Глава 2066. Потомок человека

— Я тут не особо ориентируюсь. Ты уже что-то придумал? – спросил Мо Фань.

— У меня в Священном городе есть знакомые, они могут помочь, только, хозяин, Вам лучше не контактировать с ними, — молвил Бора.

— Бора, ты же у нас такой целомудренный. Неужели когда стоял статуей в Парфеноне, все же прибегал сюда погонять за здешними красавицами? – ухмыльнулся Мо Фань.

Бора же провел в качестве парфенонской статуи много-много лет, откуда у него могли взяться тут знакомые?!

— Хозяин, я говорю о знакомых, которых знаю уже около 300 лет, — ответил вампир.

— Кхм…вы, что, тут все покойники? – оторопел Мо Фань.

— Они все в своем роде необычные, можно сказать, их ситуации похожи на ситуацию женщины-мотылька. Дабы не навлечь на себя беду, они и скрываются в Священном городе, который безопасен из-за большого количества магов-судебников, — молвил Бора.

— Но самое опасное место это то, что считается самым безопасным, не так ли? – вставил Мо Фань.

— Не совсем так. За пределами города все они подвергаются опасности со стороны различных монстров, людей и организаций, тут же, в Священном городе, они должны опасаться лишь судебников – ничто иное им не угрожает. Все, что от них требуется, это мирно существовать, соблюдая здешние законы и не используя свои специфичные возможности – именно такой договор и был заключен в древности со Священным судом, — пояснил вампир.

— Древний договор! – Мо Фань вспомнил слова Королевы призраков.

Вампир Бора изменился в лице, шепотом произнеся: «Хозяин, я являюсь одним из них. Моя личность всем известна. Оказавшись в Священном городе, судебники не станут выступать против меня, если, конечно, они совсем не позабыли заветы своих предков».

Увидев вытаращенные глаза Мо Фаня, вампир продолжил: «Вы же знаете, я являюсь истинным вампиром, и Вы увидели меня в качестве статуи Парфенона – я нес службу по его охране…однако давным-давно я был градостроителем».

— Что значит это слово? – не понял Мо Фань.

— У каждого здания есть свой архитектор-строитель, так и у каждого города тоже есть свой архитектор-строитель, — сказал тот.

— Ахренеть! Священный город построил ты?! – маг смотрел на него ошарашенными глазами.

— Не то чтобы…я был одним из…. Я принимал участие в строительстве древнего Священного города, с тех пор прошло несколько сот лет, и он очень сильно изменился, — ответил Бора, — хозяин, даже если буду очень стараться, Священный город все равно останется опасным для меня. Я стал вампиром по ошибке, и если бы на монументе не было бы написано мое имя, меня бы уже давно уничтожили.

— О твоих делах давай побеседуем позже. Что тебе известно об Аурелии?

— Она прибыла в Священный город через некоторое время после того, как он был основан. Я слышал, как ее обсуждали мои знакомые. Она очень отличается от моих друзей и знакомых, что пытаются мирно существовать здесь, уж очень она агрессивна – на протяжении столетий она убивает туристок во имя своей внешности, — произнес вампир.

— Столетий? Это…это число жертв должно исчисляться тысячами?! – удивился Мо Фань.

— Скорее, несколькими сотнями. Если аппетит Аурелии разыграется еще больше, это тут же вызовет подозрения. Максимум, что она может себе позволить – это одна девушка в год.

— Одна в год…по сравнению с тем лысым из гостиницы, продающим людей, это еще ничего… — отреагировал Мо Фань.

— По правде говоря, Аурелия уже и так привлекла внимание, только вот Суд по особым делам не преследует ее, слишком она безрассудна, — сказал Бора.

— Ты знаешь, как одолеть ее? – спросил маг.

Хотя мощь вампира не может сравниться с высшим существом вроде этой Горгоны-Аурелии, он прожил на планете не одно столетие, поэтому мудростью превосходит и людей.

Мо Фань догадывался о связи Боры со Священным городом – столетия назад в период расцвета множества европейских государств Священный город стал своего рода центром магической цивилизации в Европе, и Бора не мог этого не знать; не думал только Мо Фань о том, что вампир окажется в числе основателей этого места.

— Если Вы действительно хотите попасть внутрь священного дворца, Вам понадобится помощь Аурелии, — произнес Бора.

— Это еще почему?! – оскалился Мо Фань.

Мо Фань приперся в это место лишь для того, чтобы узнать, что так беспокоит Альпасу, а в итоге вышел на одну из ее старших сестер.

— Аурелию еще называют «ведьмой обмана», так как помимо горгоньей в ее жилах течет кровь ястребовидных ведьм.

— Она не является чистой Горгоной? – удивлению Мо Фаня не было предела.

— Аурелия является потомком Горгоны и ястребовидной королевы.

— Стой, стой! Горгона и ястребовидная королева разве не женского пола? – Мо Фань уже в конец офигел.

— Хозяин, многим существам для размножения и не нужны самцы. Сесилия, самая старшая сестра Альпасы, тоже не является чистой Горгоной. Сесилия является потомком Горгоны и императрицы скорпионов. Два величайших вида существ в Египте – это змеи и скорпионы, поэтому самой большой мощью обладает именно Сесилия.

— А Альпаса?!

— Альпаса является потомком Горгоны и человека.

— Кхм…и этим человеком была женщина? – спросил Мо Фань.

— Да, у Альпасы две матери. Одна – это Горгона, а вторая — …она со средиземноморского острова…Вы, должно быть, и сами знаете.

— Вот как… — кивал головой Мо Фань.

Пытаясь найти причину беспокойства Альпасы, Мо Фань наткнулся на шокирующие подробности…теперь все понятно – Аурелия каким-то образом причинила вред человеческой матушке Альпасы!

— Аурелия – потомок Горгоны и ястребовидной императрицы, а ястребовидные ведьмы обладают самыми мощными навыками обмана – они могут имитировать внешность, голос и даже дыхание кого-угодно! – молвил Бора.

— Вот это да!

— Да. Эта их фишка создает иллюзию, которую не под силу разглядеть даже глазу золотого дракона – именно по этой причине с помощью Аурелии Вы сможете попасть в священный дворец…