Том 57. Глава 3. Ярость Кэйберна (часть 3)

— Жалкие людишки считают, что смогут победить меня!? Какие же вы глупые и самодовольные! – продолжал реветь Кэйберн, сокрушая окрестные постройки.

Впрочем, разваливались и те здания, которые находились на приличном удалении, не выдерживая взрывных волн и магических заклинаний.

«Вот же… Здания, которые я построил своим потом и кровью…» – покачал головой Виид, чувствуя, что его деньги просто-напросто растворяются в пространстве.

Наблюдать за битвой было довольно весело и занимательно, если только эта битва не происходила у тебя дома!

— Вы действительно ничтожны! А потому умрете! – прогрохотал дракон и послал очередную волну страха.

Страх Дракона сдерживает Ваши физические способности.

Вы чувствуете неизбежную смерть.

Ваши очки Здоровья уменьшились на 36%.

Ваше тело скованно параличом. На протяжении последующих 9 секунд все передвижение будет затруднено.

Отсутствие мудрости препятствует использованию навыка на 87%.

Пока сохраняется Страх Дракона, все навыки потребляют больше маны, а шанс провала активации существенно увеличивается.

Члены Гильдии Гермес, которые прикладывали максимум усилий, моментально оказались в состоянии паралича. Дороги сорвало, будто тряпичные коврики, а земля затряслась от падения очередной группы зданий.

— Страх Дракона…

— Вау… Это просто невероятно!

Даже наблюдая за происходящим издали, игроки почувствовали, как у них перехватило дыхание. Все новички в радиусе километра, которые не успели эвакуироваться, моментально погибли.

Члены Гильдии Гермес также понесли большой урон. Тем не менее их опыт означал соответствующую подготовку к подобного рода атакам.

Они уже были полностью экипированы в снаряжение, которое повышало боевой дух, и в совокупности с поддержкой со стороны жрецов они довольно быстро оправились от страха.

— Продолжайте атаковать! Не позволяйте дракону восстанавливать ману!

Следуя приказу командиров, члены Гильдии Гермес продолжали сражаться.

Против величайшего врага, которым был дракон, они поставили на кон все, что у них было.

Также постепенно стали приходить в движение и хекстековые пушки, размещенные на вершинах защитных башен.

— Огонь!

Пушечные выстрелы лучами света моментально достигали огромного тела дракона.

— Лучники. Огонь!

Комбинация из бойцов ближнего боя и шквальные залпы лучников, расположенных на крышах, а также сотни магических заклинаний… вся эта яростная огневая мощь была сосредоточена лишь на одной цели: драконе.

«Как же прискорбно, что полем финальной битвы оказалась Мора…»

Наблюдавший за разрушением зданий Виид ощущал вполне реальную физическую боль.

Трущобы были сплошь покрыты черным дымом, а ни одна из построек в пределах его видимости не уцелела.

«Если мы победим дракона, то для восстановления Моры я продам каждую кость и сухожилие, которое срежу с этой проклятой ящерицы».

Кости дракона были самым прочным материалом, который только можно было использовать для изготовления оружия. После переговоров с Гильдией Гермес туша дракона должна была пойти на финансирование по ремонту городской инфраструктуры.

«Главное, чтобы ее не успели растащить по частям…»

Вполне естественно, что большая часть материалов будет незаконно присвоена самим Виидом под прикрытием таких важных вещей, как завышение стоимости ремонта.

Даже Гильдия Гермес, правившая Центральным Континентом, никогда не сталкивалась с реконструкцией такого масштаба.

Пэйл: – Штурмовой отряд к бою готов. Гильдия Гермес уверенно сражается даже без Жаровни Жертвоприношения.

Пэйл, экипированный в легендарные доспехи и сжимающий в руках лук высших эльфов, созданный из ветви Мирового Древа, возглавлял отряд дальнего боя. Лук Мирового Древа он получил после помощи в спасении эльфов.

– М-м-м. Мы усердно тренировали членов штурмового отряда, но, кажется, Гильдия Гермес все еще превосходит нас по чистой боевой мощи. В сфере убийства боссов нет группы лучше, чем у них, – проговорил Виид, не отрывая взгляда от Кэйберна.

Всякий раз, когда погибал очередной член Гильдии Гермес, Виид чувствовал освежающее ощущение, но в то же время жаждал скорейшего поражения Кэйберна.

Пэйл: – Разве мы не должны прямо сейчас перейти ко второму этапу и воспользоваться жаровней?

Виид: – Толчок к этому должны сделать Бадырей или Аркхим.

Гильдия Гермес по-прежнему не использовала Жаровню Жертвоприношения. Окончательное решение о времени ее применения она собиралась принять во время боя.

Виид: – Думаю, для начала разумно израсходовать его ману. Но эта битва весьма масштабна.

Пэйл: – Думаешь, Кэйберн будет продолжать сражаться с нами на земле?

Виид: – Судя по текущей ситуации, да. Он сильно верит в свою черную магию.

Хоть атака Гильдии Гермес и была по-настоящему яростной, дракон был чересчур могущественным существом. Магические заклинания против него были практически бесполезны, несмотря на весь их ослепительный эффект.

Итак, существовала определенная причина, по которой Кэйберн продолжал сражаться на земле.

— Да здравствует вечная ночь! Град Тьмы! – взревел Кэйберн, активировав конечное заклинание чёрной магии.

Это было заклинание, приносившее в жертву потерянные очки Здоровья и мертвых.

Тьма начала распространяться по округе, словно круги на воде, высасывая жизнь из членов Гильдии Гермес. Однако гермесовцы были готовы к такому повороту.

— Божественный Барьер!

— Священная Привязанность!

— Волшебное Отражение.

Благословения и защитные заклинания жрецов противостояли черной магии, но тысячи игроков все равно погибли. Мощнейшая черная магия заметно ослабила натиск защитников Моры.

— Не отступать! Продолжать использовать навыки!

— Забирайтесь на спину дракона!

Воины Гильдии Гермес остались храбрыми даже после того, как стали свидетелями действия магии.

Воспользовавшись небольшой задержкой, которая возникла после использования конечной магии, они вскарабкались на лапы и крылья дракона.

— Я – Убийца! Шокирующий Удар!

— Вкуси Пронзительную Вспышку от меня, Ультара!

— А ну прочь с глаз моих! – крутанувшись и взмахнув крыльями, проревел дракон.

Однако воины не перестали атаковать. Они прилипли к дракону, будто пиявки, и всякий раз, когда тот отвлекался на что-то еще, все больше и больше членов Гильдии Гермес оказывались на его теле.

— Как же мне это надоело. Абсолютный Взрыв!

На этот раз Кэйберн активировал заклинание высшей магии огня.

Вокруг дракона появились маленькие красные точки, которые уже спустя мгновенье вызвали огромный взрыв. Несколько сотен членов Гильдии Гермес, вместе с Убийцей и Ультаром, превратились в пепел, но еще больше продолжили атаку.

— Ветряная Походка!

— Хранитель Меча!

— Звездное Желание!

Игроки, получившие благословение священников, метали свои копья и размахивали мечами. Тем временем каждая новая атака дракона наносила сокрушительный урон сотням игроков как на земле, так и в небе.

***

— К-хм. Просто невероятно.

— Как и ожидалось от Гильдии Гермес.

Мибулло, Драго и Миретас наблюдали за сражением с башни, расположенной на весьма отдаленной Площади Желтоватого.

Каждый из этих трех находился на вершине архитектуры, шитья и сельского хозяйства соответственно.

До них было добрых три с половиной километра, но, даже несмотря на такое большое расстояние, дракон все еще казался внушительным.

— Кажется, в нашем направлении что-то летит.

— Берегись!

Время от времени где-то поблизости падало магическое заклинание. Десятки зданий рушились и загорались, но стоящие рядом игроки тут же ликвидировали последствия.

— Здесь так много людей… Сколько же игроков осталось в Море? – задумчиво пробормотал Миретас.

— Точно не знаю, но… Большинство моих знакомых остались дома.

Для Драго Мора и вправду стала вторым домом. Многих местных он знал лично, и большинство из них не смогло устоять перед желанием посмотреть за битвой вблизи.

— Они могут погибнуть…

— Такое можно увидеть только раз в жизни. Никто не знает, будет ли когда-нибудь еще одна битва с драконом.

— Им не удалось заманить Кэйберна в запланированное место, – нахмурившись, проговорил Мибулло, – Ловушки, которые мы установили на Площади Ледяного Дракона, оказались бесполезными.

Архитекторы провели довольно большую подготовку к этой битве. Они укрепили здания и построили защитные сооружения на случай уличного боя, однако главная ловушка была установлена под Площадью Ледяного Дракона.

После прибытия Кэйберна вся площадь должна была… провалиться. Внизу были установлены острые копья, сделанные из чрезвычайно высококачественного металлического сплава, созданного союзом кузнецов Моры!

Также со всего континента были собраны проклятые артефакты, которые использовались шаманами для ритуалов проклятия гигантских монстров.

Это был совместный проект архитекторов, кузнецов и шаманов, но… похоже, ему было суждено пропасть почем зря.

— Ой. Она снова стреляет!

— Это уже другая.

А затем игроки увидели, как в дело вступили хекстековые пушки, установленные в разных частях города!

Пушки, заряжающиеся маной, обрушили на Кэйберна ослепительные лучи света.

***

— Угра-а-а-а-а-ах! Люди! Решили досадить мне своими жалкими игрушками?

«Хекстековая Пушка».

Пушка, которая заряжается маной волшебников и выпускает дальнобойный снаряд без привязки к определенной стихии (атрибуту).

Физический урон такого снаряда небольшой, но он обладает чрезвычайно мощной степенью проникновения.

Каждый раз, когда из дула хекстековой пушки вырывался свет, огромный дракон спотыкался и даже слегка отбрасывался назад. Раскалывалась даже чешуя дракона, похожая на переливчатые волны драгоценных камней.

Подобные пушки были найдены Гильдией Гермес в одном старом подземелье. И до сегодняшнего дня особой причины использовать их не было. Проще говоря, в них попросту не было необходимости.

Во время полномасштабных сражений куда более эффективными выглядели магические заклинания, которые, к тому же, имели куда более широкий спектр применения.

С другой стороны, хекстековые пушки нужно было устанавливать на стационарных площадках. Они были слишком тяжелыми для транспортировки и потребляли значительное количество маны. Единственное их преимущество заключалось в том, что они могли пробить защиту сильного противника, а потому использовать их в битве с обычными врагами попросту не имело смысла.

– 4-ый артиллерийский взвод, 5-ый артиллерийский взвод, огонь!

Повинуясь приказу Аркхима, маги разрядили полностью заряженные пушки.

— Я вас уничтожу! – взревел Кэйберн, метнувшись к месту расположения ближайшей хекстековой пушки.

Находящиеся на земле члены Гильдии Гермес продолжали атаку, залезая на спину и хвост Кэйберна. Каждым своим действием они показывали, что такое идеальная стратегия в битве с драконом.

«Действия дракона – это что-то с чем-то… Будь это наша первая битва с ящерицей, мы бы проиграли в считанные мгновенья», – вполне справедливо рассудил Бадырей, наблюдая за перемещением своих товарищей.

Почему Кэйберн до сих пор оставался на земле?

Для столь враждебно настроенного существа наилучшей стратегией было нахождение в воздухе и планомерная аннигиляция всего сущего при помощи черной магии.

«Но он хочет поступить еще хитрее. Когда придет время, Кэйберн либо активирует Зеркало Судьбы, отражающее весь урон, либо использует вампиризм».

Гильдия Гермес провела подробный анализ тактики дракона и магии, которую он использовал. Кэйберну определенно нравилось выкачивать жизнь из погибших людей.

Это было величайшее заклинание черной магии, которое могло мгновенно восполнить огромный запас Здоровья дракона.

Это был совершенно другой уровень магии по сравнению с тем, когда некроманты восстанавливали свои очки Здоровья в небольших количествах при помощи вызванной ими нежити. Однако здесь имелась и обратная сторона медали.

Изучив исторические сводки, гермесовцы выяснили, что предварительное условие для активации подобной магии заключалось в наличии огромного количества трупов и ещё большего количества маны.

Тем временем некромант Кробидун решил первым пожертвовать своими уровнями и очками Здоровья, воспользовавшись Жаровней Жертвоприношения. Скорректировав свой уровень до 1000-го, он провел темный ритуал и получил доступ к текущему статусу дракона.

— О, вечная жизнь! Раскрой свои тайны! Осмотр Жизненной Силы!

«Черный дракон Кэйберн».

Родился в бездне…

… смерть… король… в замке…

… люди…

… разрушение… кровь…

Очки Здоровья: 86% / 100%.

Мана: 71% / 100%.

Подтвердив статус дракона, Кробидун передал его в чат гильдии:

Кробидун: – Здоровье на уровне 86%, мана – 71%!

После нескольких ультимативных заклинаний у него все еще оставалось две трети маны! Несмотря на то, что воины и маги Гильдии Гермес неустанно изливали на дракона свои мощнейшие атаки, они лишили его лишь небольшой части Здоровья.

Дракон сеял хаос на поле битвы в первую очередь потому, что он обладал колоссальным сопротивлением к физическим и магическим атакам. Впрочем, Бадырей с Гильдией Гермес этого и ожидали.

Еще при битве на Гарнавской Равнине им стало понятно, что игрокам 500-го уровня не победить дракона.