Том 50: Глава 8. Новое достижение (часть 2)

Атмосфера на Равнине Гарнав была довольно неспокойной. Собрались игроки с Центрального и Северного Континентов, они были поглощены просмотром трансляций с Виидом в центре подготовке продвинутого уровня.

— Знаете, когда дело касается боя, есть определенные факторы, над которыми нужно подумать: какая из сторон сильнее, или какая использует более хорошую тактику? Дело в том, что в данном случае он сражается один — что означает, что здесь просто больше не о чем думать; он покойник.

— А как же легенда о Вииде Непобедимом? В такого рода историях много преувеличений. Утверждение, что у него будет и дальше все получаться просто потому, что он никогда до этого не проигрывал, чистой воды заблуждение.

— Согласен. Он получил абсолютную поддержку обычных игроков и с той помощью, которую они оказали ему из сочувствия, он смог использовать против Гильдии Гермес стратегию людских волн. Но Виида самого как-то убил Бадырей на Рудниках Мельбурна, разве нет?

— Его чрезмерное самолюбие, подпитываемое толпой, которая возносит его до небес, наконец привело его к саморазрушению. Честно говоря, он стал намного лучше, если решил умыть руки и пойти спать.

— Как пройти центр подготовки продвинутого уровня в одиночку? Проводилось множество исследований, но никто еще не обнаружил этот способ. Кроме того, всего лишь несколько человек прошли центр подготовки. Они решили отправиться туда группами не потому, что были дураками; попытка Виида пройти его в одиночку просто слишком рискованная.

— Есть причина, почему испытание называется Тропой Борьбы: всё потому, что ты должен сражаться. Много сражаться. Все те трюки, которые Виид использовал до сих пор, там не сработают.

Игроки, находящиеся в первой 500 лучших Королевской Дороги, и другие так называемые эксперты, появляющиеся в программах, высказывали свои мнения, и все они были настроены пессимистично. Да, в их глазах новое испытание Виида действительно выглядело слишком рискованно, но на их единодушный глас сильно влияли тайные поручения Лафэя Гильдии Гермес.

— Во время интервью вы должны постоянно подчеркивать, что испытание Виида — это худшее решение, которое только можно придумать. Нам нужно заставить людей думать, что на этот раз он проиграет, что в конце концов приведет к поражению Королевства Арпен.

Виид уже реализовал на Равнине Гарнав ряд планов, которые сыграют ему на руку, и Лафэй пытался вмешаться и пошатнуть уверенность людей.

Сначала на Равнине Гарнав все оставалось, как и прежде. Но чем больше люди смотрели трансляции, по их рядам пополз страх, который вскоре привел к ухудшению общей атмосферы.

— Я доверял ему, потому что это Виид… Как он мог так всех нас предать?

— Мог бы и подождать еще несколько дней… Ему влом было это сделать?

— Я просто не могу понять людей, которые ведут себя так прямо перед таким важным событием. В смысле для кого, как он думает, мы так трудимся?

— Черт побери, забудьте! Я ухожу!

— Ребята, давайте больше не будем работать и играть. Почему мы должны тратить на это свои силы? Все равно все уже кончено!

Всеобщее настроение на Равнине Гарнав становилось все более мрачным, и воду мутили игроки с Центрального Континента. Шпионы, которых в срочном порядке отправила Гильдия Гермес, тоже высказывали свое недовольство и дезориентировали людей.

Они пытались поднять восстание!

— Эй, давайте пойдем перекусим где-нибудь. Я проголодался.

— Пропади ты пропадом, я даже не знаю, почему я захотел сюда прийти. Я так много денег потратил на то, чтобы воспользоваться телепортом.

— Весь путь из Королевства Розенхайм я проскакал верхом на лошади. *Вздох* Всё это было зря?

— Эй, а можно нам сюда бутылку соджу, нет, виски?

В ресторанах и пабах на Продуктовой Алее со страшной скоростью раскупались алкогольные напитки, в том числе пиво и вино. Игроки, которые уже проделали столько тяжелой работы, подготавливаясь к сражению с Гильдией Гермес, тоже не скрывали своей ярости.

Умы людей на Равнине Гарнав взбунтовались!

Если случайно сто миллионов игроков, собравшихся в этом месте, развалятся и разойдутся, ситуацию уже будет не исправить.

Однако все еще оставалось бесконечное количество игроков, которые молча трудились, приносили и сваливали в кучи материал.

Сейчас строилось уже 3700 гигантских скульптур — это историческое событие, которое полностью изменило весь пейзаж Равнины Гарнав, подходило к своей завершающей стадии. Так как люди поставили себе такую чрезвычайно высокую цель, они должны были работать день и ночь, чтобы успеть доделать скульптуры.

— У нас заканчиваются камни. Пожалуйста, принесите еще.

— Конечно. Мы использовали все камни из близлежащих районов, поэтому люди принесут еще камней из других земель.

— Торговая компания Манауэ предоставила нам несколько повозок; если здесь есть люди, которые могут ими управлять, помогите нам, пожалуйста.

Те, кто постоянно участвовал в строительных работах, составляли 60% от всего народа на Равнине Гарнав.

Белла, репортер KMC Media, взяла интервью у нескольких человек, сообщив им, что они в прямом эфире.

— Здравствуйте.

— Привет, приятно познакомиться.

Белла подошла к игроку, который тащил каменную плиту, чей размер был больше его собственного тела. Даже когда он давал интервью, он продолжал идти, один трудный шаг за другим.

— Прежде всего, не могли бы вы назвать свое имя, пожалуйста?

— Я Мягкий Тофу, игрок с Северного Континента.

— Хорошо. Здесь стало немного неспокойно после того, как Виид бросил вызов центру подготовки продвинутого уровня, но вы все равно здесь и помогаете людям строить скульптуры. Почему?

Мягкий Тофу на секунду поставил каменную плиту и выпрямил свою сутулую спину.

— А что изменилось?

— … Прошу прощения?

— Виид разрушил какие-то наши планы?

— Ну, он отправился в центр подготовки продвинутого уровня, и…

— И? Он умер там?

— Нет, но в этот раз, кажется, он не сможет сам пройти этот центр подготовки…

Мягкий Тофу добродушно улыбнулся.

— Каждый раз, когда Виид отправлялся в новое приключение, всегда были люди, которые говорили, что у него ничего не получится. Те, кто сейчас выступает на телевидении, говорят то же самое, верно?

— Ну, я имею в виду, они…

Эксперты и игроки высших уровней на самом деле пессимистично относились ко всем приключениям Виида. С другой стороны, игроки, которые начали играть в Королевскую Дорогу в Королевстве Арпен, были уверены на 100% — уверены в том, что без Виида их жизнь была бы гораздо менее счастливой.

— Он не мертв по-настоящему до того момента, пока он не умрет. Предсказывать его смерть тоже бессмысленно. Понятно, что вы думаете, что он не сможет появиться здесь, когда мы будем сражаться с Гильдией Гермес… но мы пока этого не знаем. Так почему же я должен прекращать работать?

— …

Интервью Мягкого Тофу транслировалось в прямом эфире на канале KMC Media.

— Знаете, он прав.

— Ага. Для всех нас это поражение, если мы бросим сражаться или если нас победят.

Интервью было достаточно для того, чтобы успокоить людей на Равнине Гарнав, настроение которых с каждым днем после отправления Виида в центр подготовки продвинутого уровня понемногу ухудшалось.

— Внимание всем, у нас осталось очень мало времени. Давайте приободримся и продолжим подготовку к сражению, возводя статуи и наслаждаясь фестивалем.

— Давайте просто приложим максимум усилий. Мы можем обвинить Виида только тогда, когда мы узнаем, что он действительно нас подвел, но… пока он еще ничего такого не сделал.

Игроки Моры взяли на себя инициативу и стали подгонять возведение скульптур.

Тем временем в Культе Травяной Каши состоялось несколько собраний, на которых они обсуждали, в чем заключалась их идентичность.

– В чем смысл нашего существования?

– До какого момента нам нужно будет сражаться за Виида и Королевства Арпен?

До сих пор Культ Травяной Каши активно участвовал в многочисленных сражениях или других мероприятиях, которые способствовали усилению национальной мощи Королевства Арпен. Его влияние росло с каждым днем, что можно было заметить по громадному увеличению количества каш в его составе. Но у членов культа не было причин обижаться на Королевство Арпен, так как они наслаждались свободной жизнью, не подвергавшейся обязательным правилам или приказам королевства.

— Мы не должны жить ради Виида. Давайте будем жить так, чтобы наша жизнь была более приятной.

— Почему мы объединяем силы каждый раз, когда случается война? На самом деле, многие спрашивают об этом. Мы делаем это не для того, чтобы показать Вииду нашу преданность; мы делаем это ради всех нас.

— Мы не считаем, что Королевство Арпен принадлежит только Вииду. Мы построили эту страну вместе и сражаемся, чтобы защитить то, что принадлежит всем нам… Что в этом такого странного?

— Битва на Равнине Гарнав. Давайте сражаться вместе. Виид не единственный, кто сделал это все возможным.

Игроки культа Травяной Каши решили свободно переходить от строительных работ к фестивалю и назад. Так как никто никого не принуждал ничего делать, люди просто делали то, что им велит сердце.

* * *

Первой группой врагов, с которыми столкнулся Виид, открыв Врата Испытания, были 50 Рыцарей-Гоблинов.

— Приветствуем того, у кого хватило мужества. Тебе придется победить нас, чтобы пройти дальше. Ку-ку.

Острое зрение Виида подсказало ему, что место открытой площадки, на которой стояли гоблины, было около 300 квадратных метров. Тропа Борьбы немного расширилась, достаточно для того, чтобы устроить крупную битву.

«Орден рыцарей… звучит смешно».

Хотя они были всего лишь монстрами, с точки зрения уровня Рыцари-Гоблины, похоже, были в шаге от перехода на 500 уровень. Они не были простыми соперниками, но и победить их не было сверхсложной задачей. У Виида голова болела бы о них больше, если бы они появились вместе с лучниками, магами, шаманами и священниками. У Гоблинов были плохие доспехи и щиты.

«Атаковать, сломить, и я одержу победу».

Виид поднял меч Лоа.

— Участник, выходи вперед.

— Фехтование мечом Хераим!

Кинулся в ряды гоблинов, перерубая одного за другим. Сначала он старался наносить точные удары, но главной характеристикой навыка Фехтования мечом Хераим было то, что он становился сильнее с каждым последующим ударом.

Хлоп!

Бах!

Бам!

Стук!

После десяти успешных ударов атаки Виида стали очень быстрыми и мощными. Интенсивность его ударов выбивали щиты и отбрасывала тела гоблинов в стену даже в том случае, когда они оборонялись.

— Ууааарргх!!

— Ккххх!

Рыцари-Гоблины минуту назад насмехались над участником, пришедшим в одиночестве. Виид прыгнул прямо на врага и пронесся словно ураган.

< Быстрое сражение.

Ловкость — смертельное оружие воина. Вы завершили бой с помощью самых быстрых и точных атак. В результате рекордной битвы против многочисленных врагов:

Ваша Сила увеличивается на 1 очко.

Ваша Ловкость увеличивается на 3 очка.

Ваша Слава увеличивается на 3 213 очка.>

На Тропе Борьбы можно было легко заработать бонусные характеристики, хорошо сражаясь. Даже когда он находился не в такого рода месте, Виид всегда участвовал в бою, старясь быть максимально эффективным, на все 100%.

«Как мне повысить скорость моей охоты? Мне нужен способ, с помощью которого я бы смог наносить удары эффективно, чтобы увеличить свою прочность… и еще быстрее собирать трофеи».

В результате он мог похвастаться такой высокой скоростью охоты, что остальные люди не могли поспеть за ней. Эффективность идеального фарминга! Каждый раз, когда он участвовал в битве, благодаря его выдающейся способности концентрироваться, появлялись сообщения обо всех характеристиках, которыми только можно обладать!

— Жалкие.

Комментарий, который Виид сделал после того, как уничтожил Рыцарей-Гоблинов, был коротким. От их мечей и доспехов нечего было взять. Обычно он все равно мог что-то с этим сделать с помощью навыков кузнеца, если возьмет их и переплавит. Даже если они были сделаны из очень плохих материалов, он все равно мог отдать их Манауэ и определить их как «Прочее». Но так как на Тропе Борьбы нельзя было есть, время было ограничено… что означало, что он не мог сидеть здесь просто так и плавить плохой метал или ковать из него скульптуры или доспехи. Так как остальные сколотые мечи и потрескавшиеся доспехи были слишком тяжелы, чтобы носить их с собой, у него не оставалось другого выхода, кроме как оставить их здесь.

Виид бросил трофеи сражения!

То, что только что произошло, граничило с ночным кошмаром.