Глава 1189. Последнее решение суда

Десять дней спустя весь Афинский Акрополь и Священная гора все еще были под колпаком непрекращающегося дождя, но на Священную гору надвигалась буря справедливого решения суда!

Двое священных судей предыдущего поколения и двое судей настоящего – четверо судей, которые держат власть в своих руках. Вынесение приговора по этому делу далось им нелегко!

Вскоре 5 судебников, которые были в заговоре с Дюранком были тщательно проверены, но к тем из них, что сбросили черный камень, не было вопросов. На них все равно был наложен штраф, ведь они должны были быть объективными в любой ситуации!

Зловонный труп Дюранка был найдет в предыдущий день. Лица пятерых судебников были бледными, после того, как они узнали о его смерти.

Идиша прошла допрос, в процессе которого четыре священных судьи подробно расспрашивали ее. На время допроса у нее была отнята свобода личности. Ее служебное положение тоже было временно аннулировано. Единственный статус, который был у Идишы – это статус подозреваемой в создании заговора. Как только будет определена степень ее вины, ее ждет единственный финал!

Обычно те, кто были приговорены к смертной казни – умирали. Но принимая во внимание то, что она – единственная в Парфеноне, кто была ближе всех к искусству воскрешения и, кстати говоря, воскресла, то приговорить ее к смерти не было бы никакого смысла. Нужно было уничтожить ее душу, чтобы даже никакая черная магия не смогла ее воскресить, чтобы даже не осталось и частички ее грязной души в этом мире!

— Пять судебников уже признали свою вину, но они утверждают, что инициатором является Идиша. Если они считают, что Идиша придумала коварный план, то значит Дюранк их так настроил. Использовав положение Идишы, он сманил коллег по службе, чтобы достичь своих целей. В то время Идиша еще находилась в гробу и спала там крепким сном. Я верю в то, что она специально воскресла, чтобы остановить Дюранка, — адвокат приводил аргументы в защиту.

— Да, Идиша невиновна, Дюранк является самым большим злом, но он уже мертв – это и есть его наказание! – присяжные заседатели изложили свое мнение.

Сун Цимин сидел на месте верховного судьи, чувства его были немного взбудоражены. Так как он верил, что все это было рук дело Идишы. Допустим, Дюранк был очень амбициозным и жадным до славы, он все равно не обладал такой способностью к управлению.

Самым опасным была смерть Идишы. Ведь она уже продумала себе дорогу на многие годы вперед. Смерть ее стала просто крепким сном, в котором она ожидала возвращения священного духа Парфенона!

Расследование уже было завершено, было выявлено, что Идиша не умерла в подлинном смысле этого слова, она сохраняла в себе тоненькую ниточку жизни, чтобы в один прекрасный день очнуться ото сна.

— Идиша, тебе есть, что сказать? – спрашивал ее судья Ванюэ Башэ.

Ван Юэ Башэ происходил из японского рода Ванюэ. По его мнению, две охранные башни были лучшим местом для преступников. В мире нет такой же тюрьмы, как охранная башня, которая искореняла все порочные качества магов.

— Я даже ничего не подозревала. Если сегодня четверо священных судей решат, что я виновна, то я не буду оспаривать это решение. Но я надеюсь на то, что судьи дадут мне шанс. Если вы признаете мои вину, то я покину свой пост и стану святейшей. Тогда я смогу сделать многое для Парфенона и для измученных людей… Став феей, я не смогла указать верную дорогу моим верным ученикам, они совершили эти ужасные дела из – за меня. Я согласна взять на себя ответственность, — Идиша опустила глаза, которые светились неподдельным искренним светом.

— Верховный судья Сун Цимин считает, что если не приговорить тебя к казни, то ты и дальше будешь притеснять святейшую Синь Ся, обладающую священным духом Парфенона, — сказал Ванюэ Башэ.

— Я могу принести клятву с помощью контрактного пространства тьмы о том, что я никогда не совершу злых действий против Синь Ся – напрямую или через посредника. Это контрактное пространство тьмы я отдаю на хранение Сун Цимину, если что-то пойдет не так, то верховный судья первым узнает это и тогда я приму любое наказание, — сказала Идиша.

— Идиша не могла этого сделать, не нужно никакого контрактного пространства тьмы! – начали кричать недовольные люди.

Идиша слегка улыбнулась, успокаивая народ: «Решение суда должно быть справедливым. В сердце каждого человека скрываются темные стороны и я не исключение. Я согласна заключить договор с контрактным пространством тьмы.»

Четверо священных судей опустили головы и начали совещаться.

Сун Цимин настаивал на виновности Идиши, остальным судьям требовалось больше доказательств.

Но все-таки оставила ли Идиша хоть какие-либо улики?

Она ведь все время лежала в гробу, какие могут быть доказательства, кто же найдет доказательства вины у мертвого?

Поэтому, хоть Сун Цимин и отстаивал свою точку зрения, он прекрасно понимал, что очень трудно сказать о виновности человека, так как он только недавно был мертвым, а теперь сидел в зале суда. Всю вину можно спихнуть на Дюранка, Миролу и пять судебников. Кроме того, Паниса и Шоушен тоже были виновными!

Но самое страшное, что у Идишы был идеальный путь отступления даже после того, как ее борьба за власть была остановлена.

……………

В конце концов, и Сун Цимин не сбросил обвинительный бюллетень. Нужно было две таких бумажки, чтобы признать Идишу виновной и подвергнуть ее наказанию, но он прекрасно понимал, что остальные судьи не сбросят бюллетени, и ему тоже не было смысла это делать.

Дело Идишы было завершено очень быстро, наступил черед Мо Фаня.

Мо Фань проявил неуважение к авторитету Парфенона, призвал тотемного змея, который посеял панику на священной горе, убил огромное количество магов храма решений, храма веры и священного суда. А также использовал сильную демонизацию.

Заседание по делу Мо Фаня было закрытым. Мо Фань подвергнется наказанию только в случае, если суд признает его виновным.

Если демонизация Мо Фаня будет признана черной магией, то у него будет отнята эта сила.

Если бы это была обычная ситуация, то Сун Цимин обязательно бы сбросил обвинительный бюллетень. Но ради Мо Фаня и тотемного змея ему пришлось принять предложение от Идишы о тайной встрече.

Сун Цимин помог ей, а она попросит другого судью помочь Мо Фаню и тотемному змею.

Мо Фань и тотемный змей перебили много народу, и не важно, какая была причина, но священная гора была орошена кровавым дождем. Даже если Мо Фань не примет решение суда, то во все города по миру будет разослано объявление о его розыске и аресте.

Мо Фань был победителем международных соревнований, а также обладал демонизацией. В будущем он мог бы противостоять черной церкви и империи монстров. Сун Цимин надеялся на то, что Идиша попадет в ад, но нельзя было позволить ей утащить с собой Мо Фаня!

Прихвостни Идишы будут уничтожены после решения суда. Битва с ней еще не была окончена. И Сун Цимин верил в то, здесь не нужен никакой суд, чтобы сильный Мо Фань все-таки отправил Идишу в ад!

Поэтому Мо Фань был признан невиновным.

Магическое сообщество пяти континентов должно было еще обсудить дело Мо Фаня по поводу силы его демонизации, но это все не решалось за пять минут, поэтому как минимум в течение двух лет Мо Фаню ничего не угрожало.

Однако представители Священного суда и магической ассоциации пяти континентов опубликовали письменный запрет о том, что Мо Фаню запрещается пользоваться демонизацией до окончательного решения. Если он подчинится этому запрету, то будет свободен, но возможно, члены священного суда и магической ассоциации решат, что демонизация – это черная магия. 。

Идиша была невиновна, Мо Фань тоже был в безопасности. То, что он владеет демонизацией не будет объявлено всему миру, положение мага останется прежним и даже сохранится статус победителя международных соревнований.

Даже если бы Мо Фаня признали виновным, то это бы доставило священному суду много хлопот.

Возьмется ли самый высший темный священный суд за дело Мо Фаня?

Этот парень недавно надул и расправился с Хайлом – духом смерти, кто же возьмется за такого строптивого мага?

………………

Мо Фань только что узнал, что в Парфеноне владеют телепортацией.

Чтобы побыстрее выпроводить этого бунтовщика, правительство Афин решило, что они не дадут Мо Фаню улететь самолетом – это слишком долго. Под контролем Хайлуна он будет возвращен в Китай с помощью телепортации. Афины не жалели никаких средств, лишь бы поскорее депортировать китайского мага на родину!

Мо Фань был рассержен, но принимая во внимание то, что так можно было гораздо быстрее вернуться домой, он нехотя согласился.

— Синь Ся, а твои вещи? — спросил Мо Фань в недоумении.

Мо Фань не взяла никаких вещей. Сегодня был день, когда они вмести уедут отсюда и не останется никаких преград, чтобы им быть вместе!

— Братец Мо Фань… Я вчера долго думала над этим… Но я остаюсь… — ответила Синь Ся, опустив голову. Она очень боялась, что Мо Фань рассердится и не знала, что ответить.

Мо Фань, глядя на нее, не мог разозлиться. Но эта новость стала для него неожиданностью.

— Почему? В этом чертовом месте только умеют интриги крутить и убивать, почему ты хочешь здесь остаться? – спросил Мо Фань.

Рядом стоящий Хайлун взглянул на Мо Фаня – он выражается такими словами, как будто Хайлуна здесь и не было!

— Это все из-за той мерзавки Идишы? Ты боишься того, что, будучи единственной святейшей ты покинешь Парфенон и тогда Идиша легко сможет стать феей? Да какая к черту разница! – сказал Мо Фань

Синь Ся покивала головой со смущенным видом.

Только через какое-то время девушка ответила так тихо, словно комарик пропищал: «Я хочу узнать, почему моя кровь может активизировать кровавый камень Салан».