Глава 2777. Элементник хаоса

Бородавчатая каракатица была изрезана на четыре части.

Думая, что полководец подобного уровня не может погибнуть просто так, тотемный змей продолжил атаковать.

Увидев, что части тела монстрихи более не поднимаются, тотемный змей разинул свою огромную пасть и заглотил одну из четырех частей.

В теле каракатицы еще оставались какие-то силы, так как, даже оказавшись проглоченной, часть ее тела продолжала извиваться, правда уже в пузе змея.

— Осталось еще три части, — сказал Цзян Юй и призвал ледяного духа, что заморозил одну часть, использовав воду из рудника в городе.

Заморозка оказала на тело каракатицы еще больший вред — теперь ее шевелившиеся конечности окончательно затвердели, а кровь замерзла.

— А вон те щупальца, гетерка, поджарь! — произнес Мо Фань.

Огненная гетерка обрадовалась просьбе — такие огромные щупальца в поджаренном виде будут очень ароматны!

С последней частью Мо Фань решил разобраться сам — он окунул ее в темную бездну, темная материя в которой медленно высосала из части тела монстрихи последние жизненные силы.

Все четыре части бородавчатой каракатицы до последнего момента не отпускали остатки жизни — даже пока гетерка поджаривала одну из частей туши на своем огне, щупальца то и дело пытались уползти!

Тотемный змей продолжал помогать гетерке — пока она поджаривала одни щупальца, он заглатывал другие, отправляя их к голове, что уже была в его желудке!

Сложно представить, насколько мощными стенки его желудка должны быть….

Проглоченные щупальца, сделали несколько резких движений в животе и успокоились, растворившись в желудочном змеином соке.

Тотемный змей может переварить абсолютно все — он мог бы переварить и всю бородавчатую каракатицу, если бы был в состоянии всю ее заглотить.

Как и Мо Фань довольно придирчив к морепродуктам (а он не любит чистить креветки), так и тотемный змей в последнее время стал следить за своим питанием и за тем, кого или что он ест. Когда он только заглотил часть каракатицы, выражение змея тут же изменилось — она оказалась очень безвкусной, вернее вкус ее был похож на какой-то пластик!

Бородавчатая каракатица ядовита, и сам бы Мо Фань не рискнул есть ее, но и тут как нельзя кстати оказался тотемный змей — к ядам у него как раз имеется повышенный интерес.

— Тут есть еще кусок, спроси у своего змея, он не хочет добавки? — произнес Цзян Юй.

Великого тотема-хранителя Ханчжоу в реальности Цзян Юй видел впервые. Он видел множество фотографий и картинок, однако ни одна из них не передавала всей величественности этого существа!

— Замороженное уже не считается свежим, такое есть он не будет, — ответил Мо Фань.

Эту часть поглотила темная бездна мага.

— Я даже не знал, что у тебя есть еще и такой помощник, и только что я едва в штаны не наложил от страха. Ты очень крут, раз сумел обзавестись таким другом! — Цзян Юй показал ему большой палец.

Теперь неудивительно, почему Мо Фань рискнул в одиночку прибыть на Гавайи! — Ядовитый туман просто так не рассеется, но мы можем разобраться с еще несколькими полководцами, — сказал Мо Фань.

Ядовитый туман пеленой скрывал от остальных то, что произошло с каракатицей, находившиеся на позиции горлышка Е Мэй и остальные не видели даже силуэта змея!

В обычное время бородавчатая каракатица при виде тотемного змея не стала бы бросаться необдуманно в бой, но в этот раз сработала тактика Мо Фаня.

— Мяуууу, — сквозь пелену тумана послышался голос ночной ракшас.

Кошка прыгнула на часовое здание и забралась прямо на бронзовую стрелку!

Мо Фань и Цзян Юй посмотрели в том направлении и увидели посыпавшиеся трупы, что попадали словно дохлые крысы.

— Сирены-охотники? — поразился Цзян Юй.

Мелкие сирены вели себя осторожно, но при этом представляли собой огромную опасность!

Ночная ракшас тоже имеет маленькие габариты, однако в нужный момент может сразиться с очень сильным соперником!

— Мяу! — ракшас находилась на часовой башне, а глаза ее при этом быстро бегали по городским локациям.

Цзян Юй сказал Мо Фаню: «Их очень много, высокого уровня…есть даже уровня полководца, но их трудно выследить…они порываются к Е Мэй и нам!»

— Они, кажется, поняли, как сломать магический строй, — произнес Мо Фань.

— Они, по всей видимости, почувствовали появление тотемного змея, дыхание которого еще не рассеялось, поэтому не нападают. Нужно воспользоваться моментом и уничтожить их, — добавил Цзян Юй.

— Ты разберись с ними, а полководцев я возьму на себя, — отреагировал Мо Фань.

Цзян Юй нерадостно ответил: «Не стоит недооценивать меня, ты хоть знаешь, на каком уровне сейчас моя ракшас?»

— А я и не говорил, чтобы твоя ночная ракшас не билась с полководцами, я говорю про тебя, — Мо Фань указал на самого Цзян Юйя.

У Цзян Юйя не осталось аргументов.

Да, он прав, без ночной ракшас он всего лишь элементник хаоса…но разве не у всех магов с главным элементом призыва такая же ситуация, особенно у тех, у кого очень сильные контракты?

За последние годы Цзян Юй потратил очень много времени и сил на развитие ночной ракшас, сейчас она уже достигла мощи старшего полководца, поэтому-то Пан Лай в эту поездку на Гавайи взял мага с собой.

Ночная ракшас по силе явно не уступает стихийной огненной гетерке.

Конечно, на фоне мага восьми элементов Мо Фаня у Цзян Юйя полностью прокачан лишь призыв, так как все свои ресурсы он вкладывал в питомицу, поэтому ночная ракшас намного раньше гетерки вошла в фазу полной силы.