Глава 2667. Решение о подавлении Фань-Сюэ

Северный район в окрестностях Птичьего города.

Птичий город вместил в себя большую часть Ланьяна — количество переселенных уже превысило отметку в 10 миллионов человек, а число жителей Северного района достигло нескольких сотен тысяч.

Издали Северное поселение выглядело как огромная крепость, с которой открывался вид на побережье, через которое виднелся порт Фань-Сюэ.

Фань-Сюэ частично прилегал к Северному району. Птичий же город развивался в последнее время настолько быстро, что один только Северный район с его окраин был в разы больше прежнего Птичьего города. Прилегавшая к Фань-Сюэ земля не подвергалась городскому контролю, так как администрация Птичьего города не затрагивала частные территории.

Гора Фань-Сюэ размерами схожа с городом Бо — и хотя территория ограничена, прилегающее Северное поселение сформировало прекрасный городской район, а сам Фань-Сюэ на фоне соседей выглядел словно маленький городок — маленький и изящный.

Крепость Северного района находится от Фань-Сюэ примерно в четырех километрах. Прежде чем Мо Фань и остальные достигли Фань-Сюэ, Чжао Цзин уже успел затесаться в крепость городской управы Северного района.

Крепость в основном занималась военными делами, а тамошних магов называли волшебниками Северного района, подчинявшимся господину Линь Кану.

Приоритеты всего 20 000 километрового побережья теперь были изменены. Председатель Шао Чжэн ушел в отставку, также сменились некоторые руководящие персоны Птичьего города. Линь Кан заступил на место главы Северного района только в этом году — также в его ответственности руководство оперативным командованием Птичьего города.

Чжао Цзин вошел в зал с огромным столом из черного дерева. Помещение было украшено произведениями каллиграфии, а внутри находился мужчина в длинной рубашке — он держал в руках кисть и что-то выводил ею на листе белой бумаги.

— Рисуешь свои каракули? — Чжао Цзин усмехнулся, глянув на изображение.

— Пригвоздите язык этого человека гвоздями к рисунку, — спокойно отдал приказ мужчина в рубашке.

— Я, Чжао Цзин, всегда был ничтожеством на фоне высокопоставленных чиновников вроде тебя, но теперь…глядишь, и я смогу сделать так, что уже в следующем году тебя отправят руководить каким-нибудь из западных безлюдных городов, — Чжао Цзин прошел вперед и вальяжно расселся в кожаное кресло Линь Кана.

Линь Кан был сначала поражен подобным поведением незваного гостя, однако потом рассмеялся: «Так значит, ты отпрыск Чжао…знаешь, я никому не позволяю критиковать мои произведения, но ты станешь исключением».

— Как интересно…совсем недавно я встретил волшебника с таким же владением кисти как и у тебя, да и уровень культивирования у вас схож, — произнес Чжао Цзин.

— Да? Что ж, тогда я точно должен с ним как-нибудь встретиться. Давно моя тушь не использовалась по назначению…. Не знаю, есть ли у господина Чжао какое-то срочное дело ко мне, но предполагаю, что ты не стал бы тратить время на приход сюда по какому-то пустяку, — сказал Линь Кан.

— Есть один своеобразный предмет, который попал в руки людей Фань-Сюэ, — ответил Чжао Цзин.

— Неблагодарный Фань-Сюэ?! — отреагировал Линь Кан.

— Они забрали огненный плод земель. Думаю, человеку вроде тебя не надо объяснять, какую роль может сыграть этот плод в период холодной лихорадки? Так вот…это плод очень высокого уровня, и его мощи достаточно, чтобы основать еще один город.

Потеря такого плода станет невосполнимой утратой для целой страны. Он считается бесценным не только в Китае, но и в Европе и даже Африке.

Неважно, какую цену за него попросишь, на него в любом случае найдется покупатель.

— Настоящий огненный плод?! — глаза Линь Кана загорелись.

Чем выше ранг человека, тем яснее он понимал ценность этого предмета.

Да с таким плодом Северный район станет зоной оттепели и моментально превратится в настоящий центр всех окрестностей Птичьего мегаполиса.

— Фань-Сюэ в моих глазах — всего лишь небольшой никому не нужный холм, только вот эти земли считаются частными, и мне нужна очень веская причина, чтобы напасть на них…понимаешь меня? — глаза Чжао Цзина тоже сверкали.

На фоне существования клана Фань-Сюэ народ уже начал забывать о роли кланов Чжао и Му!

— Их можно обвинить в присвоении государственного сокровища, — Линь Кан явно понял смысл слов собеседника.

— Нужно действовать немедленно, пока другие высокопоставленные лица не начали охоту на плод. Как только мы его заполучим, дело пойдет намного легче, — добавил Чжао Цзин.

— Я знаком с некоторыми представителями клана Му…думаю, у них тоже найдутся свои причины уничтожить Фань-Сюэ. Я должен с ними переговорить. Ха-ха-ха! Наконец-то я смогу разобраться с Фань-Сюэ! — расхохотался Линь Кан.

Он убьет одним выстрелом двух зайцев!

Земли Фань-Сюэ должны подчиняться ему — Линь Кану!

А теперь…он сможет не только подчинить их себе, но и заполучит еще огненный плод земель!!!

— Собирайте людей. Нужно заблокировать Фань-Сюэ — никого не запускать и не выпускать. Против неповинующихся использовать разрушительную магию! — отдал приказ Линь Кан своему заместителю.

Действовать нужно было сразу.

— Я оповещу еще кое-кого, — сказал Чжао Цзин.