Глава 1190. Борьба за место феи

Мо Фань смотрел на нее. Сколько он помнил, Синь Ся всегда была очень добра и послушна с ним. Даже если она была не согласна с какими-то его решениями, она все равно слушалась его.

Но сейчас, глядя на серьезный вид девушки, Мо Фань понял, что она хочет сказать ему что-то очень важное и строгое.

— Можешь ничего не говорить, я все знаю, — прервал ее Мо Фань.

Он знал, что Синь Ся хотела сказать. Несмотря на то, что Азалия постоянно недоговаривала свою мысль, он и сам смог сделать выводы. Он и сам догадался, в чем тут дело.

Но Синь Ся — это Синь Ся, а Салан — это Салан, никто не понимал это лучше, чем Мо Фань. Несмотря на их кровное родство, они были абсолютно разными людьми!

— Синь Ся, я понимаю, что ты чувствуешь. Но в этом нет твоей ошибки, никто в этом мире не может выбирать своих родителей. Даже если в тебе течет кровь кардинала темной церкви, достаточно того, чтобы твоя совесть была чиста за свои поступки. Тем более, что ты — дочь Вэньтая. Его благодетели более чем достаточно, чтобы затмить все зло, которое сотворила Салан. Даже если ты не получала с самого детства всеобщую любовь и признание, как это было с Азалией, это вовсе не значит, что ты должна нести на себе клеймо Салан. Они — это они. Ты — это ты! — произнес Мо Фань.

Мо Фань, понимал, что рано или поздно они должны пережить это. Он должен пережить, а Синь Ся — тем более.

Синь Ся пробудила камень кардинала, потому что является дочерью Салан. Мо Фань никогда бы не подумал, что Салан всегда была так близко, вплоть до того, что они даже встречались в его детстве. Она отказалась о Синь Ся, оставив ее на попечение доброго и простодушного отца Мо Фаня. И никогда не интересовалась, жива ее дочь или нет…

Тан Юэ говорила ему, если Салан появилась в городе Бо, то вполне возможно она скрывается у старшего дьякона Хуцзина Му Хэ.

Возможно даже Му Хэ не знал, что у Салан есть дочь.

Если бы не последние проишествия, эта тайна никогда бы не раскрылась. Мо Фань и сам был потрясен, когда начал догадываться об этом, но не стал говорить Синь Ся. Он наделся, что девушка никогда не узнает об этом, все, что ей нужно было знать, что ее мать была в очень трудном положении и дочь оказалась для нее непосильным бременем, и что она безжалостно бросила свою дочь ради своей лучшей жизни…

Синь Ся оказалась гораздо сообразительней, чем ожидал Мо Фань. Под ее тихим кротким внешний обликом, оказался незаурядный ум.

— Братик Мо Фань, я понимаю это. Но после многих дней раздумий, я пришла к этому решению. Я останусь здесь и заберу место феи у Идишы, — глаза Синь Ся сияли уверенностью и силой, чего не было прежде.

Мо Фань редко видел ее такой уверенной и верил, что ее решение исходит от чистого сердца.

Но как он может оставить ее посреди этой ужасной кровавой борьбы??

Стоящий поблизости Хайлун тоже застыл от удивления.

— Ты хочешь соперничать с Идишей??

Синь Ся казалась слишком молодой и слишком слабой. Если бы не покровительство матушки, она вряд ли бы стала святейшей. У нее очень мало сторонников и нет никакого опыта управления. Иметь чистое доброе сердце вовсе не достаточно, чтобы стать феей Парфенона!

Возможно священный дух Парфенона и выбрал ее, но это вовсе не значит, что она станет феей. Фея должна обладать лидерскими качествами и иметь способности, для своевременного реагирования на различные ситуации.

По мнению Хайлуна, Синь Ся была слишком далека от поста феи.

— Ваще превосходительство Хайлун, неужели вы и правда верите, что все это не ее рук дело? — Синь Ся пристально смотрела на рыцаря.

— Я уверен, что это в ее стиле. Я до последнего не верил, что она так просто покинет этот мир, — честно ответил Хайлун.

— Братик Мо Фань, мы все так или иначе связаны. Конечно я могу остаться в стороне, и, руководствуясь принципом *я -это я, они — это они*, спокойно смотреть на все последующие трагичные события. Но я верю, что после всего этого, я стала сильней, самостоятельней, я научилась вставать лицом к лицу с грядущими трудностями… Я не собираюсь спокойно смотреть, как Идиша занимает пост феи и не испытывать чувство вины, наблюдая, как моя мать продолжает губить людей.

Синь Ся медленно опустила голову.

— Братик Мо Фань, я знаю, что ты можешь не согласиться, но я все равно останусь здесь. Это единственный правильный выбор для меня и именно то, что я хочу сделать от всего сердца.

— Прости! Прости! Ты сделал так много, чтобы спасти меня, а теперь я нарушаю твой план… Мне очень жаль…

Синь Ся говорила и говорила, а ее глаза наполнились слезами. Принимая такое решение, она не стала закрывать глаза на сложности своей судьбы и на саму себя. Но не смогла выдержать встречи с Мо Фанем. Он не жалея себя, спустился за ней в преисподнюю и спас ее из марка вечных страданий… А через несколько дней она сама практически прыгает туда обратно, это точно разобьет сердце Мо Фаню.

Мо Фань положил обе ладони на ее нежные щеки. Вытирая ее слезы, он невольно рассмеялся.

— Ревешь по любому поводу, а сама говоришь, что стала сильной…

— Я боялась, что ты разозлишься, — у Синь Ся перехватило дыхание.

— Я не могу злиться на тебя, — ответил Мо Фань.

Мо Фань посмотрел на Хайлуна:

— Толстяк, у вас в Парфеноне есть правила касательно замужества феи?

— Это я толстяк?? Личные свободы неприкосновенны в Парфеноне. Каждый член храма феи, начиная от прислужниц стажерок и заканчивая самой феей обладает полной свободой в делах любви и брака. Но многие феи всем сердцем и душой были преданы своему делу, большинство из них по собственной инициативе отказывались от личной жизни и оставались непорочными, — недовольно ответил Хайлун.

— А, ну хорошо, — Мо Фань кивнул и обратился к Синь Ся, — В Парфеноне не может быть феи без священного духа.

Для этого мира, полного опасностей, магия воскрешения несомненно является чрезвычайно важным навыком.

Пройдя сквозь жестокую борьбу, полную крови и слез, Синь Ся все равно хотела остаться в Парфеноне. Это в полной мере говорило о ее решительности.

Идиша уже принесла клятву не причинять вреда Синь Ся, ее контракт с темным пространством был в руках у Сун Цимина, поэтому Мо Фань не беспокоился о махинациях Идишы. А пока Синь Ся является святейшей, ее личным охранником будет сам Хайлун.

Хайлун был несомненно силен. С этим толстякам за спиной, Синь Ся будет в безопасности. Узнав о Салан, Мо Фань беспокоился, что она может навредить Синь Ся. Раньше девушка не была так важна, и Салан совершенно ею не интересовалась. Сейчас Синь Ся стала обладательницей священного духа Парфенона, ей нужно продолжать культивирование в Парфеноне, и тогда есть надежда, что она сможет овладеть истинной магией воскрешения. Мо Фань был уверен, что Салан не упустит возможности воспользоваться этой способностью Синь Ся!

— Хайлун, хорошенько охраняй ее. Если с ее головы упадет хоть один волосок, я разрушу ваш Парфенон до основания! — Мо Фань обратился к рыцарю.

— Ох! — Хайлун даже не стал отвечать .

Хайлун прекрасно знал о способностях Мо Фаня. Если он один устроит скандал, Парфенон еще сможет дать отпор. Но этот парень может призвать тотемного змея. Демон и тотемный змей — Парфенону точно не поздоровиться!

— Ну… тогда я пошел. Я обязательно буду навещать тебя. Если тебе будет тут плохо, я в любое время приеду за тобой, — Мо Фань встал в магический круг.

………….

— Ваше превосходительство Хайлун, вы согласны поддержать меня? — торжественно сказала Синь Ся, после того, как Мо Фань исчез.

Хайлун на секунду замер, не слишком ли она прямолинейна?

— Я… я согласен. Несмотря на то, что вы не обладаете необходимыми для феи качествами, но вы станете феей, которая действительно заботиться о людях. Вы согласились остаться и бороться с Идишей, Парфенону очень повезло. Я верю, что наступит день, когда вы победите ее! Заговоры и коварные планы обеспечивают лишь кратковременную победу, а доброта и великодушие — неизменны. Я уверен, что именно в этом причина, почему священный дух Парфенона отказался от Идишы! — серьезно промолвил Хайлун.

В душе Хайлун ликовал, что Ма Фань не забрал Синь Ся с собой.

Синь Ся, без всяких сомнений, является самой неподходящей кандидаткой. Но она — надежда Парфенона. Под хладнокровным управлением Идишы, Парфенон возможно и достигнет кратковременного процветания, но затем он будет обречен на гибель. Будучи главным рыцарем, Хайлун искренне поддержит Синь Ся на ее пути к званию феи!

…………

Находясь в обсерватории, Идиша сразу узнала новость о том, что Синь Ся не покинула Парфенон.

Прислуживающая ей старшая настоятельница заметила, как легкая улыбка на губах Идишы превратилась в холодный злобный оскал!!

— Она хочет бороться со мной за пост феи… — ледяным голосом сказала Идиша.

— Она хочет бороться со мной за пост феи!!! — ее голос превратился в визг.

Идиша медленно подняла голову и трясущимся от хохота голосом повторила снова:

— Она хочет бороться со мной за пост феи??? Ха-ха-ха-ха!!!