Том 2. Глава 4 (26). Часть 2

— Естественно закрыть глаза перед горящим белым светом и дать остаточным изображениям уйти. Суймей предугадал когда свет исчезнет и медленно открыл глаза.

Зверство, творящееся перед глазами, заставило его тихо выдохнуть.

Аах, зло также существует в этом месте. Зло, что высмеивает тех, кто пытается честно жить, как дураков. Зло, что вышагивает по тем, кто пропитан слезами и скорбью. Зло, что загоняет других в печаль и отчаяние, не чувствуя по этому поводу вины.

Зло, что разрывает гордость тех, кто рвётся к правосудию.

Зло, что не знает ничего о благородстве тех, кто защищает остальных.

Это непростительное зло.

Правильно. Это воплощение зла, которое забирает даже мельчайший кусочек надежды на счастье.

Посреди уменьшающихся вспышек света, Суймей шёл к Лефилии в неторопливом темпе и встал напротив неё.

После того как свет исчез, её глаза были в слезах. Поток их был бесконечен. Суймей стёр слёзы пальцем. Он больше не хотел, чтобы она плакала. Он хотел, чтобы слёзы незамедлительно исчезли.

Её глаза были набухшими и красными от плача. Её тело разбито. Причина по которой на неё было жалко смотреть, была в невообразимой боли, которую она перенесла.

Суймей прошептал: «Прости что так поздно».

«Ах—»

Это был мягкий звук, вытекший из сердца, перед тем как стать полноценной эмоцией. Будто последний вздох, перед тем как уголёк в сердце разгорелся.

Она была девушкой, потратившей бесчисленные дни на печаль, наполненную грустью, винила себя и в конце, не была прощена собой. Почему эта девушка должна так страдать? Почему она, та кто не имела алчности и несла справедливость в мир, должна так сильно страдать до конца? Почему мир толкает людей как она на грань несчастий?

«Ааах—»

— Те, кто заставляют других плакать, помните. Нет печали, которую нельзя преодолеть.

— Те, кто вызывают у других боль, помните. Нет такого источника боли, который нельзя уничтожить.

— Те, кто упивается злом, не забывайте. В этом мире нет такого места, где такие ужасные существа могли бы укрыться.

«— Кто ты?»

«Чародей. Якаги Суймей.»

Здесь и сейчас я докажу своими деяниями, что являюсь современным магом.

________________________________________

Порывы ветра прошли: вызвал ли их голос парня, стоящего рядом, или голос сам по себе был порывом? Одиночная фраза охладившая перегретый воздух. Раджас должен был хорошо её услышать.

«… Чародей.»

Раджас нахмурился и повторил слова Суймея. Он не узнавал его какое-то время из за различающейся одежды, но, вскоре, показал выражение узнавания.

«Да, ты этот … раздражающий пацанёнок-колдун .»

Суймей оставался в тишине, сместил центр тяжести вбок и смотрел на Раджаса. Демон проговорил в ошеломлённом тоне, словно приятно удивился.

«Итак, всего лишь маг прошёл через всех моих подчинённых. Их должно было быть более чем достаточно, хмммм?»

«Ага, бесполезно много. Ты, похоже, собрал весь мусор. А я почти его выбросил.»

«Похоже ты достаточно повеселился с этим мусором. Учитывая твоё состояние, чувствуется искренность в твоих словах. Кухахахахаха!!!»

Раджас насмешливо улыбнулся. Но внешний вид Суймея действительно был жалок. Не было видимых ран, но чёрная одежда была повсюду проткнута. Ни стойка, ни движения не выглядели энергичными, в грубом дыхании чувствовалось затруднение, а на лице даже был бледный порез. Это показывало, что до прибытия сюда, он проделал значительную уборку.

Раджас посмотрел на Суймея и спросил, будто был заинтересован.

«Итак. Как ты добрался до сюда? Прошёл через всех или пытался бежать?»

«Просто убрал всё с пути.»

«Хоо… Серьёзные вещи говоришь, несмотря на свой вид.»

Раджас снова засмеялся. Возможно он увидел Суймея и решил, что это блеф раненого человека. То, как говорил Якаги, можно охарактеризовать только как блеф человека, который не любит проигрывать.

«Так скажи мне. Почему ты прошёл через всё это и пришёл сюда?»

«Я не думаю, что есть время разбираться в такой незначительной детали.»

«… Ты же не хочешь сказать, что пришёл ради спасения этой девчонки?»

«Что, если это правда?»

Суймей ответил на вопрос Раджаса. Он пришёл спасти её. Чтобы стать её силой. Даже если она отвергнет его руку помощи. Даже если ей не нужна она. Уже было слишком поздно.

Раджас заметил желание Суймея и, немного поздновато, взорвался смехом.

«Что!? ХАХАХАХАХА!!! Ты действительно это сказал! Ты пришёл спасать девчонку в такой ситуации!? Да ты из ума выжил!»

Правильно. Как Раджас и сказал, он был вне себя. Нельзя думать рационально и идти сквозь армию демонов прямо в пасть смерти. Он ничего не получит, придя сюда. Здесь нет ничего, что желал бы человек. Он только потеряет, если придёт сюда. Но почему?

«Ты думаешь девка стоит спасения? Эта бродяга, которая никого не может спасти и бежит из любой битвы, чтобы спасти свою драгоценную жизнь.»

«Ага.»

О чём он думал, кивая с закрытыми глазами? Принял, что это глупое действие и знал об этом глубоко в сердце. Раджас продолжил:

«Фуфу — что заставляет зайти так далеко ради неё? Разве не проще избежать ранений и проигнорировать эту девку? Не лучше ли забыть о ней, будто её вообще никогда не существовало?»

«Я не могу этого сделать. Если я так поступлю, то не смогу спасти её.»

«Что—?»

Когда Раджас нахмурился от неожиданного ответа, Суймей сказал с вызовом.

«Спаси несчастного. Спасти того, кого нельзя спасти, это то, во что я верю. Просто не могу предать этот путь. Так вот почему—»

Вот почему я пришёл в это место.

Суймей победоносно высказался. Он объявил что здесь для того, чтобы спасти её и драться с ним.

Раджас ошеломлённо уставился, услышав высказывание Суймея, но вскоре выдохнул.

«ХА—»

Раджас издевался над объявлением Суймея.

«Ухахахаха!!! Как глупо! По такой причине! Ты пришёл для этого!? Ты шагнул в пасть смерти, пройдя через моих подчинённых! И тут ты говоришь такое? Спасти тех, кто не может быть спасён? Ты пёрся весь путь с таким бесполезным идеалом. Должен же быть предел твоей тупости! Ухахахаха! Это весело —»

«Так что?»

«—?!»

Тем, что остановило раздражающий смех Раджаса был холодный ответ Суймея.

Порыв ветра: холоднее чем стужа, метущая в северных землях, заморозил сердце каждого и прервал звуки смеха, страшно зазвучав, даже если в этом не было необходимости.

То, что заполнило воздух, было холодом. Он не был температурным. Это был источник хлада, которого было достаточно для причинения боли коже и разграбления сознания. Местность, нагретая духом Раджаса, стала похожей на пласт льда. И парень, создавший эту ситуацию, Суймей, непоколебимо смотрел на генерала демонов Раджаса, который смеялся над его решением.

«… Мальчик, тебе лучше сменить этот взгляд. Мне он не нравится.»

«Ты думаешь я тебя послушаю?»

«Тогда я заставлю тебя силой!»

То, что слетело с губ Раджаса, было рёвом, достаточно громким, чтобы встряхнуть всё вокруг него. Ударная волна подняла пыль в воздух и щебень полетел во всех направлениях. В этот момент, рука и кулак напоминали древний дуб, летевший прямо на Суймея.

Тем, что сопротивлялось руке, превращающей всё на своём пути мясную кашицу, было уникальное заклинание, которого Раджас никогда не видел ранее.

«Primium ex puinoim excipio.» (Пятислойная стена)

Пять магических кругов, светившихся золотом, сформировались в щит, напротив протянутой руки. Когда они вырисовались, разбросанные фрагменты слились воедино, в изначальной форме.

Золотая крепость как раз вовремя. Кулак Раджаса и магия Суймея столкнулись.

Золотые искры летали повсюду и когда он достиг лимита возможностей, первый круг исчез, а на его место стал второй, вскоре и третий.

«Ооооооооох!!!»

«Хьяааааааах!!!»

Кулак пытался прорвать магический круг, но магия оставалась тверда, рассыпая искры от каждого удара. Земля треснула от ударных волн и штормов, летавших по округе. Вскоре они сформировали поток ветра и окрасили воздух духом битвы.

Посреди бесконечных ударов, четвёртый магический круг начал вращаться. И тогда—

«Хииик—!?»

Огромная сила несущаяся на Суймея, внезапно, сменила направление. С оглушительным звуком, гигантское тело Раджаса проехалось по земле, словно сброшенное с холма волной ветра.

«Кхе. Даже с пятой стеной (гасящей силу) он пролетел так много… Чувак, да ты излишне силён…»

Суймей пожал плечами, проклиная Раджаса, исчезнувшего с обзора. Но он был ослаблен. Признав, как долго дрался, чтобы дойти до Лефилии, это было естественно.

Вернувшись к делу, он повернулся к Лефилии, и—

________________________________________

«Вставай, Лефилия. Пошли прикончим его.»

Он сказал смотря прямо на меня. Давай сражаться вместе. Вдвоём мы сможем. Будто хотел сотрудничества — нет, поддержать меня, сдавшуюся. Он был искренен. Глаза, что смотрели на меня, светились загадочно и сияли честностью. Страсть, блестящая в этих очах, пылала красным цветом распалённой стали. Это были пылкие глаза. Глаза человека, кто никогда не предаст то, во что верит.

Но мне не хватало силы, чтобы стоять на стороне его решимости.

Я исчерпала себя в схватке с Раджасом ранее. Так что я не могла—

«Я не могу.»

Правильно. Я могу только опустить голову и сдаться.

«Хмммм—?»

«Я не могу. Я не могу победить его. Ты не можешь победить его. Никто не может. Он убьёт нас обоих.»

«Ой… Лефилия, что случилось с тобой?»

Суймей спросил, будто был ошеломлён. Возможно он верил, что мы можем совместить наши силы для сражения. Что вдвоём мы сможем победить его.

Но теперь, всё бесполезно. Потому что…

«Нам не победить Раджаса. Этот демон слишком силён. Даже если мы объединим наши силы, то не выиграем.»

«Как ты можешь знать, даже не попытавшись?»

«Нет, я могу сказать. Раджас силён. Даже элита армии Ношиаса пала перед ним. Нам не победить его только нашими силами. Это невозможно. Наша судьба умереть в руках Раджаса.»

То, как и должно быть. Неизменимая судьба. Мои предсказания будущего возможно высказывали, будто мы слабы для него. Но это было правдой. Без разницы как сильны наши сердца, без разницы насколько храбры, это ничего более, чем полуденный сон перед лицом абсолютной мощи.

Кинув взгляд на меня, Суймей опустил плечи и закрыл глаза. Он разочарован во мне? Смотрит вниз, так что я не могу увидеть его выражения, но он точно так думает.

«… И всё в порядке? Ты действительно примешь такой конец?»

«Да. Меня не заботит конец. Я сдалась. Устала от всего этого.»

«…Хорошо.»

Я могу слышать его ответ. Он понял это? Правду, что всё уже кончено. Не нужно больше сопротивляться. Всё будет хорошо после пары секунд боли.

________________________________________

Суймей уже повернулся спиной к ней.

Но это не то, что она хотела для него. Эта, одетая в чёрное фигура, встала навстречу угрозы от Раджаса.

«Суймей?»

«Тогда я сделаю то что хочу. Если ты так думаешь, то всё что мне нужно, это заставить это злое создание сдаться.»

Слова Суймея показали его веру в надежду. Его вера была такой недальновидной, мой голос стал суровым.

«О чём ты говоришь! Ты даже не знаешь истиной мощи Раджаса! Он полностью отличается от демонов, что ты побеждал ранее!»

«Возможно и так. Но если сдамся здесь, то не спасу тебя, вместе мы можем достичь то, за чем я гнался так долго.»

То что он объявил Раджасу ранее, за этим он гонится?

«Спасти тех, кто не может быть спасён? Ты идиот! Несчастные люди просто существуют в мире! Где-либо и когда-либо. Без исключений!»

«Всё ещё.»

«Это всё вымысел! Подделка! Сказка, пришедшая из детских мечтаний.»

«Всё ещё.»

«Что за «всё ещё»? Если говорить такие пустые слова, то это внезапно спасёт нас?»

«Всё ещё»

«… Такие мечтания, их нельзя достичь. Это невозможно. Никогда…»

Правильно. Это никогда не случится. Где-то в этом мире есть голодающие. Где-то – крушащиеся в печали. Где-то – умирающие с яростью в сердце. И кто-то, кого нельзя спасти всегда существует.

Без исключений. Кто-то, кого нельзя спасти существует. Всегда.

Он возможно знает это, глубоко внутри. Если бы был кто-то, кто рационально мыслит, если бы столкнулся с правдой, это была мечта, которую следовало давным давно оставить далеко позади.

Но всё ещё, будто пытаясь объяснить что-то ребёнку, который не мог понять, он обхватил свою голову и—

«Лефилия, ты не выбираешь это. То, что я спасаю кого-то или нет – мой путь.»

«Что ты делаешь, гоняясь за этим? Оно абстрактно и ненадёжно. Ты думаешь, что всё закончится пустым местом, если продолжишь идти по этому пути? В конце дороги лежит отчаяние того, кто был предан надеждой.»

«Возможно.»

«Тогда—»

«Но я не собираюсь оглядываться. Моя мечта не позади меня. День, когда я определил мою мечту, человек, который поклялся присягой тогда, больше не существует. Так что—»

— Просто смотри на меня. Надежду, что я питаю. Смотри на меня, в погоне за надеждой.

«Ах…»

Почему эта фигура, разбившая мои аргументы простым «смотри на меня», такая яркая? Будто свет души, настолько сильный, что не идет ни в какое сравнение с тем, что было ранее.

Раджас вернулся, разрушая землю при каждом шаге. Убийственно уставился на Суймея.

«Как ты смеешь, мальчишка…»

«Оставайся лежать, когда тебя выбрасывают, дьявольский ублюдок!»

«ЗАТКНИСЬ!!!»

С рёвом, шар энергии в руке РАджаса неимоверно вырос. Тьма поглотила тьму и создала пресыщенные фиолетовые тени по округе. Это была магия Раджаса, стёршая крепость Ношиаса и опустошившая эту землю.

«Настало время навечно исчезнуть тебе и этой девке!»

Это был конец. Конец. У меня больше не осталось силы духов, так что нет никакого способа противостоять этой атаке. Нет магии настолько сильной, чтобы сопротивляться такой мощи. Вот почему…

«Суймей… Достаточно… Сдавайся…»

Даже если ничего не изменится, Суймей проигнорировал мои слова и начал читать заклинание, словно эта атака ничто.

«Non amo munus scutum omnes impetum invictus.» (Мой щит не просто щит. Он силён перед любой атакой и непоколебим перед любым огнём.)

Больше и больше маны собиралось, во время чтения заклинания. Золотая мана распространилась, будто сопротивляясь тьме и закрутилась в торнадо.

«Invincibility immobilitas immortalis cumque mane surrexistant castle.» (Нерушимая скала, замок, украшенный золотым светом, сотканным из сущности звёзд. И имя ему…)

Каждый луч золотого света делился и направлялся к своему месту, словно выполняя собственное задание. Они начали формировать светящуюся золотую молнию. Со звуком щелчка, будто устанавливались друг на друга, и—

«Firmus congrega aurum magnalea!» (Моя надёжная и сияющая крепость)

Под конец заклинания Суймея, магические круги собрались вместе, перекрывая друг друга. И в то же время тьма поглотила сцену, будто снеся всё подчистую.

«—Куууггх!!!»

… Это был конец. Конец всего. Натиск атаки Раджаса всосёт их тела и души во тьму.