Глава 2548. Битва в Азиатской магической ассоциации

Летающие драконы были охвачены страхом, нутро их бешено колотилось от воздействия темной магии.

Животные пытались сбросить сидевших на их спинах волшебников, а сами маги старались удержаться в седле, так как внизу все так же полыхало пламя…они даже не подозревали о том, что темная магия пожирала их питомцев изнутри!

— Ты…ты посмел пойти против Азиатской магической ассоциации?! — кричал Лун Му.

Мо Фань вообще не обращал на его слова никакого внимания. В этот момент ему было по барабану, какое обвинение они могли инкриминировать ему.

Он уже принял решение противостоять, вне зависимости от пактов и конвенций магического сообщества.

Всадники на драконах и вовсе были ему не соперниками — после того как Мо Фань еще выпустил одновременно тень и хаос, они будто провалились в огромную пучину — как только им казалось, что они выбрались из нее, они вдруг осознавали, что вновь находятся на самом ее дне.

Они были словно маленькие детки против большого дяди Мо Фаня — как бы они ни сопротивлялись, как бы ни протягивали вперед руки, они все равно не могли достать его.

***

Хотя Дубай и очень большой, зрелище небесного побоища и горевшего здания магической ассоциации просматривалось со всех его уголков. Обломки перил, обрывки одежды и клоки человеческих волос валялись на улицах словно грязь.

— Учитель… — пара сиявших глаз смотрела прямо на крышу высотного здания.

— Он пытается нас прикрыть? Он знает, что мы еще в городе, поэтому специально сеет раздор и панику в мегаполисе, чтобы мы смогли незаметно уйти? — черная книга закрылась.

Голос доносился из самой книги.

— Отлично. Даже мысли не было о том, что такие хорошие люди еще остались. Он хочет, чтобы мы ушли из города, ведь за его пределами мы уж точно сможем выкрутиться! — продолжил голос из книги в черном кожаном переплете.

— Мы не можем бросить учителя! Он делает это ради слияния магии, ради учителя Пин Чжоулуна… — голос Седжал был очень слаб, однако до сих пор звучал решительно.

— Ты совсем из ума выжила? Не забывай, кто ты! Все остальные могут умереть, но не ты, Седжал! — черная книга затряслась.

— Он единственный человек, владеющий совмещением элементов, если он умрет, то это исследование полностью исчезнет, — Седжал поднялась, не сводя при этом взгляда с неба.

— Разве можно сравнивать какое-то слияние и твою жизнь? Дура! — не утихала книга.

— Как я могу сравнивать свою жизнь с этим прорывом?! — Седжал схватила книгу.

Черная книга знала, что девушка собиралась сделать, поэтому попыталась вырваться, однако Седжал держалась за нее мертвой хваткой.

— Ты не сможешь пролистнуть эту страницу! — противилась книга.

— Я не смогла уберечь Пин Чжоулуна, и это моя ошибка. Теперь же я не могу предать и Мо Фаня — это я должна пожертвовать собой, и биться на той башне тоже должна я!

Девушка выпустила книгу из рук.

Книга стала прорастать длинными лианами, которых становилось все больше.

Через несколько мгновений книга превратилась в птицу, сплетенную из черных лиан. Птица эта ждала Седжал.

Девушка подпрыгнула и одной рукой схватилась за нее.

Птица эта поднимала ее выше и выше в небо, пока они, наконец, не достигли уровня, на котором шла битва Мо Фаня. Из-за распространившегося огня ее верхняя одежда развалилась на куски. Фиолетовые кудри, ниспадавшие словно ползучие травы, белоснежная кожа, покрытая ранами и грязное лицо…тем не менее даже все это не могло скрыть природной красоты Седжал. Глаза же ее сверкали ярче солнце, и в них читалась смертельная решимость!

Она не может подвести Мо Фаня.

Книга в руках девушки стала приобретать золотистый оттенок, привлекавший внимание всех магов. Когда волшебница поднялась на самый пик, ее книга уже превратилась в абсолютно самостоятельный предмет.

— Се… Седжал? — на лице Мо Фаня читалось удивление.

Значит, она все-таки была в городе, и значит, она не умерла.

Нутро мага ликовало!

Седжал знает принцип слияния элементов, о котором Мо Фань ни в зуб ногой, и если она жива, следовательно, живо и исследование.

Мо Фань знает, как использовать совмещение, и делает он это благодаря перчатке (*в некоторых главах автор пишет о паре перчаток, где-то говорит об одной, это не вина переводчиков), но как сделать слияние доступным для всех волшебников известно было только Пин Чжоулуну и Седжал.

— Тебе не обязательно так называть ее, — сказал человек на вершине башни, одетый в металлические доспехи.

Этот голос показался Мо Фаню знакомым.

Голос человека звучал спокойно, но при этом высокомерно.

— Председатель, Вам необязательно было появляться здесь лично, этот псих только этого и добивается, — смиренно произнес Лун Му.

— Я пришел сюда не из-за него, меня интересует она… — Су Лу зашагал вперед.

По мере его шага стихийная энергетика вокруг рассеивалась. Слияние огня и молний полностью исчезло, и даже пошатнувшееся от такой мощи пространство теперь быстро восстанавливалось. Небо над городом вновь стало голубым.

— Тем не менее, я должен поблагодарить тебя, ведь она появилась здесь ради тебя, — усмехнулся Су Лу, — ты так и остался грубияном и невеждой, которому никогда не пробиться на самый верх.

Мо Фань посмотрел на Седжал.

Она прошла вперед и встала прямо перед ним, давая понять, что возьмет Су Лу на себя.

Неужели она действительно восстала против председателя Азиатской магической ассоциации?

— Гавриил, ты слишком мягкосердечна, поэтому обречена на поражение! — глаза Су Лу сверкали.

Ничто не может доставить ему большего удовольствия, чем прилюдное свержение человека своего уровня!

Гавриил?!

Один из семи главных архангелов Священного города?!

Архангелы не имеют права обличать себя, они должны жить среди обычных людей как простолюдины…в моменты опасности если они обличат себя, то это может навредить Священному городу!

Мо Фаня осенило…он уставился на девушку.

Седжал…она одна из архангелов!