Том 57. Глава 7. Выход оживленных скульптур (часть 1)

Последний момент Кэйберна!

Гигантская туша, которая еще несколько мгновений назад была черным драконом, рухнула на землю.

— Дракон мертв!

— Мы победили дракона!

— Кричим все вместе! По-бе-да! По-бе-да! – кричали восторженные игроки Моры, тогда как члены Гильдии Гермес обессиленно опустились на землю, а игроки из штурмового отряда проверяли, кто выжил, а кто – нет.

— Это действительно конец? Мы справились?

— Кажется, да.

Магия дракона убивала по несколько дюжин игроков за раз, оставляя позади себя неимоверное количество жертв. При этом потери, понесенные Гильдией Гермес, и вовсе были неописуемыми. В последние три минуты боя сосредоточенная огневая мощь привела к скачкообразному росту числа жертв.

— А где Бадырей? – рыская в поисках уцелевших, пробормотал волшебник Ламистер.

— Он не отвечает. Похоже, Бадырей погиб вместе с драконом.

— А что с Аркхимом?

— Кажись, его постигла та же участь.

— Господи…

Свыше 80% членов Гильдии Гермес, которые сражались на спине Кэйберна, погибли. Таким образом, оставшиеся в живых командиры собрались для быстрой оценки ситуации.

— И как только Бадырей умер?

— Просто на Кэйберне было сосредоточено чересчур много союзных атак.

— Кажется, да…

— Невероятно, что сумел продержаться до самого конца. Если бы не Бадырей…

— Не думал, что он сможет так хорошо и командовать нами, и сражаться.

Гильдия Гермес слишком хорошо знала, что никого нельзя винить в потерях. Вне всяческих сомнений, именно союзный огонь стал причиной смерти Бадырея и его гвардейцев. Как-никак, огневая мощь магов была чересчур смертоносной и безжалостной. Никто не смог бы остановить их слаженные атаки в самый кульминационной момент битвы.

Тем временем возле павшего тела Кэйберна поднялись на ноги два озирающихся по сторонам человека.

— Пора рвать когти.

— Ага, пока нас никто не увидел.

Марго и Глен. Из четырех товарищей-убийц двум удалось выжить.

— Ку-ху-ху-ху. Мы сорвали настоящий джек-пот.

— Тс-с-с-с. Мы должны забрать сегодняшние события с собой в могилу.

Когда Кэйберн был при смерти, четверо убийц с криками «Бей дракона!» бросились вперед. Однако это была уловка.

Двумя днями ранее у них состоялся серьезный разговор.

— Эй, вам не кажется, что мы стали слишком послушными?

— Ага. Все это время мы безоговорочно следовали приказам Виида.

— Пора нам хоть раз взбунтоваться. Как насчет того, чтобы поджечь Мору или вызвать еще какой-нибудь хаос?

Четверка убийц мечтала о государственном перевороте, но шансов на успех в таком деле у них практически не было.

— Там соберутся лучшие игроки, и я уверен, что мы умрем прежде, чем сможем что-то сделать.

— Ты вообще понимаешь, насколько мстителен Виид? Его месть никогда не закончится. Всю оставшуюся жизнь мы будем жить, оглядываясь назад.

— Ну-у, у меня есть отравленный кинжал. Как насчет того, чтобы использовать это в бою? – предложила Марго.

— Кинжал? Не думаю, что кинжал поможет против дракона.

— Есть еще кое-что, что можно заколоть, кроме дракона. Например, Виида или Бадырея…

Блым-блым!

Услышав это, остальные трое товарищей шокировано заморгали.

Бог Войны, Виид.

Божественный воин, Бадырей.

Имена этих двух игроков были у них на слуху едва ли не с того самого момента, как они начали играть в Королевскую Дорогу. Однако, несмотря на это, демонический шепот Марго продолжал искушать остальных убийц:

— Ближе к концу битвы с драконом наступит хаос, поскольку все захотят нанести последний удар.

— У этого кинжала ограничение в виде 700-го уровня. Итак, я смело использую Жаровню Жертвоприношения и ринусь в бой. А затем я постараюсь добить либо Виида, либо Бадырея.

— Ох, тебе не кажется, что это слишком опасно?

— Это невообразимо опасно. Тем не менее все будут сосредоточены на драконе, а члены Гильдии Гермес будут облачены в экипировку, основанную на сопротивлении к магии. Все, что нам нужно сделать, это подкрасться сзади и… Ну как вам?

Четверка была в восторге. В полном соответствии с их прозвищем, у товарищей появился отличный шанс для нанесения удара в спину.

— Никто не знает, кто нанесет последний удар дракону. Будет ли у нас шанс победить слишком привилегированных игроков? Я бы сказал, что шансы малы. Но как насчет членов Гильдии Гермес? Они будут ослаблены битвой и наверняка попадут под шквал союзных атак… Итак, наилучшая цель – Бадырей.

Четверка сделала некоторые подсчеты и пришла к выводу, что попытка стоила того.

Их целью был не дракон, а Бадырей!

— Ухе-хе-хе-хе.

— Бу-хе-хе.

И вот, прикончив Бадырея, довольные Марго и Глен покинули Мору.

***

Хладнокрыл: – Три минуты до прибытия Лэндони.

Им удалось победить Кэйберна, но Мора все еще пребывала в опасности.

— Всем приготовиться к битве! – воспользовавшись Ревом Льва, прокричал Виид.

Поскольку Бадырей и Аркхим погибли, Гильдия Гермес теперь находилась под его командованием.

— Да уж… кажется, сегодня нам все-таки не суждено выжить, – тяжело вздохнул Ламистер.

— Это будет непросто. У нас нет времени перегруппироваться, – пробормотал Гайшу.

У Гильдии Гермес не было времени восполнить потери; у них даже не было времени просто посмотреть, сколько людей осталось в живых: все оставшиеся пытались хоть как-то залатать раны и наспех восполнить Живучесть.

— Будьте добры, подлечите меня немножко.

— Кто-нибудь видел жреца?

Игроки всеми силами пытались привести себя в порядок, тогда как некоторые прятались в руинах, опасаясь внезапной атаки.

Чейз: – Боевую тактику Лэндони трудно предсказать. Он не использовал против орков Дыхание Дракона или широкодиапазонные заклинания, но… так было потому, что он кое-что искал.

Спенсер: – Как Виид, возможно, уже знает, красный дракон – самый сильный из всех драконов. Черный дракон кажется неудобным и хитрым противником из-за черной магии, но по чистой силе Лэндони должен превосходить Кэйберна.

Это была целая куча плохих новостей. Поскольку с Кэйберном расправились, вскоре на них должен был обрушиться гнев Лэндони.

— Что ж, никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь, – усмехнулся кто-то из гермесовцев.

— Что ж, если нам суждено умереть здесь, так тому и быть.

— Бороться до последнего издыхания? Кажется, именно этим мы сегодня и занимаемся.

До сих пор Гильдия Гермес вела потрясающую битву, и после убийства Кэйберна боевой дух ее членов был на высоте. Тем временем Виид лежал на кровати из обломков.

«Континент сейчас вне угрозы уничтожения».

Без Кэйберна вероятность пришествия Короля Демонов Клетты была крайне незначительной. Тем не менее им все еще предстояло сразиться с красным драконом в полуразрушенной Море.

Манауэ: – До прибытия Ратуаса осталось около 15-ти минут. Возможна небольшая погрешность, поскольку наш разведчик сообщил это, находясь на земле.

А затем, совершенно внезапно откуда-то со стороны раздались звуки музыкальных инструментов, к которым начали присоединяться все новые и новые струны, пока всё это не превратилось в прекрасный оркестр.

Выжившие барды решили спеть для воинов песню, которая сопровождалась первоклассной игрой на скрипке Марея.

— Я слышал, что во-он за той грудой обломков танцует Хварен.

— Да ладно?

— Говорят, она очень красивая. А ее платье просто…

— Я хочу увидеть это своими собственными глазами. Пошли.

Танец прекрасной дамы поднял на ноги полумертвых членов Гильдии Гермес. Виид считал, что подобное столпотворение может стать первоочередной целью красного дракона, однако, он не стал их разгонять. Он был благодарен за то, что эти израненные оборванные воины не сбежали. А еще им нужно было хоть немного отдохнуть перед последней битвой.

Мьюль: – Мы потеряли около 20% нашей воздушной дивизии.

Пэйл: – А мы – более 30% штурмового отряда. Ситуация чуть улучшится, если раненые игроки придут в себя.

Со временем пришли отчеты и от прочих командиров. Но вот, когда Виид поднял свое нагруженное трофеями тело…

Марго: – Виид, у нас получилось.

Ему пришло сообщение от одной из четырех убийц.

Виид: – Что именно?

В обычных обстоятельствах Виид попросту бы проигнорировал такое сообщение, однако, на этот раз он проявил любопытство.

Глен: – Мы своими собственными руками позаботились о Бадырее.

Виид: – Позаботились?

Виид перешел на шепот, чтобы остальные игроки не дай Бог его не услышали.

Виид: – Вы что, убили Бадырея?

Глен: – Да, хе-хе-хе! В этом процессе погибли Харма и Льюис, но это была благородная смерть. Мы как следует засадили ему!

— Уф-ф-ф…