Глава 2689. Небесное семечко молнии

Сам Му Бай и не говорил об этом прямо. Но Азалия рассказала Мо Фаню о его положении.

Когда он умер, его душа попала в темное измерение в руки короля тьмы.

В темном измерении есть несколько королей тьмы. Каждый из них управляет разными границами и обладает разными способностями. Из всех душ, попадающих в темное измерение, они могут выбирать себе наместников, которые управляют землями вместо них.

Когда Му Бай лежал в гробу, его уже выбрал темный король. По плану он должен был стать управляющим в темном измерении.

Именно поэтому магия воскрешения Синь Ся не могла вернуть его обратно. Темный король держал его душу, чтобы он стал его приближенным…

Никто не знал, является ли темное измерение тем местом, куда люди попадают после смерти. Во всяком случае не все живые существа попадали туда после смерти. Это был лишь один из вариантов. Но несомненно было то, что темное измерение было землями страданий.

Му Бай знал, что после смерти он точно попадет в темное измерение. Но он умудрился заключить сделку с королем тьмы, чтобы прожить свою жизнь на земле, и только потом начать служить ему. Получив темный кварц, король тьмы неохотно согласился отдать душу Му Бая, с условием, что после свой смерти он вернется служить ему.

Именно поэтому на теле Му Бая остался знак короля тьмы. В темной магии этот знак не уступает божественной печати. Поэтому в темной магии ему не было равных. А когда он держал в руках снежную кисть, говоря на китайский манер, он был настоящим Паньгуанем!

Но Мо Фань знал, что чем больше Му Бай стремился к этой силе, тем больше приближался он к темному измерению. Однажды настанет тот день, когда темная бездна поглотит его самого. Тогда даже сам Будда не вытащит его.

Мо Фань не хотел, чтобы он покинул мир таким молодым и томился в темном измерении.

Чжао Цзин с самого начала хотел сразиться с Мо Фанем.

Мо Фань был главой клана и не мог оставаться в стороне, пока другие люди жертвовали своими жизнями, защищая Фань-Сюэ.

Если бы Му Линьшэн и Му Цзян не держали его, вспыльчивый Мо Фань давно вырвался бы крушить и метать. Именно поэтому он не может «нести знамя», слишком много вещей нужно учесть.

***

Нань Жунси и двое старейшин уже были у подножья горы. Они втроем сражались с дядей Му Цзяном. Конечно, ему приходилось нелегко, поэтому вампиру Бора пришлось выйти к нему на помощь, несмотря на солнце. Он заблокировал толстого старика, снизив давление на Му Цзяна.

Юй Шиши и лунный мотылек тоже вступили в схватку.

Юй Шиши контролировала мотыльков и защищала магов патруля. В первую очередь она защищала раненых, и забирала их с поля боя.

Лунный мотылек противостояла худому старику из клана Наньжун.

Его магия ветра сравняла несколько широких террас на склоне. Лунный мотылек действовала аккуратно, не позволяя магу приблизиться к усадьбе Фань-Сюэ.

Мо Фань осмотрел поле боя. Он увидел, что дядя Му Цзян, вампир Бора и лунный мотылек смогут временно задержать трех сильных магов из клана Наньжун. Поэтому сосредоточил все внимание на Чжао Цзине.

Чжао Цзин хотел посмотреть силы Фань-Сюэ, поэтому все время сдерживал себя. Увидев появление вампира Боры и лунного мотылька, он невольно нахмурился. А Фань-Сюэ оказывается не так просты…

Но после смерти Линь Кана и отступления военных, он не мог больше ждать. Как глава атаки, он должен показать всем, кто пришел с ним, что Фань-Сюэ не выдержат и одного удара!

Сейчас осторожность могла привести к поражению.

Красные молниевые драконы вокруг него бесновались еще больше. За спиной он оставлял черную выжженную землю. Он направился прямо к усадьбе Фань-Сюэ.

Красные драконы взлетели в небо. Конечно, это были не настоящие драконы, а длинные сгустки молний, которые могли окружить вершину. Драконьи тела состояли из тысяч электрических разрядов.

Когда они сновали над вершиной горы, небо над Фань-Сюэ стало ярко-красным. Молнии словно деревья расправили свои ветви и накрыли усадьбу Фань-Сюэ.

На защитном барьере сразу появились трещины. Это был не очень прочный барьер, потому что Фань-Сюэ всегда сосредотачивали внимание на защите береговой линии.

Как только барьер разрушится, все главные здания Фань-Сюэ превратятся в пыль!

— Захват ястреба!

Молнии Мо Фаня тоже изменились. Он обладал пепельно-черной молнией тирана, усилением духовной печати и молниевыми точками. Над его головой усиленная гроза тирана превратилась в гигантскую молниевую воронку!

Из вращающейся воронки вылетали пепельные ястребы. Их тела могли накрыть целый стадион. А самое поразительное, что вместо обычных когтей, у них были те самые пепельные когти молний, которые могли порвать небеса!

Пепельные молниевые ястребы столкнулись с алыми электрическими драконами. Перья и чешуя из молний…

Магия Мо Фаня и Чжао Цзина словно обрела плоть и кровь. Молнии воплотились в силу и дыхание древних существ.

— Сила лунного амулета! Тысяча драконов! — громко крикнул Чжао Цзин.

В центре его ладоней появились красные линии. Это еще больше усилило его молнии, только Мо Фань не мог понять, было это небесное семечко или условная мощь.

Но линии на его руках загорелись, Мо Фань почувствовал, что красных драконов стало намного больше!

— Небесное семечко и сила лунного заклятья? — удивился Мо Фань.

Небесные молнии.

Теперь понятно, почему его разрушительная магия молнии так сильна, что он мог ранить Му Бая и Мань Яня.

Элемент молнии Чжао Цзина на третьей ступени высшего уровня. Пик культивирования элемента молнии.

У него есть молниевое небесное семечко. Тот молниевый барабан наверняка является его абсолютным барьером. Внутри этого барьера, все маги применяющие другие виды магии получают сильный урон.

Сейчас он не использовал свой барьер, но усиленная лунным заклинанием небесная молния выходила за рамки магии высшего уровня!