Том 57. Глава 2. Судный день (часть 4)

Аркхим: – Битва в трущобах продолжается. И это нам совсем не на руку.

Слейтер: – Мы должны оставаться на местах. Там слишком холмистая местность, которая не подходит для боя.

Ламистер: – Лучше подождать, даже если мы потеряем абсолютно все. Одно безотлагательное действие по спасению будет стоить нам всего плана.

Гильдия Гермес решила отказаться от помощи своим товарищам.

И услышав это, Ланселлот бросился прямиком на Кэйберна.

— Счетчик Безжалостности!

Это был навык, который становился тем сильнее, чем мощнее была атака противника.

— Меня зовут Ланселлот! – закричал рыцарь, отразив удар развевающимся хвостом Кэйберна.

Он резал, рубил и пронзал чешую дракона, пытаясь нанести ему хоть какие-то повреждения.

Вы встретились с ужаснейшим, невообразимым существом.

Счетчик Безжалостности составляет 3,200% от Вашей силы атаки.

Ланселлот знал, что погибнет. С целью подвести Кэйберна максимально близко к площади, он отделился от своей команды и даже не надеялся, что Гильдия Гермес придет ему на помощь.

«Однако я не умру напрасно».

Будучи одним из командиров Гильдии Гермес, он решил показать свою силу и продержаться до самого конца.

Оберон: – Счетчик Безжалостности. Это сильнейшее воинское умение, которое можно получить с помощью специального задания. Однако даже самые стойкие воины не могут поддерживать его слишком долго.

Как и пояснил Оберон в региональном чате, Счётчик Безжалостности сильно истощал Живучесть и Здоровье Ланселлота.

— Меня зовут Ланселлот. Запомни это имя, проклятая ящерица!

В какой-то момент Кэйберн даже перестал атаковать, но вскоре пришел в настоящую ярость.

Вы подверглись воздействию заклятия «Цепи Тоски».

Ланселлота охватили сразу двенадцать различных проклятий. Боль, яд, слабость, спутанность сознания, паралич, гниение и многое другое. А затем Кэйберн широко раскрыл пасть и сожрал рыцаря, который продолжал неистовствовать до самой последней секунды своей жизни.

***

Виид, находящийся в состоянии Скульптурной Трансформации, ожидал вместе с остальными гномами-воинами.

— Ради будущего нашей расы мы должны победить дракона!

— Мы заслужили это право. Давайте покажем ему, что такое настоящая ярость гномов!

Осматривая свое оружие, гномы говорили громко и уверенно.

«Что ж, их боевой дух на высоте. Кроме того, я выдал им лучшее снаряжение, чтобы они могли показать свой максимум».

На данный момент они находились в хорошо укрепленном здании возле Площади Ледяного Дракона. Что касается варвара Кнатула, сказочного рыцаря Малина и полуэльфийки Вишур – их распределили в штурмовой отряд.

Гномы слишком гордились своим происхождением и не были в хороших отношениях ни с высшими эльфами, ни с варварами.

— Осторожно! Дыхание!

Когда Кэйберн извергнул Дыхание Дракона, Виид моментально плюхнулся на землю вместе с другими гномами. К счастью, дыхание разрушило только гигантскую скульптуру и окрестности.

«Уф, это было близко», – вздрогнул Виид.

Если бы дракон разрушил одну из великих достопримечательностей, ущерб стал бы поистине катастрофическим.

«Лучше потерять Статую Богини или Башню Света, чем достопримечательности. Теперь, когда я стал Мастером-Скульптором, я могу просто воссоздать их».

Тем временем гномы, которые всего секунду назад были стойкими и храбрыми, не могли и головы поднять.

— Мы еще живы? – подрагивая от страха, бормотали они.

— Ах, земля дрожит. Вот она, сила дракона…

— Какой ужас. Мое сердце едва не остановилось.

— Я уверен, что Кэйберн очень зол на нас.

— Без сомнения. Однажды дед мне рассказывал о встрече с драконом.

— И что он сказал?

— Что чувствовал себя так, будто его в любой момент проглотят заживо. Он так боялся, что хотел вырезать свое собственное сердце.

— Он разорвет нас на кусочки и проглотит…

Бесстрашные воины-гномы превратились в трусов! В мире было только одно, что внушало страх этим отважным воинам. И это одно называлось драконом!

«Ничего. Повышение боевого духа придет позже…» – оставаясь на месте, подумал Виид.

Тем временем в небе взошло Абсолютное Солнце, и отряд Ланселлота начал полномасштабный бой. Стратегия битвы заключалась в том, чтобы заманить дракона на городскую площадь, после чего начать тотальную атаку.

План был довольно шатким, поскольку никто не мог предугадать, где именно в Море приземлится дракон, однако, учитывая все имеющиеся обстоятельства, тщательнее проработать стратегию было попросту невозможно.

«Мы должны сражаться с ним на нашей территории. В любом другом месте, за исключением городской площади, настоящая драка не состоится из-за обильного количества строений».

Буйство Кэйберна продолжалось.

— Жалкие, ничтожные людишки! Как вы посмели противостоять мне!?

Ненависть к людям была основным инстинктом дракона. В итоге почти все гермесовцы погибли, вместе с чем пришли и довольно плохие новости:

Хладнокрыл: – Виид, пожар выходит из-под контроля.

Виид: – Масштабы?

Хладнокрыл: – Точные цифры сказать не могу, но сверху кажется, что горит едва не четверть Моры. Дым слишком густой.

Абсолютное Солнце вызвало пожар в более чем десятке разных частей города, который к тому же еще и быстро распространялся.

Архитекторы создавали баррикады из песка и камней, но с каждой минутой все больше и больше зданий присоединялись к этому огненному параду.

Хладнокрыл: – Из-за жара и затрудненного дыхания авиаки начинают падать с неба.

Виид: – Если трущобы полностью сгорят, огонь довольно быстро погаснет…

Ромуна: – Виид, продолжительность действия Абсолютного Солнца меняется в зависимости от магического уровня заклинателя. Примерно через пять минут оно должно исчезнуть. Ах, как же я хочу изучить эту магию.

Ромуна, огненная волшебница, искренне завидовала магическому арсеналу Кэйберна.

Виид: – Хладнокрыл, каков примерный ущерб?

Хладнокрыл: – Видимость заблокирована дымом, так что тяжело сказать, но… К настоящему моменту сгорели все деревянные постройки. Также в огне много обычных зданий.

Лимона: – Центр Искусств в опасности. Возле него горит несколько зданий.

Даже в бетонных зданиях присутствовали деревянные элементы.

Мебель и предметы декора с лёгкостью поддавались возгоранию, и кроме того, история Моры была довольно короткой по сравнению с другими крупными городами, из-за чего та имела обширные трущобы.

Один только жилой квартал из деревянных построек, расположенных на холме, имел поистине невероятную площадь.

Союн: – Я слежу за Черной Гигантской Звездой. Если мы не потушим пожар, треть Моры исчезнет.

Виид: – Все так плохо?

Союн: – Судя по тому, что я вижу, да.

Серьёзность ситуации осознал не только Виид, но и остальные игроки, находящиеся в Море.

Пэйл: – Господи… Это ужасно.

Ирен: – Ущерб огромен. И это всего лишь одно волшебное заклинание.

Манауэ: – Стоимость исчезнувших в огне зданий поистине астрономическая. Даже если они деревянные.

Мибулло: – Жаль, что я ничего не могу с этим поделать.

Паво: – Это я во всем виноват. Я плохо подготовился…

Архитекторы разделили зоны ответственности на секции и возвели фортификационные стены для защиты города, а также проложили линии защиты от огня, однако, Абсолютное Солнце покрыло собой едва ли не весь город.

Как ни жаль, но стратегия уличной битвы против дракона в таком большом городе, как Мора, просто обязана была принести болезненные последствия.

Лимона: – Люди, наблюдающие за всем этим из своих домов. Если у вас есть свободные руки, займитесь тушением пожаров вдали от Кэйберна.

Пламя: – Понятно.

Тосун: – Убедитесь, что огонь не перекинулся на важные здания. Действовать должны только те игроки, которые находятся на окраинах, чтобы не привлечь внимание дракона.

Оставшиеся в Море игроки начали действовать. Поскольку Кэйберн был занят преследованием группы Ланселлота, они начали тушить близлежащие здания.

И вот, пока Виид думал, что Мора сможет продержаться еще немного, пришли следующие новости.

Хладнокрыл: – Я в безопасной зоне над Морой. Конечно, жар может обжечь мои перья, но… В общем, вижу дракона.

Виид: – Что насчет Ланселлота?

Хладнокрыл: – Его отряд полностью уничтожен! Битва привела к большим разрушениям прилегающих территорий. Здания рушатся, из-за чего игроки разбегаются кто куда.

Виид: – В каком направлении движется дракон?

Хладнокрыл: – Он движется не в определенном направлении, а разрушает случайные постройки вокруг района трущоб.

Кэйберна так и не удалось заманить на Площадь Ледяного Дракона или Виверн. Скульптуры, картины и драгоценные камни… приманки были расставлены едва не на каждом шагу, но, похоже, они попросту не были обнаружены. В настоящее время дракон был полностью поглощен резнёй и разрушением.

«Плохо дело…» – глядя в небо, покачал головой Виид.

Чистое голубое небо Моры было сплошь покрыто черным дымом. Кэйберн убивал всех подворачивающихся под руку игроков и бомбардировал город массивными широкомасштабными заклинаниями.

Огромная двухсотметровая фигура дракона каждым своим движением крушила инфраструктуру Моры. А затем появилось оповещение в чате Гильдии Гермес.

Аркхим: – Кэйберн активирует черную магию, используя жертвы и кровь. Будет нехорошо, если погибнет еще больше игроков.

Хероид: – Давайте скажем всем, чтобы бежали в сторону Площади Ледяного Дракона. Если так будет продолжаться и все будут разбегаться кто куда, город превратится в руины.

Баймонг: – Они все равно умрут, так что пусть двигаются к месту засады!

Атмосфера в Гильдии Гермес тоже становилась неспокойной. Шквал заклинаний дракона сметал не только новичков, но и гермесовцев вместе со зданиями, в которых они прятались.

Взрывы магии, дрожь земли и крики.

Все, что происходило в Море, было похоже на зону боевых действий.

Хладнокрыл: – Прямо сейчас Кэйберн находится на Холме Художников и продолжает разрушение. Сверху эта сцена, в которой черный дракон сеет хаос, представляет собой настоящий спектакль… Хм-хм, извиняюсь. Во всяком случае, город получает большой урон.

Описанная Хладнокрылом сцена тут же развернулась в сознании Виида: черный дракон размахивает хвостом, крушит здания и разрушает всё вокруг при помощи магии. Его действия были предельно простыми, но скорость была столь невероятной, что всего за пару часов такого буйства город мог попросту исчезнуть.

Виид представлял себе разрушение Моры, последовательную гибель игроков и случайные взрывы черной магии…

«Эх, этот глупый мир… Почему ничего и никогда не может пойти по-моему? Я расставил так много приманок, но все они были попросту проигнорированы».

Гильдия Гермес обладала независимой цепочкой тактического командования. В присутствии Бадырея и Аркхима отдавать им приказы было бы чересчур навязчиво. Кроме того, Виид считал, что их координация в первую очередь обусловлена товариществом, и самостоятельно они будут сражаться куда лучше. Однако так должно было произойти только в том случае, если дракон прибудет в место засады, где Гильдия Гермес обрушит на него все, что у нее имеется.

«И кто, спрашивается, должен действовать в такой ситуации? Конечно, я», – покачал головой Виид, после чего отдал приказ гномам оставаться на месте и вышел на улицу.

Со стороны Холма Художников продолжали раздаваться крики, отчетливо повествуя о неотложной ситуации. И Виид, помчавшись туда, где находился Кэйберн, прямо на ходу проревел:

— Эй ты, копченая ящерица! Меня зовут Виидхэнд! Я тот, кто ограбил твой дом, и я здесь!