Том 56. Глава 4.3. Подземелье Арголдии

В подземелье произошло всего лишь два момента, которых Виид никак не ожидал.

«Откуда здесь столько големов?»

Помимо железных, им встретились золотые и даже рубиновые големы. А когда спустя какое-то время некоторые из них перестали работать, гномы вытащили свои молотки и прочие инструменты для проведения ремонта.

– Сенсоры, связанные с внутренним ядром, повреждены. Впрочем, это поправимо.

– О, господи… Вы только посмотрите на структуру этих связок. Конечно, я не хочу обидеть наших предков, но эта технология так сильно устарела…

– Одна лишь имплантация сложных суставов улучшит их боевые возможности. Да и в целом, я уже устал слушать, как они громыхают и лязгают при каждом шаге.

Способности гномов, как кузнецов, также оказались намного выше, чем ожидалось. Поврежденные в бою големы легко ремонтировались руками. Время от времени ремесленникам не хватало материалов для проведения ремонта, но они быстро собирали то, что им нужно, в следующих битвах. Во всех иных случаях они просто брались за кирки и принимались добывать железную руду.

«Здесь целая гора руды прекрасного качества… – наблюдая за ними, покачал головой Виид. – Да уж, гномы не стали бы создавать здесь хранилище без должной на то причины. Они пошли на этот шаг, поскольку гора богата полезными ископаемыми».

Способность находить природные ресурсы была наиболее распространённой именно у гномов. Каждый уважающий себя гном с лёгкостью выявлял залежи руды первого и второго сортов, а также руды наивысшего качества. Но что ещё важнее, с такой же лёгкостью они добывали чистое серебро, сапфиры, рубины и опалы.

«Тысяча превосходных воинов, которые также являются кузнецами и шахтёрами…»

В том, чтобы брать гномов на зачистку подземелий, было и вправду множество самых разных преимуществ.

Даже при охоте на равнинах гномы отличались неординарностью действий, устанавливая ловушки и оборонительные баррикады.

«Благодаря гномам сложность этого подземелья значительно уменьшилась».

После каждой битвы к ним присоединялось от трёх до четырёх големов, которых создали специально для защиты секретного хранилища. Другими словами, если бы сюда вошли представители другой расы, то вместо союзников они получили бы ещё одного противника.

«Однако всё это может быть ловушкой. Сейчас мы быстро продвигаемся вперёд именно благодаря големам, но так ли продолжится и дальше…» – задумался Виид, решив подготовиться к худшему.

– Отправьте железных големов в тыл. Мы, гномы, будем сами пробиваться вперёд.

– Почему ты не хочешь использовать их?

– Хочу. Просто когда големы убивают драгоценных монстров, это пустая трата времени.

Таким образом, стоя плечом к плечу с гномами, Виид продолжил двигаться вперёд. Он оставил в передних рядах лишь тех гномов, которые обладали наивысшим уровнем защиты, тогда как более слабые воины были размещены в центре.

Виид то и дело использовал Меч Регенерации, увеличивающий защиту и скорость восстановления Здоровья. И если поначалу казалось, что в этом нет никакой нужды, то спустя некоторое время нелишними оказались все десять сотен прибывших сюда гномов.

Как-никак, масштабы данного подземелья были столь же огромными, как и сопротивление обитающих здесь монстров, вооружённых качественной экипировкой гномов.

Ракообразные монстры ростом от пяти до семи метров выкапывались из стен и земли, а множественные рои ядовитых насекомых появлялись, будто чёрные тучи.

– Всем раненым отступить и отдохнуть!

Гномы с низкой Живучестью и очками Здоровья время от времени отходили назад и накладывали повязки. А на их место становились те, кто всё ещё мог сражаться.

Отбиваясь от бесконечного потока монстров, Виид устроил самый настоящий конвейер.

«Было бы намного сложнее, если бы я в том задании не получил Меч Регенерации …».

Возможно, эльфийское задание также было чем-то вроде очередного подготовительного этапа. Система словно подсказывала ему, что он должен возглавить армию с Мечом Регенерации.

«Спасение мира… До сих пор под моим началом объединялось не так и много рас, но… с такой способностью я и вправду смог бы руководить огромной толпой людей и сражаться с драконом».

*Дзынь!*

– Новое боевое достижение!

Вы получили титул «Непроницаемая Стена»!

Вам удалось успешно сдерживать натиск монстров на протяжении тридцати минут, благодаря чему Ваша Стойкость и Живучесть навсегда увеличились на 2.

– Хм, было бы неплохо немного расслабиться за бокалом пива…

– На это нет времени. Как можно думать о пиве, когда наши братья страдают? – довольно категорично ответил Виид. Впрочем, каким бы опасным ни было данное подземелье, их боевые навыки и характеристики постоянно росли.

Чувство от становления сильнее было отличным стимулом для продолжения битвы!

– Группа 11 – вперёд. Те, кто позволили себе роскошь отдохнуть, должны выдвинуться на передний край.

Выматывая гномов, Виид получил новый уровень. Хоть это и не было сопоставимо с зачисткой подземелий при помощи нежити, такая скорость охоты намного превышала привычную для игроков.

Между тем, время от времени им на глаза попадались арсеналы, созданные предками гномов.

«А здесь довольно много мечей».

Некоторые арсеналы были забиты лишь доспехами и щитами, в то время как другие заставлены сотнями стеллажей, на которых покоились исключительно кинжалы.

«Как и следовало ожидать от гномов, они запаслись на много лет вперёд».

Виид всем сердцем хотел бы продать трофейное снаряжение, но впервые за всё время оружие и доспехи были использованы для вооружения гномов. Это была прекрасная экипировка с требованием 700/800-го уровня, однако гномы, будучи кузнецами, смогли её надеть.

«Больше всего от экипировки выигрывает именно эта раса…».

После того, как гномы надели доспехи, их атакующие и защитные показатели значительно увеличились, что привело к ещё большему увеличению скорости охоты.

К сожалению, некоторые гномы не могли использовать снаряжение, для которого требовался 900-ый уровень. Хоть это и было редкостью, однако не все гномы изучали Кузнечное Ремесло.

Тем не менее, если в настоящее время они не могли использовать данное снаряжение, то после активации Жаровни Жертвоприношения такая возможность им должна была представиться.

«К тому моменту, как это подземелье будет зачищено, защита гномов станет непробиваемой», – ухмыльнулся Виид, невольно вспоминая пустынных воинов тех времён, когда он был Великим Императором Пустыни.

Ни один враг и ни одно государство не могли остановить буйствующих пустынных воинов. Со стороны их армада казалась несколько хаотичной, но, обладая подавляющей силой, они с лёгкостью уничтожали своих противников.

«С точки зрения силы атаки пустынные воины в несколько раз сильнее. Благодаря верблюдам их мобильность также была исключительной. Тем не менее, в каждом сражении они получали серьёзные ранения».

Основным преимуществом армии пустынных воинов была скорость, с которой они завершали сражения. Тем не менее, в этом процессе гибло довольно много воинов.

Гномы же отличались сбалансированностью, проистекающей из высокой выживаемости, а также высокого потенциала для дальнейшего роста. Более того, действия гномов полностью менялись в зависимости от того, что им приказывали. Под чутким руководством они могли одолеть даже пустынных воинов.

Несмотря на это, Виид чувствовал небольшое разочарование.

«Даже для самых типичных сражений им нужен первоклассный лидер. Большинство из этих гномов, вероятно, погибнут в битве с Кэйберном…»

А это стало бы огромной, но… вынужденной потерей.

Манауэ: – Авантюристы прислали отчёт.

Зайдя в секретное хранилище гномов, Виид стал игнорировать сообщения от других игроков, поскольку его первостепенной задачей был поиск артефакта и обучение гномов. Вот почему он читал лишь крайне важные доклады от Манауэ.

Манауэ: – Они сообщают, что наконец-то обнаружили логово Лэндони.

Виид: – Должно быть, они многое пережили…

Манауэ: – В отчёте говорится, что логово находится там, где бесконечно извергается самый большой вулкан. Пока мы с тобой говорим, они жертвуют своими жизнями, чтобы проникнуть в логово. Надеюсь, скоро будут хорошие новости.

Виид: – Это всё?

Манауэ: – Ещё я продолжаю отсеивать информацию о Кнатуле и Малине.

Это Виида интересовало уже куда меньше. Даже если бы в его ряды вступил настоящий герой, это помогло бы куда меньше, чем десять хорошо вооружённых и обученных гномов.

Кэйберн был слишком силён для того, чтобы его могли остановить несколько героев.

Виид: – Ясно.

Манауэ: – И последнее… Ещё не слишком поздно. Если мы уменьшим Мору до одной пятой, то выиграем намного больше времени.

Осталось всего одиннадцать дней до того момента, когда на Мору обрушится гнев Кэйберна. Именно поэтому, пока Замок Хозяйка всё ещё стоит, Манауэ предлагал уменьшить размеры Моры.

Манауэ: – Некоторые северяне предлагают тебе лично встать на защиту города или же разрушить его, оставив голые кости.

Виид: – Голые кости?

Манауэ: – Предлагается оставить базовые и Великие Сооружения, переместив жилые и торговые сектора куда-нибудь поблизости. После окончания атаки дракона мы сможем всё восстановить.

План сохранения Моры, наиболее распространённый среди северных игроков!

Они должны были построить город-спутник и переместить в него как можно больше инфраструктурных объектов из самой Моры. Затем, победив Кэйберна, они бы всё вернули в исходное состояние; осуществив тем самым поистине историческое достижение.

В обычной ситуации никто бы не стал даже думать о столь сложной идее, но всё, чего им удалось достичь за последние годы, перечёркивало любое «невозможно».

«Значит, мы разделим Мору на части, а затем соберём её воедино… А что, это вполне реально», – задумался Виид.

Если игроки и торговцы мобилизуются, этот план станет вполне выполнимым. Не было необходимости полностью уничтожать Мору, поскольку снос всего лишь десяти-двадцати процентов жилого сектора убрал бы её из первоочередных целей Кэйберна.

Более того, если делать так постепенно, каждую неделю, то коммерция и технологический уровень хоть и снизятся, но всё-таки выведут город на безопасный уровень.

Если базовые секторы экономики останутся нетронутыми, город можно будет восстановить после победы над Кэйберном.

«Я уверен, что городу будет лишь на пользу, если я уберу некоторые беспорядочно построенные здания. А когда всё закончится, Мора возродится».

Данный план мог похвастаться серьёзными преимуществами, но… он всё ещё оставался ядом.

Во-первых, нечто подобное потребовало бы огромного финансирования и рабочей силы.

Кроме того, за такое их осудил бы весь остальной мир. Если Мора окажется в безопасности, то вместо неё будет разрушен другой город. И граждане этого города, вне всяческих сомнений, сделают виновным Виида.

– Решил защитить Мору, но бросить нас?

– Империя Арпен заботится только о Море?

Подобные спекуляции захлестнули бы весь континент. Как-никак, ни один лорд не хотел, чтобы его город превратился в руины.

Если крупные города начнут соревнование за то, кто будет разрушен последним, последствия станут ещё более катастрофичными, чем после атаки дракона.

Виид: – Нет, мы не можем на это пойти. Если мы снесём часть Моры, разрушены будут другие города. Мы своими собственными руками запустим бесконечный цикл неизвестно чего.

Манауэ: – Да, я понимаю, но Мора — это же… Эх-х. Ладно, что будет, то будет. Но, всё-таки, мне жаль Мору, так что, пожалуйста, переспи с этим планом.

После того, как разговор с Манауэ подошёл к концу, Виид почувствовал себя неловко. Ему тоже не хотелось, чтобы Мора исчезла с лица земли. Как-никак, этот город был сердцем Империи Арпен.

Именно здесь всё и началось. Поднявшись из руин, избавившись от контроля со стороны вампиров, она родилась заново.​