место, в котором хотя бы можно жить. Что я? Я тоже собираюсь в скором времени переселиться в Мору. Так что, если хотите завершить задание, идите туда.

Дзынь!

  Двадцать три жителя деревни Трибан переселяются в Мору.

Они требуют религиозный центр.

- Хочу видеть статую богини Фреи. Слава богу, в соседнем поселении она есть, так что можно туда переселиться и прожить всю оставшуюся жизнь.

- Насколько счастливыми должны быть жители Моры, если они каждый день получают подтверждение веры? Переселение в Мору есть прямой путь к богине!

Жители продолжали уходить. Все те путешественники, кому гильдия Стирена выдавала подъемные на еду и питьё, собирали вещи и покидали поселение. В результате численность Трибана совершенно не повышалась, колеблясь в районе трёх тысяч людей.

До сих пор все правители заботились лишь о развитии экономики, технологии и военной силы. Они не обращали никакого внимания на культуру. В случае, если их посещали барды, тех ждал только холодный приём, поскольку встречались они как предвестники шума и раздражения.

Да и какой прок в этой культуре! Ведь все те средства, что пришлось бы тратить на постройку и содержание объектов культуры, всегда можно было отправить на что-то более полезное.

Так считали по всему миру, однако Стирен на собственной шкуре почувствовал настоящую силу и влияние культуры. Что ещё хуже, он получил известие, которое ещё больше его обеспокоило.

- Мастер, говорят, что лорд Моры Виид вернулся.

От услышанного у Стирена заболела голова.

- Говоришь, вместо того, чтобы где-нибудь сгинуть, он взял и вернулся?

- Да, и сейчас занимается созданием статуи бога Лу.

- Чёрт... Он опять создаёт свои скульптуры!

Стирен покачал головой. Уж он-то теперь знал, что нет ничего безрассуднее, чем соревноваться в развитии города со скульптором. Однако сколько бы ни думал, он не видел какого-либо выхода. На всём Версальском континенте не было более выдающегося скульптора, чем Виид. Каждая сотворённая им скульптура создавала такой ажиотаж в мире, что правителям окружающих поселений было трудно представить ситуацию хуже.

- Но это ещё не всё.

- В смысле?

- Говорят, что лорд Моры и есть Бог войны Виид.

- Что?!

Бог войны Виид! Имя, от звучания которого по телу бежали мурашки.

Стирен был высокоуровневым игроком в Земле Магии. Так что он на собственной шкуре испытал дьявольскую харизму Виида. Все его убийства, грабежи и абсолютную безжалостность. Виид напоминал гору, на которую невозможно взобраться, или же тирана, одним своим видом вгонявшего врагов в полное отчаяние.

- Это действительно он?

- Полной уверенности нет, но вероятность большая.

- А он сам что-нибудь говорит?

- Он не отрицает.

- ...

- На нескольких новостных каналах сообщали, что вероятность того, что Богом войны Виидом является правитель Моры, достигает практически ста процентов.

Стирен на некоторое время замолчал. Сутью Бога войны являлась кровожадность и нетерпимость ко всему ему угрожавшему. Узнав, что рядом с Морой есть чужие владения, он непременно истребит всех и вся.

Бежав с центральной части Версальского континента от грызни волков, Стирен неожиданно для себя оказался возле логова тигра. И теперь в его голове всё всплывали и всплывали кошмарные воспоминания из Земли Магии.

Тогда один из членов гильдии озвучил успокаивающую мысль:

- Слухи не всегда правдивы. К тому же существует множество других мнений.

- И какие же они?

- Ну, некоторые говорят, что лорд Моры просто как-то связан с Богом войны Виидом. В подтверждение же обратного приводят Ледяного дракона и поддержку ордена Фреи. Так что до конца никто не уверен, что это именно он.

- Тогда...

- Даже если это тот самый Виид, что он может нам сделать? В одиночку он не посмеет бросить вызов целой гильдии, не так ли ?

Стирена это обрадовало.

- Верно. Нам не нужно сейчас его бояться только потому, что он когда-то был Богом войны. Ну, а если им всё же окажется скульптор, не стоит ли нам видеть в этом благоволение судьбы?

- Тогда мы получим шанс...

Стирен питал большие амбиции насчёт Моры. Развив Трибан, он собирался создать армию и вместе с гильдией захватить поселение! На текущий момент в гильдии находилось шестьсот высокоуровневых игроков, а если к ним добавить наёмников из центральной части континента, то можно было собрать как минимум двухтысячное войско.

Стирен планировал захватить всё, что было в Море.

- Даже если это тот Виид... В этот раз всё будет по-другому. Все легенды и слухи с Земли Магии исчезнут. Ну, а если это всё же не Бог войны, то нам не стоит и беспокоиться.

- Так точно, мастер!

- Тогда спешите в Мору и привлеките ещё больше новых жителей, сделайте всё, чтобы наш план осуществился.

- ...

* * *

Виид, развивая своё портняжное и скульптурное мастерство, погрузился в работу над куклой ребёнка.

- Создание кукол - это целая профессиональная сфера.

В случае завершения абсолютно новой работы и достижения ею высокого уровня ценности можно было ожидать значительного повышения славы и навыков. В то же время при создании однотипных и привычных произведений искусства результат во многом зависел уже от имевшегося мастерства и уровня навыков.

Точно также как мечники были неуклюжи в использовании магии, кузнецы не могли создавать десятки различных типов оружия. Однако класс Скульптора был более гибким, позволяя совмещать множество направлений.

- Кукла ребёнка.

Виид уже сделал десятки неудачных попыток.

Невозможно сразу создать идеальную Грандиозную скульптуру, вылепленную как будто самим богом. Но Виид и не мечтал о таком, он хорошо понимал границы своих возможностей. Всё, чего он хотел, - не допустить ни единой серьёзной ошибки.

- Маленькая девочка. Привлекательная, яркая и мирная кукла ребёнка.

Виид рвал на себе волосы.

Гора из кожы Королевской гидры и Чёрного змея всё уменьшалась. Если бы в работе использовались медь или железо, неудачные экземпляры можно было бы расплавить и применить заново, но кожу во многих случаях приходилось выбрасывать.

- Сложно создать абсолютно светлого и невинного ребёнка, ведь там, где есть свет, всегда существует и тень.

Родители, не способные иметь ребёнка, увидев чистое и светлое создание, ощутили бы разрывающую сердце боль. В то же время им стало бы только хуже, если бы ребёнок предстал перед ними рыдающим.

- Грандиозная скульптура. Мне нужно создать Грандиозную скульптуру...

Виид был растерян. У него всё не получалось нащупать, что же именно нужно сделать.

- Может, мне изобразить Союн в детстве?

Отличный выход! Создание маленькой Хварён или Ирен тоже смотрелось неплохим решением. Но чем больше он об этом думал, тем яснее осознавал ошибочность такого пути.

- Мандол поверил в меня, доверил работу. Я не могу выполнить её кое-как.

Сейчас Вииду казалось, что выполнить задание в подземелье было бы легче, чем переживать все эти мучительные терзания. За время создания кукол его опыт в скульптурном мастерстве достиг тридцати шести процентов седьмого уровня. Но даже ощутив такой прогресс, он не мог позволить себе допустить ошибку в выборе формы произведения.

- Дело не в амбициях... Я просто хочу вложить всё лучшее в скульптуру этой девочки.

Проблема, над которой думал Виид, всё углублялась. Ну, а поскольку от отрядов игроков, с которыми он разделил задание по освобождению заключённых Эмбиню, не поступало никаких новостей, ему оставалось только вышивать кукол.

Идя путём проб и неудач, Виид пытался создать что-то особенное.

* * *

Куклы, куклы, куклы, куклы!

- А-а-а-а!

Ли Хэн вскочил и пнул одеяло. Создание скульптуры превратилось в настолько серьёзную проблему, что он начал страдать бессонницей.

- Не думал, что придётся вновь мучиться из-за работы над куклами.

Образ маленькой девочки не покидала его головы.

- Может быть, мне создать другую работу? С использованием золота или серебра...

Но даже зная выход из сложившейся ситуации, Ли Хэн не хотел таким образом бежать от проблемы. Это бы означало предать веру в себя и все то, чего он достиг на протяжении карьеры.

- Я не смогу двигаться дальше, пока не завершу создание скульптуры.

Ли Хэн не привык сдаваться перед трудной задачей.

Требовалось найти какое-нибудь решение!

Хэн направился на рынок, чтобы успокоиться. Утренний рынок, как всегда, был переполнен людьми, покупавшими и продававшими овощи, мясо и другие продукты. Но даже в этом полном жизни месте он никак не мог представить образ той маленькой девочки.

- Может, мне посетить родильный дом или детский сад?

Конечно, там можно было бы увидеть маленьких детей, вот только Ли Хэн и так знал, как они выглядят.

- Это маленькие монстры, которые вечно спят, голодают и требуют смены подгузников.

Ни один из созданных экземпляров куклы девочки не понравился ему.

Возвращаясь домой, он оказался рядом с фотостудией. В её витринах были выставлены фотографии детей и пар молодожёнов. Хэн долго смотрел на эти фотографии и понял одну вещь.

- Скульптор передаёт через работы то, что видит и чувствует сам. Но эта точка зрения, несомненно, отличается от родительской.

Родители, смотря на фото своего ребёнка, видят всю его жизнь, и оттого оно становится для них бесценным произведением. Ли Хэн поставил себя на место отца и представил, что это ему нужно проститься со своей дочкой. Представил, как с разрывающимся сердцем смотрит на куклу нерожденного ребёнка!

- Сама идея сделать куклу ребёнка была ошибкой! - вдруг закричал Ли Хэн.

Если бы он изначально поставил себя на место родителей, то сразу бы нашёл ответ.