Глaва 2958. Заключeнный пoсещал хpам?!

Офицер Одзава и еще несколько служащих западной башни столпились у двери, сопоставляя данные, полученные от Такахаси Фу с видеороликом на телефоне.

На вышедшем после из комнаты офицере Одзаве совсем не было лица, когда он увидел сидевшую в стороне Лин Лин.

— Что Вы думаете об этом? — спросил он ее.

— Твои подозрения были верны, в западной башне происходит слишком всего странного. Что же касается связи самоубийств этих двух людей, то я постараюсь как можно скорее отыскать то, что довело их до такого состояния, — ответила охотница.

Влияние багрового демона стало слишком большим, раз даже дядя Нага Ямы и эта девушка решили вот так закончить свои жизни.

Эти случаи говорят о том, что студентка и дядя Нага Ямы подвергались влиянию демона больше остальных.

— Тогда разрешите, мы откланяемся. Ситуация в восточной башне тоже оставляет желать лучшего, а у нас еще слишком много не разобранных дел, — произнес офицер Одзава.

Лин Лин вернулась в свою комнату. Она и так получила достаточно информации о повседневной жизни студентки и дяди Нага Ямы. Пробежав глазами полученные данные, она обратила внимание на кое-что.

— Гора служений.

У дяди Нага Ямы и этой студентки не было ничего общего — он служил в военной части, а она училась в студенческом корпусе. Территория башен просто огромна, и даже вероятность простой их встречи была слишком мала, тем не менее, именно они двое больше остальных подверглись влиянию ауры багрового демона.

С точки зрения Лин Лин, могли быть места, куда они ходили, и в одном из таких мест они и могли подвергнуться посягательствам демона.

Утром второго дня Лин Лин в сопровождении офицера Одзавы направилась к горе служений.

На этой горе находится японский храм, в котором люди из башен делают жертвоприношения во имя своих близких.

Дядя Нага Ямы из-за греховной тяжести на душе частенько бывал здесь, надеясь таким образом отмыться от своих прегрешений.

— Вы сказали мне проверить, я так и сделал. Здесь действительно находится табличка с именем отца девушки, совершившей вчера суицид…а позавчера была годовщина его смерти, и люди видели, что она провела здесь довольно много времени, — произнес офицер.

— Чтобы войти в храм, нужно записаться, верно? — Лин Лин указала на монаха, сидевшего у дверей.

— Да.

— Перепиши имена всех посетителей за последнюю неделю, а я войду внутрь и осмотрюсь, — добавила девушка.

— Будет сделано.

***

Войдя в храм на горе служений, Лин Лин обнаружила внутри очень простое убранство и большое количество табличек с именами усопших. Табличек было очень много, и у каждой из них висело по лампадке, свет которых придавал храму изнутри величественный вид.

Лин Лин ознакомилась с именами — это были люди, внесшие вклад в развитие двух башен. Их таблички находились сверху.

Под табличками имелись и бумажные свертки, в которых описывалась жизнь этих людей, а также кратко то, что они сделали для охранных башен, причем написано это было золотистыми иероглифами.

Так как это были иероглифы, Лин Лин, даже не зная японского, могла прочитать их.

В следующую секунду к ней подошел офицер Одзава, сказавший, что переписал имена всех приходивших на этой неделе.

— Офицер, человек, которого по ошибке убил дядя Нага Ямы…это он? — Лин Лин указала на одну из табличек.

— Да. Это был очень храбрый человек…жаль, никто не мог предвидеть, что произойдет нечто подобное… — Одзава склонил голову. Он знал, что этого человека звали Мин Сун.

— Неужели ты ничего не заметил? — спросила охотница.

Офицер Одзава сначала ничего не понял, но, глянув на имя усопшего еще раз, оторопел: «Неужели отец той девушки — это Мин Сун?!»

Получается, что два, с первого взгляда никак не связанных человека, совершили суицид, а теперь выясняется, что они оба были связаны с Мин Суном!

В этот момент зазвенело средство связи офицера Одзавы — он кинул на него взгляд, это были вести касательно ночной морской операции.

Основные битвы велись на море, и охранным башням ничего не грозило.

Изначально офицер Одзава не особо интересовался морскими делами, и ночная операция на море тоже была вне зоны его ответственности, так как он отвечал за происходящее в башнях, но, глянув на таблички, он заметил знакомое имя.

— Что там? — спросила Лин Лин.

— Не знаю, совпадение это или нет, но погибшая во время ночной морской операции Бинь Шиго четыре дня назад тоже приходила сюда, — ответил тот.

Лин Лин взяла из его рук переписанный список людей и нашла это имя.

— Офицер, у меня будет к тебе просьба. Проверь, пожалуйста, не случилось ли чего с остальными людьми из этого списка, — сказала девушка.

Офицер Одзава кивнул головой и сделал фотографию списка на телефон.

— Странно, — внезапно сказал он, взгляд его упал на последнее имя в этом листе, — Куро Сенкэй, как этот человек мог оказаться в этом списке?!

— А что не так? — не поняла Лин Лин.

— Он не мог оказаться здесь, так как заключен на самом нижнем этаже восточной башни!

Заключен на самом нижнем этаже?

Там сидят самые ужасные преступники, которым никогда не суждено увидеть солнечный свет. И как же подобный преступник мог оказаться в храме?

Неужели он сбежал?!

— Я обязан проверить! — встрепенулся офицер.

— Этот человек очень опасен? — вновь задала вопрос охотница.

— Он не просто опасен… — офицер Одзава уже несся вниз по горе служений, направляясь прямо к башне.