Глава 2765. Встреча трех тотемов

Мо Фань и остальные наконец-то долетели до озера Сиху. Маг спросил магического кречета, обладает ли он каким-нибудь особым способом, с помощью которого он может уменьшить свое тело. Ведь если такое огромное существо появится на озере Сиху, это привлечет слишком много внимания.

Но магический кречет ничего такого не умел. Лунный мотылек, наоборот, могла превращаться в крохотного мотылька, который помещался у Мо Фаня на одежде, словно изящное украшение.

Мо Фань не знал, что делать, поэтому попросил кречета пока оставаться на плотине Су Гуна (достопримечательность на озере Сиху в Ханчжоу).

Плотина была очень крохотной, лапы магического кречета едва помещались на нее. Ему казалось, что просьба Мо Фаня оставаться на плотине была унизительной.

*Плюх

В этот момент озерная вода пришла в движение, в свете луны был видна длинная тень, которая очень быстро подплывала.

Волны в воде яростно бушевали, ударяя по плотине.

Плотина Су Гу была затоплена водой, лапы морского кречета совсем вымокли. Но он не взлетал в небо, лишь только пристально наблюдал за поверхностью озера своими светящимися глазами.

Сун Фэйяо нервно вздохнула. В воде явно кто-то находился, и этот кто-то был огромным существом, которое еще не подплыло к ним, а уже создало такую устрашающую силу.

Аура, исходившая от существа в воде, ничуть не уступала магическому кречету. Казалось, что она даже подавляла птицу. В конце концов, он бы закован в молниевые цепи долгое время, сейчас кречет был еще очень слаб.

— Дружок, не пугай людей. Это магический кречет, старший брат Лунного мотылька, — сказал Мо Фань бурлящей воде.

По поверхности воды распространилась рябь, которая расходилась в разные стороны. Сильное существо под водой замедлило свой темп, подплыв к плотине Су Гу.

Воды озера раскрылись и на поверхности появилась огромная змеиная голова, которая выдвинулась вверх так, что теперь она была на уровне головы магического кречета.

Змей совершенно не боялся магического кречета, он высунул лишь только голову, а остальная часть туловища все еще находилась в воде, сильно извиваясь.

Вдруг какая-то тень, похожая на птицу, плавно пересекла озеро, изящно приземлившись на гигантскую голову тотема.

Черная тень начала превращаться в человека, уже можно было разглядеть лицо и тело прекрасной женщины. Она была одета в форменную кожаную одежду магического суда, что очень ей шло.

— Учитель Тан Юэ, давно не виделись. Я привел с собой живого тотема. С ним прилетела хранитель тотема, которая не желала мне верить. Я бы хотел, чтобы тотемы пообщались между собой именно здесь, на озере Сиху и помогли нам подготовиться к поиску священного тотема, — улыбаясь, сказал Мо Фань женщине в кожаной одежде.

— Я… я не хранитель тотема, — тут же ответила Сун Фэйяо.

— Это не важно. Главное, что сейчас магический кречет доверяет тебе, между вами есть связь. Он не будет следовать за другими людьми, кроме тебя. Девушки, познакомьтесь, — сказал Мо Фань.

Хранители тотема.

Чистая и добрая атмосфера, исходящая от женщин, всегда привлекала тотемов. Поэтому хранители таких тотемов, как Лунный мотылек, Тотемный змей и Магический кречет, были девушками.

Но не все девушки пользовались расположением тотемов. Например, каменная черепаха выбрала себе в хранители златовласого красавца Чжао Мань Яня. После того, как девушки познакомились и обменялись любезностями, Сун Фэйяо стала больше доверять Мо Фаню. Посмотрев на него, она спросила: «Так ты тоже хранитель тотема?»

— И да, и нет. Мой тотем находится вот здесь, — сказал Мо Фань, похлопав себя по груди.

Священная жар — птица возрождения, бессмертный тотем. Но чтобы спасти жизнь Мо Фаня, тотем превратился в плавильную печь в его сердце.

Теперь в сердце Мо Фаня жил тотем, возможно, когда Мо Фань умрет, птица превратится в красный камешек и снова будет ждать своего перерождения.

— Опорный пункт в Шанхае атаковал Скелет морского царя, так Мо Фань уничтожил его с помощью священной жар — птицы возрождения… — Тан Юэ захотелось поделиться с остальными девушками рассказами о героических поступках Мо Фаня.

Сун Фэйяо жила на острове Ся, не заботясь о происшествиях, происходящих во внешнем мире.

Так скелета морского царя убил Мо Фань?

Сун Фэйяо посмотрела на мага другими глазами. Неудивительно, что он обладал огромной силой, которая могла морально уничтожить остров Ся!

— Жар — птица возрождения… — тихо повторяла про себя Сун Фэйяо. Раньше она никогда не видела других тотемов, но сегодня повстречалась с Лунным мотыльком и Тотемным змеем. Только теперь она поняла смысл того, о чем ей говорил Мо Фань.

Сун Фэйяо ничего не знала о тотемах, но интуиция ей тогда подсказала спасти магического кречета от лап кровожадных людей!

— Змей, каменная черепаха, Лунный мотылек, магический кречет, священная жар — птица возрождения, священный тигр Небесного рубца, морской черепаший праотец, священный олень… Плюс еще печати вымерших тотемов, информацию о которых собрал Цзян Шаоцзюнь. Не понятно, хватит ли этих тотемов, чтобы заполнить недостающую информацию в карте тотемного узора… — говорил про себя Мо Фань.

Сколько еще тотемов существует в этом мире?

Допустим, тотемный змей, каменная черепаха и магический кречет являются существами уровня высшего полководца, но им все равно было бы трудно справиться с полчищами монстров уровня правителя, которые даже не дают передышку восточному побережью Китая.

Мо Фань своими глазами видел этих свирепых существ и точно знал, что даже нескольким сильным тотемам было бы с ними не справиться.

Нужно было найти одного из четырех великих священных тотемов, иначе нельзя будет изменить ситуацию, в которой оказалось человечество.

От морского черепашьего отца, который был одной линии с Сюань — У, остались одни лишь кости, лежащие на дне моря. Сюань — У вряд ли теперь воплотится.

Тотем по линии белого тигра тоже встречается редко, одним из них является Куньлунский тигриный праотец, с которым ни Мо Фань, ни другие люди не осмеливались сталкиваться. Поэтому непонятно, можно ли найти воплощение тотема белого тигра или нет.

А если великим священным тотемом являлся пернатый тотем? То не означают ли перья, похожие на кленовые листья, летающие в городе Ланьяне, что тотем этот давно уже мертв? Или же он живет где-то в другом месте, на другой стороне планеты? Может, маги еще не нашли праотца пернатого тотема?

А что из себя представляет Юньнаньский змеиный праотец? Сколько еще тотемов стоят с ним в одной линии родства?

— Мо Фань, ты собираешься отыскать священный тотем? — Тан Юэ понимала, зачем Мо Фань решил собрать тотемов воедино.

— Если у нас не будет священного тотема, то мы не сможем выиграть войну с расой морских монстров, — ответил Мо Фань.