Глава 2674. Начало войны

Несмотря на проблемы Фань-Сюэ, люди не стали расходиться.

Это доказывало, что все труды Му Нин Сюэ и остальных были не напрасны.

Настоящий страх людей — неизвестность. Глядя на бегство других, понимаешь, что они продумали все заранее. Но ты нет, тебе некуда идти, и не хочется расставаться с домом. Поэтому тобой одолевает смятение.

Но увидев, как много людей решили остаться и поднять оружие на захватчиков, перестаешь бояться. Решение приходит само, нужно защищаться, нужно сражаться до последнего. Когда задеваются глубинные чувства людей, в них пробуждается смелость.

Именно поэтому они выбрали Фань-Сюэ. Потому что больше не хотели скитаться. Почему они всегда должны выбирать отступление?

Это место стало их родным домом, люди развивались здесь и процветали. Они смогут выстоять!

Увидев плотника, Гу Ин, командира патруля и других, Му Нин Сюэ сначала подумала, что остались только они. Она даже не могла подумать, что больше тысячи человек, которые официально стали членами клана Фань-Сюэ сейчас стоят за горой и готовятся к войне!

В такой момент растаяло бы даже ледяное сердце. В глазах девушки появились слезы.

Именно об этом она и мечтала. О таком доме. Не о красивом городе с картинки, а о месте, где есть душа!

— Вы хотите воевать с ними? — не мог поверить Ли Дун.

Он ожидал этого от высокомерного Мо Фаня. Но почему все эти люди прямо как он не понимают реального положения дел? Неужели они не видели, сколько сильных магов стоит под горой? Народная армия Фань-Сюэ не продержится и пары минут!

— Неужели ты думаешь, что мы сдадимся? — Шао Юй посмотрела на Ли Дуна.

— Но… Я понимаю ваши чувства. Может стоит отдать плод, и тогда у них не будут причины нападать на вас? Возможно, они навяжут вам свои условия, но это лучше, чем быть уничтоженными! — Ли Дун все еще пытался отговорить народ.

— Ли Дун, ситуация Фань-Сюэ не так проста, как тебя кажется. Когда было создание базы на основе Птичьего города, сразу появились чиновники, которые всяческими путями и уловками пытались забрать земли Фань-Сюэ. Если ты думаешь, что дело только в Чжао Цзине, то ты недооцениваешь этих людей. Рано или поздно этот день настал бы, Чжао Цзин просто ускорил процесс, — Бай Хуфэй ясно понимал, что происходит. Он вырос в большом клане и многое уяснил.

Ли Дун тяжело вздохнул.

Ему нужно было успокоиться и хорошо все обдумать.

Фань-Сюэ и правда был аппетитным куском мяса для многих чиновников. Даже клан Ли постоянно пытался прибрать его к рукам.

Этот день был неизбежен. А плод земель послужил предлогом.

Если не Чжао Цзин, нашлись бы другие.

Сегодня Фань-Сюэ или распадется, станет частью Птичьего города и больше не будет представлять угрозу для влиятельных кланов, или будет уничтожен в противостоянии.

Ли Дун замолк.

К Юй Шиши подлетел мотылек, мерцающий лунным светом.

Девушка протянула руку, позволяя мотыльку сесть на ее белоснежную кожу.

— Они поднимаются, — Юй Шиши посмотрела на присутствующих.

— Пойдемте. Нужно занять подходящие позиции для сражения, — сказал Мо Фань.

— Терраса на переднем склоне самое то, — сказала Му Нин Сюэ.

На переднем склоне горы Фань-Сюэ было множество испытательных полигонов, боевых арен и мест для тренировок. Му Нин Сю всегда придавала значение военной силе, поэтому в Фань-Сюэ всюду были боевые арены и места для культивирования.

Передний склон горы представлял собой ровные похожие на ступени площадки разных размеров. Маленькие были размером с футбольное поле, а большие напоминали роскошные поля для гольфа.

Люди Чжао Цзина и Линь Кана несли официальный флаг. Конечно, они не могли начать войну с Фань-Сюэ на территории нового города. Хорошо, что обширный горный склон не подходил для проживания людей. А для войны самое то!

— Быстрей! Ни одного не отпустим! — обратился ко всем Мо Фань.

— Э… звучит, конечно, утрировано, но нам правда нужен такой настрой.

***

Главная усадьба Фань-Сюэ была защищена барьерами. Они не будут прятаться внутри. Они вышли за пределы безопасного барьера и расположились на склоне, чтобы встретит врага лицом к лицу!

Когда больше тысячи людей встали на позиции на склоне и приготовились к битве, как раз поднимающиеся вверх военные остолбенели.

— Откуда у Фань-Сюэ столько людей? Разве не говорили, что они не разбежались? — изумился заместитель командира.

— Убежали все посторонние. А эти люди являются полноправными членами Фань-Сюэ. Теперь понятно, почему их называют невежественными сумасшедшими. Вот в чем дело, они до сих не уяснили ситуацию и переоценивают свои силы! — усмехнулся Нань Жунси.

Нань Жунни явно была выбита из колеи.

Она-то надеялась увидеть покинутые дома и одинокую Му Нин Сюэ.

Эта мерзавка видимо умеет обольщать людей!

— Мы снова встретились. Я же не какой-нибудь злодей, жаждущий расправы. Вам всего лишь нужно отдать плод, и передать Фань-Сюэ Линь Кану, тогда вы все сможете уйти куда хотите, — худое лицо Чжао Цзина растянулось в улыбке.

Тогда в Ланьяне они даже не догадывались, что из себя представляет Чжао Цзин. Они наверняка осознали все сейчас, но уже поздно!

— Я думал, что ты сильный игрок, который берет то, что захочется. А ты оказался жалким отбросом играющим в заговоры. Но это не важно. Не могу же я требовать от каждого такой же благородности как от себя. Честного противостояния сил, — Мо Фань покачал головой, как будто разочаровался в Чжао Цзине.

Улыбка Чжао Цзина растаяла.

Чем больше у человека влияния, тем больше он наглеет и все реже вступает в открытое противостояние.

Чжао Цзин всегда полагался на собственные силы, а не на возможности клана.

Чжао Цзин яростно тыкнул пальцем в сторону Мо Фаня:

— Ты и я, один на один. Если проиграю, отзову всю армию.

Он был очень честолюбив, но это не мешало ему пользоваться грязными приемами ради наживы.