Глава 2579. Я за справедливость

Король Тьмы начал сожалеть.

Для устрашения Му Бая он уничтожил свыше двух тысяч магов, а в итоге, потерял преимущество.

Всего за пару ходов Азалия уже оказалась в левой части его половины, угрожая трем пешкам, коню и наставнику, тогда как против нее Король Тьмы мог использовать лишь ферзя.

Однако если он выдвинет королеву, та, конечно, убьет Азалию, но тогда встанет под удар колесницы в лице Седжал.

Теоретически, темная фея намного сильнее Седжал без ее архангельской мощи, но вот если ферзь будет ослаблен на треть, то исход становится непредсказуемым.

Если же Седжал одолеет его ферзя, то вся партия значительно скатится в сторону его проигрыша, а кучка из двух тысяч трупов — это не тот результат, который он хочет получить в итоге.

Теперь Король Тьмы не поступал опрометчиво, а тщательно продумывал каждый ход.

Хорошо еще, что ему нравится именно такое противостояние, пусть даже и игра не шла на уровне гроссмейстеров.

— Колдунья красной лилии, твой ход! — в этот момент Му Бай решил выдвинуть главную фигуру вправо.

По правде говоря, Му Бай с самого начала использовал Азалию, чтобы перетянуть вражеское внимание на нее, таким способом он решил продвинуть своего ферзя в правый фланг противника.

По правой стороне находились две пешки из трехглавых псов — разобраться с ними колдунье красной лилии не составило труда. Никто даже не успел толком разглядеть, какую именно силу она использовала — псины просто засохли словно растения, превратившись в груду костей!

Му Бай нисколько не волновался о том, что ферзь в лице колдуньи может оказаться под ударом — кто бы ей ни угрожал, всадник или наставник, они не станут просто так нападать на нее.

Даже с 30% ограничением возможностей королева остается королевой!

Именно по этой причине это была не обычная шахматная партия — игроки должны были брать во внимание не только расстановку фигур, но и их силу!

Му Бай быстро просек эту фишку, поэтому-то и отправил двух своих коней, чтобы сдвинуть с места вражеских короля и королеву — так колдунья красной лилии смогла продвинуться в стан врага справа.

— Вот это игра! — восхитилась Седжал.

На стороне Му Бая находилось абсолютное количество людей, которые оказались здесь из-за безрассудства Су Лу. У всех этих людей, увидевших хитрые ходы своего игрока, на лицах появились улыбки надежды!

— Знаете, Король Тьмы, Вы находитесь в более выигрышном положении. Если Вам захочется кого-то убить, Вы без труда можете пожертвовать своими фигурами, а я же лишь надеюсь на то, что все из этих путников смогут выбраться живыми, — сказал Му Бай.

— Ну и что же ты предлагаешь? Не кажется ли тебе, что в этой партии у тебя и так достаточно преимущества? — спросил Король Тьмы.

— Даже если я выиграю, то жизни всех павших все равно останутся у Вас… — молвил Му Бай.

— Я за справедливость и считаю, что как только в игре пропадает честность, она теряет вкус. Это правда, что я могу убить здесь кого пожелаю, как и могу отправить их души в темную преисподнюю, но что касается игры…я никогда не перехожу черты. В твоих словах есть истина, но воскресить уже погибших я не в силах, — ответил Король Тьмы. Мертвые люди уже мертвы, их нельзя вновь вернуть к жизни.

— А что касается оставшихся? — задал вопрос Му Бай.

— Без смерти эта игра перестанет быть интересной.

— Давай сделаем вот как…в случае твоей победы я отпущу всех путников, застрявших в черном лесу, — продолжил Король Тьмы.

На шахматное поле были отсеяны лишь маги, однако в темном измерении оставалось еще множество людей, не обладающих какой-либо силой.

Предложение темного владыки заключалось в том, что после победы Му Бая он отпустит всех еще живых путников, среди которых было множество невинных людей, попавших сюда из-за Су Лу, также как хватало и путников из других миров, оказавшихся тут по разным причинам и не могущим найти выход отсюда — Король Тьмы соглашался отпустить их в качестве возмещения людских потерь во время партии.

— Мой сын остался в лесу, и если есть шанс, что он сможет выбраться отсюда живым, то я согласен биться до конца! — заплакал кто-то из магов.

У многих волшебников с поля в темном измерении оставались еще друзья и родные.

И если для этого волшебника шансов уже не было, он хотел верить в то, что его 17-летний сын продолжит жить…ведь он еще так молод и не видел всей прелести мира людей! Разве можно так рано запирать его в преисподней?

— Успокойтесь, я постараюсь сделать так, чтобы все смогли выбраться отсюда живыми, но для этого от вас мне требуется самоотдача в борьбе с вражескими фигурами. Будет нелегко, но это того стоит! — Му Бай обратился к другим дворцовым гвардейцам.

— Верно говоришь, никто из нас не должен сдаваться!

***

Му Бай точно не знал, насколько эффективными оказались его речи.

В каждой гвардейской клетке было свыше тысячи человек — и сколько же из них были согласны биться изо всех сил теперь?

Му Бай хотел пробудить в них воинственность, ведь без нее все эти маги ничем не отличались от стада баранов.

***

— Му Бай, а я? Я должен все также стоять тут без движений? — спросил Мо Фань.

— Пока так…

— Удивительно, что всего после трех связок Азалия и Седжал уже по разу оказывались под ударом вражеского ферзя, — произнес Мо Фань.

В обычное время ему лень пользоваться мозгами, но тут его извилины работали усиленно!