Том 57. Глава 2. Судный день (часть 1)

Хегель, Белла, Руми, Селисия.

Студенты курса «Виртуальная реальность» привезли в Мору множество новобранцев.

— Как вам уже наверняка известно, именно здесь родилась Империя Арпен, – горделиво задрав подбородок, начал свою речь Хегель, – Все в радиусе двух-трех метров вокруг «Черной Гигантской Звезды» – историческое место. Оно было таким еще до того, как здесь начали строить город.

80 первокурсников слушали своего старшего коллегу с блестящими глазами. Некоторые из них много знали о Море, поскольку начали играть в Королевскую Дорогу именно здесь, но у каждого из игроков были свои собственные цели и мало кто интересовался историей.

— Скажите, уважаемый Хегель, а значит ли это, что сегодня мы сможем увидеть Виида? – спросила девушка по имени Паэлья с длинными развевающимися волосами за спиной.

— Э-э-э, что касается этого… – замялся Хегель.

Он и вправду был знаком с Виидом и ходил вместе с ним на занятия, но уже давно не мог связаться с ним.

— Я звоню ему почти каждый день и оставляю сообщения, но он никогда на них не отвечает.

Ценность Виида резко возросла, а потому даже представители крупных телестанций связывались с ним с крайней осторожностью, боясь отвлечь от важных дел.

— Ц-ц-ц, тебе тоже…

— Мы тоже давненько его не видели. Или ты думал, что достаточно будет привести толпу новичков, и он с радостью бросится нам навстречу, когда накануне финальное сражение? Давай просто оставим всё как есть и совершим экскурсию по Море.

Белла и Руми отчитали Хегеля и предложили закончить эту тему, но Паэлья снова подняла руку.

— Тогда… Сможем ли мы увидеть хотя бы Найда?

— Найда? – переспросил несколько сбитый с толку Хегель, никак не ожидавший услышать имя своего друга. – А он вам зачем?

— Он, вроде как, тоже знаменит!

— Кто? Этот придурок?

— Да, да! Я тоже хочу увидеть мистера Найда!

Найд был знаменитым вором-героем, ограбившим логово Кэйберна вместе с Виидом. Иначе говоря, легендарным считался не только Виид, но и все его товарищи.

— Ты действительно хочешь увидеть Найда?

— Да!

— Все остальные тоже этого хотят?

— Конечно! Я очень хочу познакомиться с ним!

— Мы хотим его видеть! – в унисон закричали первокурсники.

В ответ Хегель глубоко вздохнул и отправил Найду личное сообщение:

Хегель: – Ты где?

Найд: – Э-э? В Море, конечно. Готовлюсь к завтрашней битве против Кэйберна.

Хегель: – Можешь подойти?

Найд: – Ты тоже в Море? Куда именно?

Хегель: – К Черной Гигантской Звезде. На мне сияющие доспехи с крыльями, так что ты сразу меня увидишь.

Найд: – Сейчас буду.

Закончив разговор, Хегель продолжил вздыхать, чувствуя некий дискомфорт. Ему казалось, будто у него отняли что-то, что должно было принадлежать ему.

И вот, спустя несколько мгновений Найд вышел из какого-то переулка, направившись аккурат к скульптуре.

— Хегель!

— Это действительно он! – обрадовались первокурсники, едва завидев Найда.

При этом плащ вора удивил не только первокурсников, но и самого Хегеля. Судя по всему, он был сделан из мистического материала, который развевался сам по себе и привлекал внимание толпы обсидиановым блеском.

Хегель чувствовал, что ему не следует спрашивать о происхождении данного плаща, но еще больше воину хотелось развеять свое любопытство.

Найд с самого начала был выше его по уровню и будучи вором, постоянно доставал отличное снаряжение. Тем не менее Хегелю было любопытно узнать о новом плаще, который он видел впервые.

— Что это за плащ? Сколько он стоит? Я бы хорошо за него заплатил.

— Стоит? Это не для продажи.

— Тогда где ты это взял?

— Я получил его от Виида после того, как помог с ограблением логова.

— Хо!

— Я выбрал его, потому что он обладает прекрасными свойствами, но, как выяснилось, эта вещь привлекает довольно много нежелательного внимания. Тем не менее он повышает скорость передвижения и предоставляет навык полета. Его защита и сопротивление к магии также весьма высоки.

— Неужели он сделан из…

— Ага. Он сделан из чешуи черного дракона.

Честные слова Найда стали для Хегеля громом среди ясного неба. Но что еще хуже, первокурсники моментально забыли о существовании воина и тут же окружили вора плотной толпой:

— Старший! Можно Ваш автограф!?

— Не могли бы Вы рассказать нам о каком-нибудь из своих приключений?

***

— Сегодня я собираюсь приготовить специальное блюдо, так что давайте использовать самые лучшие ингредиенты, какие только есть в Море!

— Да-а-а-а!

На городской площади собрались повара. Барберотта отвечала за хлебобулочные изделия, Михаил за морепродукты, Санджелли – за жареное мясо, а Мокку – за десерты.

Все они были экспертами в своих областях, и трудно сказать, кто из них лучший. Тем не менее знаменитые повара со всего континента собрались здесь не просто так.

Континентальный кулинарный конкурс

Организатор – Империя Арпен

Спонсируется Торговой Компанией Манауэ, Торговой Компанией Гамоны, Торговой Компанией Непобежденных, Торговой Компанией Всего Самого Дешевого

Это был так называемый кулинарный турнир, за победу в котором можно было получить пять миллионов золотых и повышение до лорда Империи Арпен.

Прежде в Королевской Дороге тоже проводились бесчисленные кулинарные соревнования, победителя в которых выбирали судьи с весьма сомнительными вкусами, а потому на сей раз правила были максимально просты:

Турнир начнется в ночь перед атакой Кэйберна.

Состязание должно было начаться после захода солнца и продлиться до следующего утра.

Гости, которым подавалось блюдо, должны были поставить ему оценку от 1 до 5. Ну а победителем становился шеф-повар, набравший наибольшее количество баллов!.

Все, что нужно было сделать поварам – это готовить вкусную еду из предоставленных ингредиентов.

— Итак, все, что нужно – это готовить ночь напролет и набрать максимально большое количество баллов?

— Да уж… Но чем больше еды ты продашь, тем лучше, так что мне кажется, все зависит от популярности.

— Слава – это еще не все. Если человек попробует еду, и она окажется плохой, он не станет голосовать за это блюдо.

— Это как разочарование после посещения ресторана, про который говорили, что он фантастический?

— Верно. Слава будет лишь сопутствующим фактором на раннем этапе. Люди не будут стоять в очереди к повару, который готовит плохую еду, в особенности если хорошие блюда находятся в пределах досягаемости.

— Наверное, так и есть.

Игроки могли покупать еду, приготовленную любым из присутствующих шеф-поваров.

И вот, вскоре началось приготовление деликатесов со всего Версальского Континента.

Красочное огненное шоу привлекло огромное количество игроков.

— Запах просто потрясающий.

— Я не пробовал такой еды даже в Замке Арен.

Поскольку до битвы с драконом еще оставалось какое-то время, по Море свободно бродили даже члены Гильдии Гермес. Одних только гермесовцев насчитывалось более трехсот тысяч человек. Они могли себе позволить лучшую посуду стоимостью в сотни золотых, а потому знали толк в хороших блюдах. Кроме того, вкусная и питательная еда значительно повышала Силу и Живучесть во время боя.

— Возможно, Виид специально организовал это мероприятие, чтобы все наелись перед боем? – откусив кусок маринованного шашлыка из кабанятины, проговорил Баймонг.

«Палач» Калькус тоже хотел отведать мяса. Итак, попробовав люля-кебаб из местной говядины, который таял во рту, он довольно ответил:

— Наверное. Подобные мероприятия приносят деньги и славу шеф-поварам, а нам, игрокам, бонусные характеристики и удовольствие.

Кребульта, который возглавлял на Гарнавской Равнине 7-ой легион, тоже был тут как тут.

— Мх-х, как мило. Я чувствую, как меня переполняет энергия. Но разве это повысит наши шансы хоть на 1%? Думаю, все это бессмысленно.

Командиры предсказывали, что эффекты подобных мероприятий будут минимальными, поскольку они имели дело с нетипичным монстром. Тем не менее все они были не прочь повысить свой боевой дух. Как-никак, хорошая трапеза перед боем могла помочь им справиться с напряженностью.

— А вам не кажется, что цены здесь довольно высокие? Десять золотых за шампур? – взяв еще один шампур, спросил Баймон.

— Организаторы не дураки. Утром битва, так что все будет продаваться намного дороже обычного, – рассмеявшись, ответил Кребульта.

Члены Гильдии Гермес чувствовали, что их обманывают, но все-таки решили смириться с обстоятельствами и просто хорошо провести время.

***

Каждая улочка Моры была ярко освещена факелами и волшебными фонарями. В трущобах проводились последние фестивали, а местные жители поспешно упаковывали свои пожитки.

— Уф-ф, он весь в пыли. Давно им пользуетесь?

— Не особо. Я его таким купила у бывшего владельца и еще не успела как следует отчистить.

Переезжая, игроки пытались продать товары для дома и даже мебель. И как ни странно, покупатели находились. Сквозь городские врата в Мору постоянно заходили те, кто хотел посмотреть на город.

— Как же здесь все-таки чудесно. Неплохо было бы прикупить тут небольшой домик.

— На каждой площади проходит фестиваль.

Игроки наслаждались насыщенной ночью.

На Площади Света барды и вовсе устроили маскарад.

Марей, который считался лучшим бардом Версальского Континента, а также тысяча других игроков беспрестанно играли на своих инструментах. С другой стороны, маги и жрецы испускали лучи света прямиком в небо. Благодаря подобному звуковому и световому сопровождению фестиваль можно было устроить где угодно.

— Давайте веселиться!

Игроки пели и танцевали. До войны оставалось всего несколько часов, но люди, казалось, совершенно позабыли о ней.

Даже члены штурмового отряда и гермесовцы, которые до сих пор охотились, слились воедино и разделили между собой радость ночи.

— Хм-м… Не держите на нас зла, если что.

— Забудь, приятель… О, привет, Карлиза.

— И ты здесь, Ланселот? Ну, здравствуй.

— Я думал, что просто сидеть и ждать войны – это пустая трата времени.

— Иногда нужно и расслабиться. Хорошего вечера.

— И тебе, Карлиза…

Городская площадь была так забита, что игроки случайно наступали друг другу на ноги. Лидер Гильдии Черного Льва и командир Гильдии Гермес, которые прежде сильно враждовали друг с другом, тоже столкнулись носами и быстро разошлись.

Это был не тот момент, когда они должны были проявлять недовольство по отношению друг к другу, поскольку теперь над каждым из них стояла Империя Арпен. Да и оба игрока просто хотели насладиться фестивалем.

Площадь Света словно околдовывала всех, кто на нее попадал.

— Может, станцуем под одну песню?

— Но вокруг так много людей.

И вот, в углу площади стоял мужчина в маске орка с торчащими наружу зубами и женщина в маске кошки. Это были Виид и Союн.

Они гуляли по улицам Моры, пряча свои лица под масками.

— Никто нас не узнает.

— Но я никогда раньше не танцевала…

— Просто позволь своему телу течь в такт музыке. У тебя отличное спортивное чутье. Я думаю, ты быстро поймешь, что нужно делать.

— Но я ведь никогда не занималась никаким спортом.

— Все будет хорошо. Судя по тому, как ты уничтожаешь монстров…

— Что?

— Твои движения всегда очень легкие и быстрые, – поспешно ответил Виид и схватив Союн за руку, повел ее к центру площади.

А затем они полностью отдались свету и музыке. Смешавшись с толпой, они танцевали хоть и неловко, но зато свободно и раскованно.

Это был самый счастливый момент в их жизни.

— Ну как? – приобняв Союн за талию, спросил Виид.

— Неплохо.

— Как думаешь, может нам стоит делать это почаще?

В ответ Союн молча кивнула. Музыканты продолжали играть, однако, они оба слышали биение своих сердец.

Союн была одета в стандартный костюм авантюриста, и большую половину ее лица закрывала маска кошки. Но даже при этом по одним лишь уголкам ее рта Виид мог увидеть, насколько она счастлива.

«Это и есть настоящая любовь?»

Виид думал, что он учится эмоциям. С первого дня, когда он встретил ее, его чувства выражались лишь тоном его голоса, мимикой и действиями.

И хотя никто из них не произносил этого вслух, они оба были уверены, что счастливы.

Даже если Кэйберн превратит Мору в пыль, этот момент навсегда останется в их памяти.

«Хорошо, что я не вижу ее лица», – полностью обвив руками ее талию, подумал Виид.

Глаза Союн сверкали, как драгоценные камни, и он был уверен, что сойдет с ума от ее красоты.

Так прошла одна песня, а затем еще одна и еще.

Напрочь забыв про такое понятие, как «время», они держались за руки и танцевали.

Игроки же продолжали толпиться на Площади Света, пока там не стало слишком тесно, чтобы танцевать.