Глава 2106. Встреча с толпой

Место, в котором находился старый боевой город, было хорошо знакомо Мо Фаню. Тут и там из-под воды торчали рифы.

Клан Фань-Сюэ не так давно получил остров с залежами золотых рифов. Этот остров позволил резко увеличить финансы клана втрое. Можно сказать, что он был главным источником дохода. На самом деле около Птичьего города было много таких золотых рифов, образованных золотой пыльцой. Со временем они превращались в рифовые острова, а те, кто не поднимались над поверхностью моря, превращались в рифовые подводные скалы.

Именно подводные скалы были основанием для строительства зданий старого боевого города.

Дальше в море, прямо за рифами еще была территория плавучего сланца. Во время отлива она оголялась и на поверхности моря как будто появлялась большая каменная площадь, размером с несколько футбольных полей. А во время прилива слой сланца всплывал наверх и держался около поверхности. Самое интересное, что по этому слою спокойно могли передвигаться люди, ведь глубина воды достигала всего по колено.

Местные жители называли это место плавучими охотничьими угодьями. Используя преимущества рельефа, даже не дружащие с водой маги могли свободно сражаться с морскими монстрами.

Плавучие сланцы были главным ядром боевого города, а вокруг его окружали боевые строения, расположенные на подводных рифах.

Место поединка Мо Фаня и Цзу Сянтяня как раз располагалось на плавучих охотничьих угодьях.

Эти подводные рифы были не только богаты стихийной энергией элемента земли, но внутри также были полны золота. Даже существо уровня полководца навряд ли смогло бы разрушить их.

В сражении с морскими существами фактор рельефа чрезвычайно важен. Вице-мэр Птичьего города наделся привлечь больше магов сражаться против морских существ, поэтому решил воспользоваться поединком Мо Фаня и Цзу Сянтяня как своеобразной рекламой!

— Выступая в качестве свидетеля, я выражаю надежду, что двое молодых и одаренных магов будут дружелюбны друг к другу, и не станут переходить границ, — начал речь вице-мэр.

К сожалению, приехавшие со всех сторон маги не удостоили его вниманием. Они и так ждали целые сутки, поэтому взбунтовались против скучной речи политика.

Увидев, что народ не хочет слушать его болтовню, вице-мэр неловко откашлялся:

— Может участники скажут пару слов?

В это время Цзу Сянтянь уже стоял в охотничьих угодьях. Его глаза были полны презрения.

— Мо Фань, ты в курсе что похож на пса? – увидев, что Мо Фань не собирается перечить, маг продолжил, — большинство бродячих псов рвут глотку, не глядя, кто перед ними, тигр, медведь или лев. Но когда доходит до дела, они убегают быстрее всех! Мне даже неловко за тебя, и как ты храбрости набрался сегодня?

— Цзу Сянтянь, я просто не думал, что ты так торжественно к этому отнесешься. Ты знаешь, что в древности устраивали закрытые поединки? Мы в Фань-Сюэ тоже не любим делать все на публику, На самом деле мы просто хотим проявить хорошие манеры, чтобы те, кто бросает нам вызов не позорились перед такой толпой. Много народу хотят сразиться с нами. Выйдя покушать я каждый раз встречаю пятерых, как ты, поэтому даже не запоминаю их имена и время, — Мо Фань поковырялся в ухе, в которое попали брызги.

— Ты забыл время??? – сказал Цзу Сянтянь.

— Ага, но тебе удалось привлечь мое внимание. Теперь не успокоюсь, пока не оставлю на твоем напудренном лице отпечаток своего ботинка. Поэтому я и вспомнил о тебе пока пил чай, — сказал Мо Фань.

— У меня нет пудры! – холодно сказал Цзу Сянтянь.

— А, значит у тебя проблемы с потенцией, ты такой бледный…

Цзу Сянтянь помрачнел.

Это у него сейчас будут проблемы с потенцией!!

Мо Фань совершенно не следит за языком, независимо от ситуации.

Вице-мэр хотел, чтобы участники произнесли речь и вдохновили молодых магов, но вместо этого они начали ругаться и оскорблять друг друга.

— Кхэ-кхэ! Уважаемые, ваш голос усилен, не могли бы вы быть более позитивны? Ведь ваш поединок одобрила даже магическая ассоциация! – тихо сказал вице-мэр с мрачным видом.

— А, вот оно что, — только сейчас Мо Фань осознал, что на них направлены взоры толпы.

— Мо Фань, ты сделал много позорных вещей, еще и осмеливаешься называть себя первым магом? Сегодня ты достиг предела! – Цзу Сянтянь указал на Мо Фаня. Наконец он произнес свою коронную фразу, придуманную заранее.

Цзу Сянтянь потратил много сил, чтобы очернить Мо Фаня. Народ любил глазеть на скандалы, поэтому Цзу Сянтянь решил объявить подлую лицемерную войну.

— Я-то не делал. Но откуда взялись люди, которые делали это от моего имени? Я доказал это, но вы все равно не верите. Честно говоря, я устал от всего этого, — сказал Мо Фань.

— Устал? Да ладно? Неужели Мо Фань устал от славы?

— Может он решил уйти в затворничество??

— Эй, не надо! Мо Фань, мы тебя любим! Ты вдохновил меня сдать все экзамены и поступить в университет Минчжу! – крикнула девушка из толпы.

— Мо Фань, ты спаситель северной равнины и древней столицы! Не важно сколько людей завидуют и клевещут, мы все равно верим тебе!

Толпа разделилась на три лагеря.

Одни были в гневе, после событий, сделанных подставными людьми Цзу Сянтяня. Вторые помнили о древней столице и северной равнине. А третья группа вообще не понимала, что происходит, им просто нравилась шумиха.

— Мо Фань, мы верим тебе!

Среди толпы раздались преданные голоса. Оказывается, тут были люди, которым удалось выжить в сражении в древней столице. Они приехали специально поддержать Мо Фаня!