Том 56. Глава 7.2. Строительная площадка

Получив миску травяной каши, Реверс уселся неподалёку от импровизированной кухни. Пусть вокруг и толпилось достаточно большое количество игроков, но места оставалось вдоволь.

«Что ж, попробуем…» – решил он и, зачерпнув каши, понёс ложку в рот.

— Бу-хе!

Каша была настолько горячей, что обожгла ему язык.

«Почему она такая горячая? Как её есть-то?» – покачал головой Реверс, после чего зачерпнул содержимого тарелки поменьше и как следует подул на него.

А затем он почувствовал «его». Вкус каши был поистине уникальным: травянистым и горьким, но при этом всё-таки немного сладким, солёным и пряным.

Судя по всему, повар просто взял огромное количество травы и ягод, после чего сварил их, заправив солью, сахаром, соевым соусом и небольшим количеством перечной пасты.

«Хм-м…»

Не понимая, нравится ему или нет, Реверс попробовал ещё несколько ложек. В результате этого он увидел, как на его столовом приборе повисла самая настоящая трава.

– …

Впрочем, помимо неё водянистое варево содержало несколько зёрен риса и даже кусочки мяса.

«Вроде как положили всё, что могли, после чего просто отварили…»

Когда дело доходило до готовки, Реверс был полным аутсайдером. Итак, он подумал об этом, совершенно не задумываясь, но… это была чистая правда!

Главный секрет травяной каши заключался в её максимально упрощённом приготовлении.

«Да уж… вкус, если честно, не очень», – в конце концов, решил Реверс и, оставив около половины миски, последовал за остальными игроками.

Обычно он был слишком ленив, чтобы участвовать в массовых событиях, но сегодня ему хотелось приложить руку даже к самому ничтожному делу.

— Вы новичок? Камни будут слишком тяжелыми… Сможете вести телегу с быком?

— Дайте мне камни.

— Это будет непросто…

— Всё в порядке. В конце концов, я отличаюсь от других новичков, – ответил Реверс, доверившись своему снаряжению, наделенному различными положительными эффектами.

— Если устанете, обратитесь за помощью к ближайшим игрокам.

— Я же говорю – не переживайте… Мух-х-х! – начал было говорить Реверс, как вдруг едва не задохнулся.

Огромная тяжесть, давящая на его плечи и спину, заставила ноги задрожать, как осиновые листы.

И с таким весом он должен был пройти весь путь от пункта выдачи до стройплощадки.

«Почему люди делают такую работу?»

Реверс был наполнен одновременно и сожалением, и вопросами. Схожие вещи выполняли десятки тысяч других игроков, но при этом на их лицах читалась не только усталость, но и оживление.

Они ощущали чувство выполненного долга! Отнеся одну-единственную коробку с камнями или громадный булыжник, в их головах появлялось чувство причастности.

«Так вот в чём заключается влияние Виида. Он способен управлять массами…»

Реверс постепенно приходил к пониманию того, что происходит в Королевской Дороге. Он считал, что люди походят на кастрюли, которые быстро нагреваются и так же быстро охлаждаются.

Какими бы хорошими ни были их поступки, они не могут продолжаться вечно. То же самое касалось и критики. Однако придание некоторого значения и поощрение участия временами приводило к преодолению невозможного. И доказательством тому была здешняя атмосфера, которая при непосредственном участии полностью отличалась от наблюдения через монитор.

«Виид стал императором не благодаря силе… Он стал императором, потому что изменил мир».

А затем Реверс был потрясен, увидев, что к вечеру объём строительства увеличился вдвое.

На следующий день данный показатель увеличился ещё в пять раз. И благодарить за это стоило игроков, прибывающих со всех концов света.

***

— Это абсурд. Возмутительно… Но это Виид. Я не могу просто взять и проигнорировать это, – ворчал Мишель, организовавший тайное собрание двадцати наиболее влиятельных лордов, включая Карлизу и Странника.

Целью этого собрания было якобы содействие дружбе между лордами, но все они знали, что каждый из них полон жадности и амбиций относительно расширения своего влияния.

— Чтобы он привёл сюда ещё и Гильдию Гермес. Кто бы мог подумать… – тихо простонал Странник.

Недавние действия Виида сильно ударили по ним. Став главными лордами, они получили возможность расширять свои фракции после убийства монстров. Что касается Кэйберна – они собирались держаться от него как можно дальше, однако Виид взял и решился на полномасштабную охоту!

— Я думал, что на одну только подготовку уйдет не меньше года. Думаешь, мы победим? – выразила своё беспокойство Карлиза. Основной же вопрос, волнующий каждого из присутствующих на собрании лордов, звучал следующим образом:

— А что, если им не удастся?

Впрочем, хоть у них и были сомнения, но они всё-таки решили поддержать охоту на дракона. Им нужно было покровительство Империи Арпен. Кроме того, они прекрасно осознавали силу общественного мнения, которое гласило, что никто не должен отказываться от битвы с Кэйберном.

— Мы говорим о драконе. Это не то существо, о котором можно рассуждать в контексте обычного рейда. Даже с Гильдией Гермес и Жаровней Жертвоприношения это будет нелегко.

Мишель скрыл тот факт, что накануне он отправил сообщение членам своей гильдии, состоящим в штурмовом отряде, чтобы те не использовали Жаровню Жертвоприношения. Впрочем, то же самое касалось и других гильдий. Они все негласно договорились сохранить свои силы.

Если охота потерпит неудачу, наступит эпоха, когда правила будет диктовать сильнейший.

— Всё зависит от того, как мы будем сражаться. Да, мы не знаем всех способностей дракона. Но мы точно знаем, что Гильдия Гермес великолепна в бою. То же самое касается и Виида, – нахмурившись, проговорил Шервуд.

Главные лорды не одобряли того, что происходило. Они прекрасно разбирались в сражениях, которые между гильдиями как правило зависели от банального количественного перевеса, но дракон… дракон находился в совершенно ином измерении.

Странник уже предсказал, какие события произойдут в ближайшем будущем.

— Если Виид одолеет дракона, в дополнение к своей нынешней популярности он получит ещё и неоспоримый авторитет. То, что Бадырея некоторые продолжают называть лучшим – это просто смешно.

Если Виид победит дракона, им придется кланяться ему ещё бог знает сколько времени.

— Это опасная затея, так что я бы не стал делать ставку, опираясь лишь на микроскопическую вероятность победы. Но это Виид… Возможно, шансы куда выше, чем нам кажется.

— Я не могу даже предположить, чем закончится эта битва. Будут мобилизованы основные силы Версальского Континента… Виид и Гильдия Гермес примут непосредственное участие в битве, а это означает, что масштабы сражения выйдут далеко за пределы воображения.

— Да, это Виид. К слову, насколько я знаю, Бадырей тоже планирует принять участие. Использование жаровни и объединение усилий… Хм-м…

Главные лорды не могли открыто молиться о провале охоты. Если Виид не справится, дракон продолжит разрушать города, распространять монстров и в конце концов уничтожит то последнее, что находилось в их ведении.

Итак, любой из вариантов имел плохие последствия, но хуже всего было то, что у них попросту не было другого выбора, кроме как ограничиваться банальными жалобами.

***

— Эй, ты. А ты довольно крепкий.

— Спасибо.

В конце концов, Бадырей был признан варварами. Каждая битва заканчивалась значительным вкладом с его стороны. Кроме того, Бадырей понемногу научился ладить с варварами.

Вечерами они разводили костер и вместе ужинали, рассказывая о том, кто и как себя проявил.

«Сколько же времени у меня на это ушло…»

Бадырей почувствовал себя опустошенным при мысли о том, что будь на его месте Виид, ему потребовалось бы около двух или трех дней, чтобы повысить уровень близости.

Нет, это заняло бы меньше суток!

— Слушай внимательно. Есть земли, на которые никто не захаживает. Они находятся за ледяными стенами на северо-западе.

— Разве там не сплошные льды?

— Природа сурова. Но если ты найдешь похороненную там легенду, тебя назовут выдающимся воином нашего клана.

*Дзынь!*


— Докажите, что Вы готовы стать воином Железной Крови.

Поднимитесь по северо-западным ледниковым стенам и направляйтесь вперёд, покуда глаза глядят. Сердце воина не остановит ни холод, ни прочие невзгоды.

Каждый Ваш шаг станет новым витком в жизни.

Вы должны преодолеть истощение и физическую боль.

Как только Вы выйдете за пределы своих ограничений и рухнете на бесконечные льды, Вы переродитесь воином Железной Крови.

Эта смерть не приведёт к снижению Вашего текущего уровня и навыков.

Чем больше времени Вы проведете в путешествии и чем больше вытерпите, тем больше повысятся Ваши Стойкость и защитные навыки.

По мере Вашего продвижения вперёд будет расширяться и территория варварского клана.

Продвижение вперёд на протяжении пяти дней приведёт Вас к месту, где похоронен Ледяной Меч. Если Вы не прибудете в пункт назначения, лёд расколется и Вы упадёте в чёрные, как смоль, глубины ледяного океана.

Сложность: S.

Награда:

Повышение до воина Железной Крови.

Ледяной Меч.


Наконец-то, появилось задание, позволяющее продвинуться в классе.

«Воин Железной Крови и Ледяной Меч… Хм-м, интересно».

Это был первый раз, когда Бадырей выполнял задание самостоятельно, а не с Гильдией Гермес.

«Но я могу стать сильнее».

Да, он знал, что Гильдия Гермес преклонила колени перед Империей Арпен, но… это было неважно. Стабильность Хэйвена и выживание гильдии его более не заботили.

«Виид. Я позволю тебе занять место императора. Но титул «Бог Войны» навсегда останется моим», – кивнул сам себе Бадырей, после чего немедля отправился к ледяным стенам.

Он хотел быть максимально готовым к тому дню, когда они будут охотиться на Кэйберна.

Таким было условие для Гильдии Гермес, но… основная причина крылась в том, что никто не признал бы его после победы над Виидом, который станет слабее после использования жаровни.

***

Вместе с Питоном и Обероном Пэйл возглавил штурмовой отряд.

Они целыми днями охотились на орды монстров, заполонившие Центральный Континент.

— Питон, твоя техника владения мечом всегда очень динамична.

— Ха-ха-ха. Я научился этому стилю, чтобы как можно скорее убивать монстров. Кстати, а как ты стал лучником?

— А-а… Ничего такого, просто выполнил задание.

— О-о! Особое задание, позволяющее получить профессию?

— Нет. Я выполнял просьбу поохотиться на кроликов с луком и в итоге стал лучником.

– …

От услышанного Питон и Оберон обменялись понимающими взглядами, явственно говорящими о том, что Пэйл – круглый дурак.

И лучник, от которого это не скрылось, смущённо улыбнулся и добавил:

— Тем не менее, я ни разу не пожалел о том, что стал лучником.

«Ещё бы не стал. Судя по его характеру, он бы не стал жаловаться, даже если бы стал мечником», – понимающе закивал головой Питон.

«Он был бы хорош, независимо от того, какой путь бы выбрал. В конце концов, это его собственная жизнь…» – улыбнувшись, подумал Оберон.

Многие игроки знали о том, какую жизнь прожил Пэйл, и признавали его.

Боевой раб Виида №1.

Несмотря на это, он стал крупным лордом, у которого в подчинении находился весьма приличный кусок земель Империи Арпен. Даже те игроки, которые не уступали Пэйлу в уровне, не имели столь большого влияния и популярности.

Его история была такова, что каким бы глупым он ни казался… учитывая всё остальное, критиковать Пэйла попросту язык не поднимался.

— Между прочим, я слышал, что ты, Оберон, в реальной жизни совсем не такой, как здесь, – с любопытством проговорил Пэйл.

В Королевской Дороге Оберон был преданным воином и защитником слабых! А вот в реальности – наследником миллиардера и обаятельным человеком, полным уверенности в себе. Конечно, по мере возможности он оказывал поддержку и в реальном мире, но далеко не с такой самоотверженностью, как в виртуальном.

По словам Виида, он был «человеком, рождённым со всем, кроме скрупулезности».

— Странно, что всякий раз, когда я вхожу в Королевскую Дорогу, я хочу защитить людей. Думаю, причина тому кроется в моей неудачной первой попытке пройти подземелье, – ярко улыбнувшись, ответил Оберон.

Будучи первооткрывателем Королевской Дороги, он быстро достиг 50-го уровня, охотясь в городских окрестностях, и вместе с друзьями отправился на охоту в подземелье.

Все они были неопытными новичками и были уничтожены прежде, чем смогли что-либо предпринять. С тех пор Оберон был охвачен чувством долга защищать своих товарищей.

— Я так полагаю, что эту эмоцию трудно… контролировать? – осторожно спросил Пэйл.

Все они были свидетелями того, как Оберон защищал своих друзей. Это было поистине трогательное зрелище, ведь в конце концов он погиб, бросившись на монстров без особой на то причины.

— Да уж, это работает не так, как мне бы того хотелось. У меня возникает намерение защитить кого-либо, и в конечном итоге, сам того не осознавая, я оказываюсь в самом пекле.

— Понятно, – кивнул Пэйл и после короткой паузы спросил вновь, – Скажи, а ты планируешь использовать Жаровню Жертвоприношения?

— Конечно. Как-никак, это будет незабываемое сражение.

В ответ Пэйл лишь тяжело вздохнул.

Он понял, почему некоторые люди называли Оберона идиотом.​