Том 57. Глава 1. В море

KMC Медиа взялась транслировать приключения Бадырея, ставшего Воином Железной Крови.

— Теперь нам известно, что данный класс можно получить, взобравшись на ледяную стену и пройдя сквозь ледниковые пустоши.

— Это особый боевой класс. Слово «железный» характеризует непоколебимую выносливость, позволяющую выжить вне зависимости от полученных повреждений.

— Ха-ха, ну, это небольшое преувеличение, но Воины Железной Крови и вправду обладают невероятной защитой. Это класс, порожденный в суровых условиях.

— Наверное, это в какой-то степени сопоставимо с профессией Воина Солнца, которую получил Виид после того, как развеял песчаную бурю?

— Полагаю, что так.

Золотая эпоха Гильдии Гермес давно прошла, однако, имя Бадырея все еще привлекало достаточно большую аудиторию. И вот, прямо сейчас на экране демонстрировался Бадырей, карабкающийся по ледяной стене.

— Судя по всему, даже просто забраться на эту стену далеко не просто.

— Похоже, его ноги не могут найти уступы.

— Стена скользкая и острая. Бадырею нужно найти свой собственный путь. Судя по развевающейся одежде, ветер тоже отнюдь не помогает.

— Мне становится холодно от одного взгляда на это.

— Он должен карабкаться вверх, используя одни лишь голые руки. Это поистине опасное задание, выполнение которого может привести к падению в пропасть. Игрокам с акрофобией не стоит рисковать в повторении подобного.

И вот, когда Бадырей преодолел примерно треть пути, его плащ начал неистово трепетать. Из-за этого воину пришлось расстаться с данным элементом гардероба. Но даже после того, как Бадырей сбросил плащ, зрители все равно видели, как его тело пошатывается от порывов ветра.

«Одно неверное движение – и я мертв», – понял Бадырей, двигаясь вверх по прозрачной, как зеркало, стене.

Его Живучесть мало-помалу истощалась, и Бадырею приходилось сохранять максимальную концентрацию, чтобы не поскользнуться. И когда ему наконец-то удалось совершить восхождение, он подумал про себя, что самое сложное уже позади.

«Наконец-то я это сделал».

Его пальцы замерзли и не подавали никаких признаков жизни. То же самое касалось и ног.

«Теперь я должен зайти так далеко, как смогу».

Он жаждал заполучить Ледяной Меч, который полагался в качестве награды за выполнение задания. Итак, опустив голову, воин двинулся вперед.

Бадырей и представить себе не мог, что двигаться на замерзших конечностях будет так сложно. А еще он понял, что Воину Железной Крови требуется необычайно высокая стойкость.

«Люди смотрят на меня… Если я умру, не дойдя до своей цели, меня ждет тотальное унижение».

***

Тем временем укрепление Моры продолжалось.

Мибулло и Паво активно сотрудничали с Северной ассоциацией архитекторов.

— Защита города и охота на дракона должны происходить одновременно. Непросто будет решить обе эти задачи одновременно.

— Лучше, если бы сражение происходило за городом.

— Да, это было бы очень обнадеживающе, но… судя по всему, наш единственный шанс – это заставить дракона спуститься.

— Разрушение строений в непосредственной близости от Площади Ледяного Дракона принесет наименьший ущерб. Как насчет того, чтобы заманить дракона сюда?

— Площадь Виверн – тоже неплохой выбор. Поблизости находится рынок, однако, на его реконструкцию потребуется меньше ресурсов.

Архитекторы были перегружены проектированием и строительством одновременно. Даже им было неясно, сколько времени уйдет на возведение стен вокруг Моры и укрепление построек.

Если на город обрушится широкодиапазонное магическое заклинание, здания разлетятся, как стога сена от урагана.

Для архитекторов подобная ситуация была самой экстремальной и наихудшей из всех возможных. Однако это лишь всколыхнуло их глубочайшую страсть.

— Каковы пожелания Виида? – долго рассматривая карту Моры, в конце концов спросил Мибулло.

— Он сообщил мне, что поддержит любое решение, которое мы примем, – торжественно объявил Паво.

— Даже если вся Мора будет уничтожена?

— Архитекторы ни при каких обстоятельствах не будут нести ответственность. Он обеспечит все необходимое и лично ответит за все, что случится впоследствии.

— Неужели он так сильно верит в нас?

Мибулло уже был в преклонном возрасте, а потому его искренне тронуло то, что Виид доверил ему практически все. Это был совершенно иной уровень уважения, чем в те времена, когда он вел активность на Центральном Континенте.

Остальные архитекторы также согласно кивнули:

— Как и ожидалось от Виида.

— Это трудное решение. Он знает важность архитектурного дела, отсюда и причина его веры в нас.

— О чем вообще здесь говорить? Чтобы понять, почему Империя Арпен процветает, достаточно взглянуть на одного человека.

Репутация Виида в целом была довольной высокой, а потому к нему относились с уважением. И особенно это касалось торговцев и архитекторов.

— А как насчет участия ассоциации кузнецов?

— Гномы-кузнецы уже активно помогают нам.

— А что по запасам железа?

— Их немного, но и недостатка тоже нет. До дня «Д» можно будет укрепить сталью около трех тысяч построек.

У архитекторов было сразу несколько планов на предстоящую битву.

Объединившись с художниками, собравшихся отвлечь внимание дракона фальшивыми произведениями искусства, они планировали построить металлические здания – здания, которые привлекали бы дракона и выдерживали средние магические, а также физические воздействия.

Их цель состояла в том, чтобы заставить Кэйберна потратить некоторое количество ударов на не жизненно-важные структуры.

— Это наша последняя линия обороны. Мы должны защищать ее несмотря ни на что. Если мы хотим хоть как-то восстановить Мору, после войны должно остаться не менее трети города, – проведя черту на карте, проговорил Мибулло.

— Согласен.

— Рядом с Великой Библиотекой можно только возвести стены, чтобы не привлечь к ней лишнего внимания. Нужно сделать мишенями другие строения.

— Давайте продолжим. Также нам нужно сделать максимально точную карту и отобразить первоначальную форму построек… так, на всякий случай.

Атмосфера в зале была тяжелой. Они должны были учитывать, что Кэйберн собирался полностью уничтожить Мору.

— На самом деле, мы мало что можем сделать, – подытожил Мибулло, – Мы можем минимизировать ущерб городу и обеспечить доступность к битве для игроков, участвующих в этой войне. Но даже если все наши усилия будут напрасными, мы не сдадимся.

***

Благодаря Манауэ до Виида дошли последние новости от группы «Тени Земли».

Виид: – Да уж, им предстоит непростая задачка.

Манауэ: – Учитывая, что это задание от Ратуаса, оно будет крайне сложным. Тем не менее это отличные авантюристы, так что они справятся.

Виид: – Пожалуйста, помоги им по возможности.

Манауэ: – Конечно! Моя компания окажет им всеобъемлющую помощь.

Виид: – Если план защиты Моры потерпит неудачу, нам все равно понадобятся ингредиенты для секретного зелья.

Манауэ: – Не дай Бог этому случиться… Но, будем готовиться к худшему.

Виид также получил отчет о Мировом Древе и том, что все эльфы континента получили задание. Речь шла о получении новых профессий, продолжении расового задания, поиске ингредиентов и помощи в росте Мировому Древу.

В зависимости от прогресса с ростом Мирового Древа эльфам будут предоставлены более мощные способности. Другими словами, вся эльфийская раса получила одну, крайне важную задачу.

«Эльфы также подвергнутся всевозможным трудностям».

Виид не понаслышке знал, насколько трудными бывают задания в Королевской Дороге. Несмотря на свою привлекательную внешность и уникальные достоинства, эльфы были далеки от границ интересов большинства игроков.

Их очки Здоровья и Живучесть были ниже среднего. Как охотники, они обладали несравненным мастерством стрельбы из лука, но также имели ужасно высокие штрафы от чрезмерного количества убийств. Правда, такие штрафы не применялись при защите лесов.

«Если Мировое Древо продолжит расти, а эльфы – становиться все сильнее и сильнее… М-м-м, это означает, что с данным прогрессом возникнут некие сложности».

Ничего в мире не давалось бесплатно. Всякий раз, когда Мировое Древо будет переходить на очередную стадию роста, ему потребуется огромное количество ресурсов, что приведет к новому кризису.

«Так же, как Кэйберн однажды сжег Мировое Древо, оно станет целью для других монстров и демонов. В любом случае, пока что эльфы будут счастливы».

Задача по выращиванию Мирового Древа сопровождалась гарантированной наградой. Эльфы и без того любили растения, а потому игроки, решившие играть за эльфов, почувствовали бы удовлетворение в данном процессе.

— Железные стены слишком слабые! Какая ассоциация архитекторов за это отвечает?

— Бросьте вы эту рухлядь! Защитить каждое здание вы все равно не сможете! Да кому вообще пришла в голову мысль обшивать стальными листами трущобы!?

— Материалы для постройки строительных лесов здесь. Кому нужно, пожалуйста, подойдите и возьмите.

— Травяная каша! Горячая травяная каша с кусочками краба!

Наплыв игроков в Мору продолжался. Стройка шла своим чередом, но многие начинающие игроки решили остаться в городе вовсе не из-за этого. Они хотели стать свидетелями исторической битвы против Кэйберна.

Виид прекрасно понимал, что они сильно рискуют, но не стал убеждать их поступить иначе.

«Даже если мы проиграем, я должен показать им, как мы провели эту войну».

Без зрителей все будет абсолютно бессмысленно!

Виид не планировал проиграть, не получив за это хоть каких-то дивидендов.

Вместе с Культом Травяной Каши и Гильдией Гермес он днями и ночами напролет разрабатывал стратегии, как победить Кэйберна. Поначалу их сотрудничество не было сплоченным, но вскоре, объединенные общей целью – победить дракона, они стали действовать как единый коллективный разум.

— Как вы уже знаете, в войне много переменных, – ведя Аркхима и остальных по городу, проговорил Виид, – Мора – крупный город, а потому нам придётся менять нашу тактику в зависимости от того, откуда прилетит дракон.

Даже если им удастся заманить дракона в город, будет настоящим чудом, если он спустится на землю в наиболее желаемом месте. Следовательно, требовалась наживка, организовать которую было стратегически сложно.

— У нас будет только одна возможность. Самое большее – две. Когда начнется бой на земле, мы должны будем предотвратить его взлет.

— Да уж… – покивали головами командиры, ярко запечатлев в своих умах виды Моры: локации для возможной засады и третичную структуру улиц для прочих ситуаций.

Война на Гарнавской Равнине началась внезапно, без каких-либо контрмер.

— Однако на этот раз все будет по-другому.

— Виид, Гильдия Гермес… у нас довольно много игроков выстроились в очередь, чтобы использовать Жаровню Жертвоприношения. Думаю, наши шансы все-таки не нулевые.

Командиры не хотели поражения, но жаждали вернуть себе признание. Несмотря на все свои обиды в сторону Виида, совместная операция в Море сильно изменила их мнение.

«Нет необходимости проявлять такую ​​агрессивность с самого начала, даже если дальнейшие события снова превратят нас во врагов».

«Подобно падению Гильдии Гермес, Империя Арпен не будет существовать вечно. Я уверен, что фундамент этой империи тоже слаб. Разумнее всего – сесть и подождать».

«Наиболее яркие выступления в таком сражении будут признаны абсолютно всеми. Вот что действительно важно».

Командиры бродили по Море и чувствовали популярность Виида своими собственными шкурами. Однако они знали историю Королевской Дороги лучше, чем кто-либо. Даже некогда неудержимая Гильдия Гермес рухнула.

Они считали, что если в будущем Империя Арпен все-таки падет, и начнется хаос, их блестящее выступление придется весьма кстати.

Как ни крути, но тяжелее всего было затушить пламя амбиций.

И Виид, заметив это, мысленно расплылся в улыбке.

«Почему они стали настолько послушными? Потому что их переполняет жадность».

Он желал лучшего поворота событий в будущем, но на данный момент был полон решимости использовать их как можно больше и дольше.