Глава 2818. Hастeнные изoбражения людей

Скотоводы оказались очень точны в своиx климатических познаниях этих окраин — прошло ровно два дня, прежде чем яркое солнце осветило своими лучами горный хребет.

Мо Фань довольно потянулся.

Он никогда не думал, что в его жизни действительно может настать момент, когда культивирование будет даваться ему так просто. Как только темный талисман начал развиваться семимильными шагами, у него появились шансы стать самым молодым магом заклятий, а того и гляди — магом заклятий сразу нескольких элементов!

Его элемент огня достиг третьей ступени!

Бушующий изверг — это самая мощная его магия, которая позволяет ему уничтожать сильных полководцев на раз-два, теперь же его культивирование элемента огня достигло пика! B какой-нибудь из великих дней он сможет соединить священный огонь с огнем гетерки, а в следующий миг воплотиться в бушующего изверга…тогда он сможет повторить силу демонического огня, который был у него в Сиане!

Тогда огонь помог ему отвадить скаловидного тирана. Именно поэтому сегодня душа Мо Фаня от радости сияла так же ярко как и само солнце!

— Тебе что, приснился эротический сон? — с сомнением спросил Му Бай.

Мо Фань потер лицо — только теперь он понял, что у него действительно был слишком возбужденный вид.

Он хотел скрыть это достижение, чтобы проявить его в нужный момент в бою, но даже не думал, что все эмоции так ясно будут выражены на его лице.

— Солнце показалось. Нам нужно как можно быстрее найти священный источник, — ответил маг.

Сун Фэйяо проснулась раньше их двоих. Умывшись, она вышла из палатки, намереваясь найти подходящий угол обзора.

Пока Мо Фань и Му Бай отыскали ее, она уже нашла нужную позицию.

— Я могу поднять тебя еще выше, — сказал Мо Фань, хотевший похвастаться своими сумеречными крыльями.

— Не нужно.

В ладони девушки было красное семечко, непрерывно впитывавшее солнечный свет. В следующий миг это семечко упало в землю, начав пускать корни.

Пустив корни, из семечка появился и росток, похожий на маленькую змею, тянувшуюся в небо.

Лиана эта росла еще долго, поднимаясь все выше и выше, пока в какой-то момент Сун Фэйяо резко не ухватилась за нее, оказавшись вмиг в небе.

— Прикольный у тебя «лифт» для обзора, — заценил Мо Фань.

Двое магов последовали за ней.

Оказавшись на одной высоте с девушкой, Мо Фань посмотрел в сторону наскальных изображений.

В этот момент все рисунки оказались к востоку от них — с самого начала волшебник не понимал, как высота и угол обзора могут изменить восприятие этих изображений, однако когда посмотрел вниз, то с удивлением для себя обнаружил, что они действительно сходились! Понятное дело, что рисунки на камнях двигаться не могли.

Теперь все рисунки будто составляли единое целое. Самое отдаленное изображение было и самым большим, занимая все пространство скалы.

Изображение по правую сторону располагалось на пике горы. При взгляде с высоты на этот рисунок, он соприкасался с предыдущим!

Таким образом, все изображения при таком просмотре соединялись воедино!

Это не могло не поразить Мо Фаня…древние люди оказались очень умны, решив так замаскировать ключи. Конечно, не сказать, что это была главная загадка века, однако если бы Сун Фэйяо не знала, что нужно искать определенный угол обзора, он бы сам ни за что до этого не додумался!

— Вход в ущелье находится на востоке, там же река, уходящая под землю так, чтобы не беспокоить быт живущих там, — уверенно произнесла Сун Фэйяо.

Наскальные рисунки, сделанные хранителями священного источника, ясно говорили о том, что подземный бассейн реки и есть то направление, в котором они должны двигаться.

— Там же не могут до сих пор жить люди? — вдруг задал вопрос Му Бай.

— Маловероятно, однако все отдаленные места священных источников так или иначе должны быть связаны с внешним миром, — сказал Мо Фань.

— Посмотрим и узнаем. Надеюсь, что эти люди не исчезли, так как источник без хранителей очень уязвим, — произнесла Сун Фэйяо.

***

Достигнув входа в ущелье, они обнаружили, что воды там не было и в помине. Это было место, больше походившее на пересохшую речную дельту без намека на природную экосистему.

При входе в ущелье они увидели горные пики сверху, что были словно небесные створки, сквозь которые туда проникал солнечный свет на рассвете, а после обеда место погружалось во мрак.

Вокруг было множество неустойчивых камней, и даже вообразить себе было страшно, как во время ливней все они могут опадать вниз с потоком грязной воды.

Как хорошо, что дождей не было.

Чем глубже они продвигались, тем больше следов живших здесь находили. Они даже увидели несколько каменных жилищ, одиноко стоявших на склонах ущелья. Создавалось впечатление, будто само поселение находилось дальше, а тут были дома охранявших вход.

Однако жилища были разрушены, и так было даже не определить, к какому периоду они относились.

— Хранителям священного источника Хэланьшаня, по всей видимости, очень нравилось рисовать на камнях и скалах, особенно людей, — произнес Му Бай, оглядываясь по сторонам.

По обеим сторонам горных стен можно было увидеть изображения фигур людей, будто вбитых в камень. Рисунки эти походили на следы случайно залезшего на свежий бетон кота, отчего отпечатки его лап остались там навсегда.

По правде говоря, это было своеобразное искусство скульптуры — абсолютное большинство изображений именно выбивались на поверхности камня.