Глава 2086. Если бы он был жив

Священный императорский олень как будто почувствовал угрозу и начал беспокойно топтаться.

Сидевшая верхом Цинь Юэр уже могла четко рассмотреть силуэт Чжань Кона. Конечно изменения были колоссальными, но она все равно узнавала родные черты…

Это лицо. Когда она очнулась из ледяных оков, она смутно помнила это лицо: наполовину человек, наполовину демон. Она точно знала, что не ошиблась. Он приходил в Небесные горы!

Как жаль, что их следующая встреча произошла не в необитаемых Небесных горах, а в хаосе священного города.

Для нее было не важно, живой он или мертвец.

Человек?

С самого ее рождения и до сегодняшнего дня люди давали ей лишь безразличие.

Ей было не важно, кем является Чжань Кон, она лишь надеялась снова увидеть его лицо. Как бы ни был холоден мир вокруг нее, только его взгляд был наполнен теплом.

Иногда люди падают так низко, словно смотрят на далекий свет из пропасти. Но как бы ни был труден и ухабист их путь, они все равно продолжают карабкаться вверх.

Цинь Юэр тоже была такой. Она лишь хотела, чтобы он смотрел на нее, остальное не важно.

Но даже это простое желание несбыточно. Что она сделала не так??

Чжань Кон действовал очень жестко, сразу убивая магов, вставших у него на пути. Иногда проглядывало его истинное я, и тогда его одолевали ненависть и отвращение к себе. Он надеялся, что Цинь Юэр не увидит его.

Но ей на самом деле хотелось крепко обнять его и сказать то, что он меньше всего ожидает: пожалуйста, перестань мучить себя!

………….

После появления дьявольских драконов город словно превратился в черный омут. Совсем недавно огромный город был пропитан священным дыханием, словно место казни, ожидающее прибытия приговоренного.

Но сейчас все маги священного города отступили к замку. Из вершителей правосудия они превратились в заключенных.

Они лишь могли защищать единственное оставшееся безопасное место.

Среди темной стихи остался лишь маленький островок священного замка.

Лишь священные крылья архангела Михаила могли выстоять перед прямым противостоянием с темным императором. Крылья разгоняли тьму, и людям вокруг казалось, что скоро наступит рассвет и свет победит тьму. Но в место этого начался новый этап битвы. На город снова нахлынула волна темного дыхания.

На черном небосводе появились очертания лиц, искаженных страданиями. Они производили громоподобные звуки, словно осуждая живых людей.

Они копили свою ненависть на протяжении сотен и тысяч лет, но люди на земле жили совсем не много. Печать, ненависть и страдания появились в душе каждого человека, кто почувствовал страх перед ужасными лицами. И тогда все они испытали на себе страдания нежити!

— Вам наверняка знакомо ощущение смерти?? – Чжань Кон ступил на лестницу священного замка.

Пылкими речами Михаил пытался воодушевить магов непреклонно отстаивать священный город. Но услышав его слова, Чжань Кон лишь презрительно фыркнул:

— Погибнуть в сражении? Тысячелетняя слава и почет?

— Ваша жизнь исчисляется десятилетями, но после смерти вы еще тысячу лет вспоминаете своих врагов. А знаете почему? – поднявшись на очередную ступень, Чжань Кон пристально смотрел на магов.

— Смерть – всего лишь мимолетное страдание. Не важно, во что вы превратитесь после смерти. Ваша ничтожная слава и почет – ничто, по сравнению с муками преисподней. Возможно ваши потомки будут почитать вас, но, если вам дадут второй шанс вы никогда не променяете свою жизнь ради жалкой славы. Жизнь и правда прекрасна, а страдания после смерти длятся целую вечность!!

Голос Чжань Кона раздавался в голове каждого мага. Темный император предупреждал живых!

Счастливые моменты мимолетны, а страдания длятся очень долго.

Эти люди, считающие себя святыми, они никогда не были в царстве мертвых. Они никогда не испытывали того, что ощущает живой мертвец. Чжань Кон хотел, чтобы они задумались над этим.

На черном небе множество страдающих гримас олицетворяли собой скорбь, страдания, гнев и ненависть мира живых людей… Они выбирали магов, которые испытывали в прошлом похожие чувства, и заставляли их прочувствовать это снова.

В жизни каждого человека были моменты ужасных страданий и бессилия. Под пристальными взорами небесных лиц, эти чувства нахлынули вновь…

Самое печальное, что все душевные раны, которые люди запечатали в своих сердцах, будут их вечными спутниками после смерти. Людям нужен сон. Во сне они могут забыть о страданиях. Но сон мертвецы – это бесконечное проживание тяжелых воспоминаний!

День, год, век, тысячелетие… это не прекратиться!

Стоит ли выбирать жалкую славу ради этого?

Чжань Кон поднимался по ступеням священного дворца. Он не только хотел победить сильнейшего из людей архангела Михаила, он хотел растоптать его непоколебимую веру.

Человеку наплевать на тебя, если он говорит о славе и почете. Те, для которого ты действительно важен, всегда будут желать тебе долгой и счастливо жизни, а твоя смерть принес им боль…

Только так выражается настоящее уважение!

Если бы у Чжань Кона был выбор, он предпочел бы быть трусом.

Он лишь хотел быть человеком слова. Если его кто-то ждет, он обязательно появится в обещанном месте. Если ей нравиться его взгляд, он всю жизнь наблюдал бы за ней и охранял.

Но не так, как сейчас!

Не так!!

Не в этом обличье полу-демона, полу-человека!!

Воспоминания о ней причиняют боль, ее живой образ – тоже. Они больше никогда не будут смотреть друг другу в глаза, никогда не почувствуют тепло друг друга…

Он появился в священном городе вовсе не как герой, спустившийся с облаков. Он – демон, он – страдающая душа, полная воспоминаний о любимом человеке.

Если бы он был жив… если бы он был жив, всего этого не случилось бы.

Стадо болванов!

Они не понимают, как он им завидует!

Он сдерживался изо всех сил, чтобы не истребить всех живых в городе, и это приносило ему страдания…