Глава 371. Заместитель старосты деревни Возума узнает о произошедшем (С точки зрения Возумы)

«…Деревенский староста, пожалуйста, не принимайте подобные решения так легко.»

​После того, как деревенский староста Кема вернулся со своего инспекционного визита в Драко, он быстро заснул. Ичика докладывала о произошедших событиях Возуме вместо него.

Когда их встреча с деревенским старостой Кемой состоялась на следующий день, первыми словами словами старосты были:

«Ох, ладно. Прости, Возума. Думаю, я немного перестарался, не так ли?»

«Да, именно так.»

​Да уж, он явно перестарался. Он перестарался до такой степени, что ему очень хотелось сказать ему, чтобы он не обращался с деревенским старостой Драко — аристократом, ребенком-гением Сидом Павуэром, имеющим полную поддержку лорда Павуэры — как с ребенком.

​Но он действительно зашел слишком далеко.

Все началось с дуэли, в которую старосту деревни Кему вынудили вступить, когда он вошел в Драко.

То, что дуэль началась, было прекрасно. Однако Возума был уверен, что это дало возможность главе деревни Драко сокрушить и полностью уничтожить деревенского старосту Кему.

​В конце концов, деревенский староста Сид выбрал своим защитником Харви. Харви, именуемый «Темный Рыцарь», был известным воином в Павуэре. Он определенно бросил этот вызов с намерением победить.

Но Возума знал, он знал, что Кема, словно человек-зеркало.

​Если кто-то бросит ему серьезный вызов, он ответит тем же. Именно таким человеком был Кема, которого знал Возума.

Итоги дуэли были слишком односторонними.

В качестве своего чемпиона Кема выбрал Мясо Куроину, но что черт бы его побрал означает [Фальшивое рукопожатие и бэм бенг бабах!]. Даже после того, как Ичика рассказала ему всю историю, Возума так и не смог понять, что именно произошло. Только после нескольких пересказов он наконец понял, что она имела в виду.

​Хотя Возума уже давно понял, что Мясо Куроину обладает силой, намного превосходящей ту, что можно было бы ожидать от такого маленького тела, но то что она размахивала взрослым мужчиной, как мешком с картошкой… он не мог не почувствовать некоторую пустоту в голове при этой мысли.

​Однако, оставаясь верным своему титулу вундеркинда, молодой деревенский староста понял, что все, что он может сделать в таких условиях, — это перейти к более дружественному подходу.

​После того, как он продемонстрировал свою самую мощную фигуру и потерял ее, у него фактически не было другого выбора. Человек, который продолжит проявлять враждебность в таких обстоятельствах просто дурак.

Но неужели он всерьез надеялся, что у него есть шанс победить деревенского старосту Кему, человека, победившего Дракона?

​… Возможно, это было связано со склонностью людей, которые ничего не знали об их деревенском старосте, полагать, что герой Ватару был единственным человеком, ответственным за успех в победе над Драконом?

​Деревенский староста не взял с собой этого героя, и в качестве сопровождения у него были только служанки. Вероятно, он посчитал, что это прекрасная возможность. Возума и сам мог бы прийти к подобным мыслям на его месте.

​Однако это была ловушка.

Принуждение деревенского старосты Кемы к вступлению в дуэль было равносильно тому, чтобы навлечь на себя гнев Бога.

​Деревенский староста Кема в качестве приза потребовал [Дружеские отношения]. Это действительно очень похоже на типичного деревенского старосту Кему, и Возума не мог испытать к этому ничего, кроме восхищения.

Кроме того, он просто сказал [Дружеские отношения], но учитывая то, что это может быть воспринято как препятствие при необходимости устроить любую дуэль в целом, это фактически означает [Должник]. Более того, назвав это [Дружескими отношениями], он размыл верхний предел того, что можно было бы попросить.

​Деревенский староста Сид, по всей видимости, был обманут деревенским старостой Кемой. Его усталое выражение лица было просто выражением лица, которое бывает у человека размышляющего о том, как превзойти другого. Было бы ошибкой полагать, что выражение его лица означает, что верхний предел [Дружеских отношений] может быть понижен.

​В тот момент, когда староста Драко согласился на [Дружеские отношения], деревенский староста Кема фактически уже выиграл.

​И деревенский староста Кема немедленно закрепил этот успех, одолжив тот волшебный инструмент под видом [Дружеских отношений], нанося последний удар. Это был магический инструмент, о существовании которого Возума не имел ни малейшего представления, но, судя по всему, он появился из подземелья и мог создать горячий источник.

​[Дружественные отношения] были быстро использованы, чтобы перейти к торговой сделке. Это была сделка, от которой нельзя было прямо отказаться из-за [Дружеских отношений]… но это так же и не было односторонним предложением.

В конце концов, нельзя отбрасывать всех выгод от волшебного инструмента, способного создавать горячий источник. Вода сама по себе была ценным ресурсом, вдвойне для деревни находящейся в горах. Он предложил им невероятно ценный магический инструмент.

​А поскольку у Драко действительно были проблемы с обеспечением достаточного количества воды, им становилось все труднее расширяться. Предоставляя им волшебный инструмент по [Справедливой цене] и одновременно с этим получая выгоду от [Хороших отношений], он сумел надеть на них ошейник.

​Очевидно, что они будут искать способ не полагаться на этот волшебный инструмент, но до тех пор они будут вынуждены нести на себе этот [Кредит]. Однако было так же очевидно, что если цена будет слишком высокой, они смогут отказаться от предложения.

​Это, безусловно, приведет к тому, что в будущих переговорах деревенский староста Сид, плательщик, будет пытаться предложить больше денег, а получатель, компании Дайн будет просить меньше. В этом случае Дайн, хорошо знакомый с образом действий деревенского старосты Кемы, наверняка согласится на цену ниже средней рыночной стоимости.

​Это была такая великолепная демонстрация навязывания долга кому-то, что он хотел, чтобы этот пример был помещен в каждый учебник по всей стране.

​Более того, это соглашение даже не будет выглядеть, как сделка совершенная под давлением. Это сделка бы просто стала иерархической связью между основателем религии и ее последователем.

​Это обстоятельство, вероятно, отвечает на вопрос почему деревенский староста Сид так легко был готов присоединиться к Сновизму. Скорее всего, он намеревался отложить принятие веры под предлогом необходимости ждать крещения или чего-то подобного.

​Однако, поскольку Сновизм полностью отстаивал то, что как только кто-то сказал, что он являются верующим, он становился им, так что эта цель была разрушена.

Пускай и перестать быть верующим в Сновизм, было так же просто, как и стать им, это было не тем, что аристократ мог сделать вот так просто. Староста деревни Сид сказал это только потому, что у него не было выбора, чтобы суметь вернуть хотя бы малую часть того, что он был должен.

И все же, пускай это и так, деревенский староста Кема не выдвигал никаких необоснованных требований. В конце концов, Сновизм учил, что человек не должен переутомлять себя.

Затем, деревенский староста Сид — которого загнали в угол и он не мог отступить — разыграл свою партию и предложил построить настоящий храм Сновистов в лучшей части деревни, на что деревенский староста Кема сказал, что будет достаточно поставить какую-нибудь небольшую реликвию в гостинице.

​Таким образом, соглашение о [Дружественных отношениях] лишь углубилось.

​Другими словами, [Кредит] — [Долг] с их точки зрения — неуклонно увеличивался. В конце концов, верхний предел этих [Дружеских отношений] будет продиктован их [Зависимостью].

​На данный момент не будет большой натяжкой сказать, что Драко уже взят под контроль.

​Все это произошло по итогам одного визита. В течение одного дня.

​Возума не смог сдержать благоговейного трепета и вздохнул в сотый раз. Если бы у него были такие же способности, когда он работал в столице империи, он бы уже давно стал премьер-министром.

«Умм. Какое-то время я ничего не буду делать в качестве номинального главы деревни, ладно?»

​»… Разумеется.»

​Ответил Возума, испытывая облегчение оттого, что староста деревни Кема в ближайшее время не собирается делать ничего столь же важного.

​Он никогда не думал, что по истечении одного дня, сможет почувствовать жалость к деревенскому старосте Сиду.

​»Действительно, ничего не делать было бы здорово. Пожалуйста, ничего не делайте.”

​“Понимаю, понимаю. Я так и поступлю.”

Но он должен будет установить этот волшебный инструмент для горячего источника, разве это не значит, что он должен будет что-то сделать?

Возума внутреннее приготовился.