Том 57. Глава 6. Синий дракон Ратуас (часть 2)

— Продолжайте давить!

— Фронтовики, ни шагу назад! Ищите возможность для атаки и продолжайте удерживать позиции! Если вы не умрете от одного удара, ваше Здоровье восстановится.

Находящаяся под командованием Аркхима Гильдия Гермес постепенно начала доминировать над одним из драконов. Тысячи воинов то и дело меняли друг друга, а со стороны их прикрывали жрецы, лучники и маги.

У Кэйберна были попросту невероятные защита и сопротивление, но беспрестанный ливень стрел и магических заклинаний заставлял почувствовать угрозу жизни даже его.

Хорошо было видно и Бадырея, который с самого начала сражался на спине дракона с ледяным клинком в руках. И вот, с чьих-то уст невольно сорвалось:

— Божественный воин!

Это прозвище появилось еще в те времена, когда он завоевал Королевство Хэйвен и расширил свое влияние до Центрального Континента. Люди попросту не могли остаться равнодушными к Божественному Воину, который приносил своим людям победу за победой.

— Божественный воин! Божественный воин!

Этот титул распространился среди Гильдии Гермес как зараза. Вскоре скандирование подхватили и другие игроки.

— Божественный воин! Божественный воин! Божественный воин!

Бадырей, облаченный в доспехи с крыльями, пролетел по небу и вместе со своими гвардейцами напрямую атаковал дракона. Временами его поражали дружеские заклинания и стрелы, но он продолжал держаться, заручившись помощью жрецов.

То, как он атаковал дракона, несмотря на всю свою боль и раны, показывало в нем того самого неудержимого Бадырея, которым там восхищалась и гордилась Гильдия Гермес.

— Божественный воин! Божественный воин! Божественный воин!

Боевой дух Гильдии Гермес достиг своего пика. Игроки бесстрашно бросались в лобовые атаки, а менталитет проигравших, который у них развился после поражения на Гарнавской Равнине, канул в небытие.

— Сегодня мы станем легендами! Так не побоимся же положить свою жизнь на алтарь победы! – прокричал Аркхим.

Услышав эти слова, Гильдия Гермес с ревом набросилась на дракона. Тело дракона начало быстро покрываться порезами, колотыми ранами и ушибами.

— Жалкие людишки! – взревел Кэйберн, дико замотав хвостом.

Десятки рыцарей получили фатальные повреждения и были разбросаны по сторонам, но еще больше прилипло к телу дракона.

Сердца гермесовцев наполнились той страстью, с которой сражался Бадырей. Они чувствовали, что все их былые заслуги, ровно как и само существование гильдии, свелись именно к этому моменту.

— Шипованная Стена! – воскликнул дракон, воздвигнув стену из стальных шипов.

Однако, несмотря на это, игроки медленно продолжали прорываться вперед.

За каждые десять убитых гермесовцев терял соответственное количество Здоровья и Кэйберн. Его гладкие обсидиановые чешуйки были разбиты и лишены возможности отражать оружие нападающих. Дракон разбрасывал магические заклинания во все стороны, но люди, оставаясь в живых с минимальным количеством Здоровья, быстро восстанавливались и снова вступали в бой.

Некогда непобедимая Гильдия Гермес вновь начала казаться таковой.

— Люди! Проклинаю всех вас и этот город! – в конце концов объявил Кэйберн, когда его Здоровье опустилось ниже 7%, и широко расправил свое правое крыло.

Покрытое дырами и перебитое левое крыло расправилось лишь наполовину.

— Он собирается взлететь! – прокричал кто-то из командиров.

— Дракон собирается сбежать!

Но даже если он действительно собирался сделать это, они могли броситься в погоню за ним с помощью левитационных заклинаний. Однако лететь и продолжать атаковать с такой же интенсивностью, как и на земле, было практически невозможно.

— Все в атаку! Потратьте всю свою ману!

Члены Гильдии Гермес, которые все еще могли сжимать в руках оружие, бросились в бой. Они не обращали внимание ни на магические заклинания, ни на развевающийся хвост и даже сумели накинуть на него сеть.

Это была сеть, созданная самим Драгором из нити, которую добыла Гильдия Гермес и которую невозможно было порвать. Зефи же, будучи рыбаком, в битве не участвовал. Тем не менее, как только ему пришел условный сигнал, он ринулся вперед и еще сильнее запутал дракона в сети, протащив ее к его лапам и хвосту.

— Кучка жалких людей не сможет меня остановить, – рявкнул дракон и начал подниматься в воздух вместе с сетью и десятками засевших на нем игроков.

Пять метров. Десять метров. Мало-помалу, но черный дракон все-таки поднимался в небо.

Аркхим: – Маги! Атакуйте что есть силы!

Ламистер: – В зоне поражения слишком много союзников.

Бадырей: – Неважно! Огонь!

Со всех сторон Моры хлынули магические заклинания, направленные в сторону Кэйберна. Сделала свой залп и хекстековая пушка.

— Убить его!

— Это конец!

Игроки, сидящие на драконе, также перешли в свою последнюю, неистовую атаку. У них не было времени проверять, какие заклинания летят в них, а какие – мимо.

— Сила Рождения, Удар Черного Рыцаря!

Бадырей тоже использовал цепочку навыков. Его тело было измучено беспрестанными атаками Кэйберна и других игроков. Будь он самим собой несколько лет назад, то при падении Здоровья до половины уже покинул бы сражение и передохнул.

Однако став Воином Железной Крови, он мог получать намного больше урона. Исцеляющие заклинания гильдии также были сконцентрированы на нем и тех, кто в этот момент пытался добить дракона.

Кробидун: – Еще немного. У ящерицы меньше 2% Здоровья.

Как только гермесовцы услышали эти слова, их состояние перешло в то, что можно было бы описать состоянием берсерка. Каждый из них потратил всю свою Живучесть, ману и доступные навыки.

— Опьянение Болью! – воскликнул Бадырей.

Этой способности он обучился, став Воином Железной Крови. Она представляла собой одну из секретных воинских техник, которая увеличивала силу атаки пользователя тем сильнее, чем больше Здоровья он потерял.

Недостатком техники было громадное потребление Живучести, но когда использовать нечто подобное, как не сейчас?

— Умри, мерзкая ящерица! – воскликнул Бадырей, вонзив свой клинок в лоб дракона.