Глава 7.3. Слияние льда и огня.

Джа Зи нахмурился и поморщил лоб: «Я ничего не понимаю в магии, но знаю, что улучшения всегда к лучшему. Умойся, а потом мы вернемся в Персиковый лес. Оставь одежду, которую носишь здесь. Я вижу, что стирать её бессмысленно».

Ниан Бинг кивнул и вернуться в свою ванную комнату, чтобы умыться. Посмотрев на пухлую фигуру Ниан Бинга, Джа Зи вздохнул и сказал с несколько задумчивым выражением: «Всё происходит по велению судьбы».

Таща за собой телегу дров, Ниан Бинг медленно следовал за Джа Зи в сторону городских ворот. В этот день погода была на редкость солнечной и не было видно ни одного облака в чистом голубом небе на тысячи миль вперёд. Они чувствовали себя особенно комфортно, дул легкий освежающий утренний бриз.

Как только они достигли северных городских ворот, вдруг послышался цокот лошадиных за их пределами. Солдаты Ледяной Империи, охраняющие город, стояли по обеим сторонам. Среди них также были люди, въезжающие в город и выезжающие из него. Они поспешно отступали в сторону.

Три коляски стремительно въехали в город. Они были белыми, с шестиконечной серебряной звездой по обе стороны. В центре шестиконечной звезды был ледяной цветок. Увидев такой символ, простолюдины города Льда и Снега благоговели перед ним, некоторые из них поприветствовали экипаж. Конечно же, Джа Зи и Ниан Бинг не разделяли их чувств.

Никто лучше Ниан Бинга не мог быть знаком с символом ледяного цветка. Он крепко сжал кулаки, глаза сверкали яростью. Это были они. Те, кто лишил его счастья!

Колесницы быстро промчались мимо. Джа Зи кашлянул, намекая о необходимости продолжить путь. Ниан Бинг, слегка успокоившись, сказал сам себе: «В данный момент разница между нашими силами слишком велика. Терпение, мне нужно терпение».

Хотя дорога от Снежно-ледяного города в Персиковый лес не казалось такой далекой, но поскольку, они шли пешком, вернулись домой они только к полудню. Разгрузив все, что они купили и привезли, Джа Зи сказал Ниан Бингу вернуться в свою комнату и отдохнуть. Завтра он возобновит изучение кулинарного искусства. Ниан Бинг только-только начал познавать слияние льда и огня, но по-прежнему хотел больше медитировать для того, чтобы увеличить свою магическую силу. После вкусно приготовленного Джа Зи обеда, он вернулся отдохнуть в свою комнату.

Дни летели очень быстро. Ниан Бинг постепенно взрослел под присмотром Джа Зи. Со того дня, как он вернулся из Снежно-ледяного города, он понял, почему Джа Зи в начале сказал ему те слова. Для того, чтобы хорошо обучиться кулинарному искусству, он должен потолстеть, будучи худым, и похудеть, будучи упитанным.

Естественно, из-за того, что он пробовал еду Джа Зи каждый день, для того чтобы научиться различать оттенки вкусов, то неминуемо набирал вес. К сожалению, процесс похудения оказался довольно болезненным. Способ Джа Зи был довольно простым. Он предложил Ниан Бингу взять ответственность за приготовление еды на каждый день. Что бы он ни приготовил, приходилось есть именно это. Джа Зи просто читал ему утреннюю лекцию и давал некоторые наставления. Он хотел, чтобы Ниан Бинг худел естественным образом. Благодаря такой методике уже через год Ниан Бинг снова станет привлекательным худым юношей, которым был раньше.

Какой вкус может быть у еды, приготовленной новичком? Пищу, приготовленную новичком, невозможно было даже проглотить, настолько она была ужасна. Как же тут не похудеешь?

За два года Ниан Бинг приобрел фундаментальные знания в области кулинарного искусства. С третьего года, процесс обучения становился все более интенсивным. Джа Цзи спрашивал с него очень строго. Каждодневное изнурительное обучение отнимало все силы. Вечерние медитации были для мальчика единственным отдыхом. Медитация не только помогала ему справиться с усталостью, но и укрепляла душевные силы, растущие на ровне с магическими.

Чем больше времени он тратил на обучение, тем больше методов приготовления пищи он узнавал от учителя. Ум Джа Зи, подобный глубокому и необъятному океану, хранил почти все существующие способы приготовления пищи. Ниан Бинг, казалось, уже забыл про свою ненависть, и был полностью погружен в освоение кулинарного искусства. Под руководством Джа Зи, Ниан Бинг с каждым днем вникал все глубже, и частенько выдвигал свою нестандартную точку зрения, вступая в дискуссию с Джа Зи по поводу того или иного аспекта, касающегося приготовления блюд.

На пятом году его основное обучение было закончено, но продолжал советоваться с учителем. Он постепенно учился сочетать магию и кулинарное мастерство. Он не только смог повысить навык приготовления блюд, но также это был лучший способ контролировать его магическую силу. Волшебство и кулинария сливались воедино, создавая уникальные изысканные блюда. Великие знания и умения, переданные Демоническим Шеф-поваром Ниан Бингу, отражались в этих шедеврах.

«Мастер, что вы хотите съесть сегодня на обед? В последнее время ваше состояние заметно ухудшилось. Я наловлю рыбы и сделаю суп. Несколько дней назад я работал над одним рецептом великолепного рыбного супа, который точно не оставит вас равнодушным». После того, как Ниан Бинг выполнял дневную норму по заготовке дров, он подошел к комнате Джа Цзи, чтобы справиться об этом.

Мастер сидел за столом в своей комнате. Его морщины стали глубже по сравнению с несколькими годами ранее. «Ниан Бинг, входи и садись. Мне нужно кое-что тебе сказать».

Ниан Бинга слегка оторопел. Широко шагая, он зашел внутрь, вытащил стул и сел рядом с Джа Зи. «Учитель, что случилось с вами сегодня? Кстати, в вырезании по дереву я достиг большего прогресса, не хотите посмотреть? Я должен приготовить вам обед. У вас совсем пропал аппетит. Если вы не будете есть вовремя, ваши проблемы с желудком, вероятно, снова могут обостриться.»

Джа Зи посмотрел на глубоко сосредоточенного Ниан Бинга и, улыбнувшись, сказал: «Восемь лет назад, когда ты пришел ко мне, ты был совсем ребенком, но сейчас вырос в элегантного молодого человека. Мастеру осталось научить тебя совсем немногому. С твоим мастерством ты уже достиг того момента, когда ученик превосходит своего учителя. Глупый мальчишка, твой мастер обманывал тебя все это время. Как только ты сделал ножом свой первый надрез на дереве, ты уже достиг больших успехов. По сути, вам не нужно добиваться постоянно лишних напряжений или неподвижности, ни сокращения длины провода. Твои мастерство давно превзошло мое, даже когда я находился на пике своей формы. Я не ожидал, что ты сможешь продвинуться так далеко вперед, и воплотишь все мои замыслы и мечты в жизнь. Это настоящее чудо, никому не удавалось сделать это раньше. Мне больше нечему учить тебя. Именно поэтому, ты должен уйти».

Ниан Бингу было восемнадцать лет, и он превратился в исключительного красавца. Хотя он был одет, как простолюдин, одежда не смогла скрыть его знатности, высокого роста, широких плечей и длинных золотистых волос. Он был почти идеальным.

Ниан Бинг уставился на Джа Зи: «Учитель, ты говоришь, что я могу завершить обучение?» Когда он только вступил на путь освоения кулинарного искусства, он не раз думал, что способен быстро овладеть навыками и умениями, которыми обладал Джа Зи, и уйти. Тем не менее, Ниан Бинг к нему привязался, ведь они жили бок о бок в течение восьми лет. Хотя Джа Зи был очень строг по отношению к нему, между ними возникла глубокая связь. Услышав, как Джа Зи сказал, что он может покинуть его, сердце юноши забилось сильнее, словно почувствовало невероятную потерю. За это время его учитель сильно постарел. «Вы уже очень стары, мастер. Если я уеду, кто будет заботиться о вас?»

Джа Зи улыбнулся и сказал: «Глупое дитя, прежде чем ты пришел, разве я чувствовал себя одиноко? Успокойся. И не говори мне, что я великий Демонический Шеф-повар, буду голодать? Твои кулинарные навыки так же, как и мои, достигли здесь своего пика. Если ты останешься, то все это будет напрасным, ведь мне больше нечего тебе дать, следовательно, и твои навыки не будут развиваться дальше. Только исследования, проведенные собственноручно, дадут тебе возможность получить более глубокие познания, и не дадут пропасть даром тем знаниям, которым обучил тебя я».

В глаза Ниан Бинга мелькнула тревога: «Учитель, я не могу расстаться с тобой!»

Джа Зи вытянул тонкие, большие пальцы и слегка вздохнул: «Глупый мальчик, только не говори мне, что ты хочешь навсегда остаться здесь и жить вместе со мной? Даже если ты потупишь именно так, неизбежно наступит день, когда я умру. Я взялся тебя обучать только из собственных эгоистичных соображений, заботясь лишь о передаче своего опыта. Но тем ни менее, ты не только не переставал меня приятно удивлять, но и внимательно следил за мной в процессе обучения кулинарному мастерству. Я тоже беспоколся за тебя все эти годы».

Всё тело Ниан Бинга затряслось: «Учитель, ты уже тогда знал?»

Джа Зи улыбнулся и сказал: «Когда ты поднял тот ледяной камень из-под колесницы Бога льда тебя переполняла ненависть. Я всё понял сразу. В то время гипноз не подействовал. Ты знал? Тогда мне стало немного страшно. Тебе было всего десять лет, но твоя ненависть была очень глубокой. Я совершенно не ожидал такого. Я действительно не знаю, должен ли я быть счастлив, что у меня такой умный и спокойный ученик, или бояться твоих истинных замыслов. Однако, теперь все не важно. Я убежден, что ты хороший ребенок. В твоем сердце наверняка жива память о твоих родителях.»

«Учитель, я расскажу тебе всё.» Голос Ниан Бинга немного задрожал. Видя доброжелательное лицо Джа Зи, он вдруг почувствовал что-то странное.

Джа Зи покачал головой: «Оставь ее в своем сердце. Я верю, что твои родители что-то сделали с пагодой ледяного Бога. Вот почему ты испытывал такую сильную ненависть, когда увидел карету. Ребенок, в ненависти нет ничего плохого. Но когда сил еще недостаточно, ты должен скрывать свою ненависть глубоко в своем сердце. Месть — это блюдо, которое подают холодным».

Ниан Бинг тряхнул головой: «Я обещаю вам, что пока у меня не будет достаточно силы, я не буду предпринимать никаких попыток отомстить людям из пагоды ледяного Бога.»

Джа Зи слегка улыбнулся, «Это правильно. Ниан Бинг, когда-то мой учитель говорил мне, что, готовя десять лет, потребуется еще столько же, чтобы по-настоящему овладеть кулинарным искусством. Эти слова я запомнил на всю свою жизнь. Но с тех пор как я приехал в Персиковый лес, я добавил еще несколько слов: «Прожить всю жизнь в одиночестве, все равно, что лишиться ее вовсе.»