Том 5. Глава 2. Связь с призванной (часть 3)

Около дома Суймея Якаги находилось додзё по кендзюцу. Руководитель додзё был хорошим другом его отца. Это додзё было открыто около их дома именно по рекомендации отца Суймея, когда сам Суймей был маленьким. Стиль обучаемого кендзюцу назывался «Призрачным мечом Курикары Дхарани», и являлся старинным стилем меча, который был передан еще задолго до начала периода враждующих государств в Японии. Происхождение его связано с тезкой(П.П. С тем кто носит такое же имя), дхарани — ритуальная речь, подобная мантре – основанная на драконьем мече Курикары, которым обладал гневный буддистский бог, Акала. Мало того, что он использовался для атаки на людей, этот стиль меча мог разрезать духов, призраков и даже монстров.

Естественно, стиль передавался не только в его доме, преподаватель додзё обучал ему и других, к тому же он занимался уничтожением монстров. Его дочь-Кучиба Хацуми тоже следовала за своим отцом и уничтожала монстров.

Из-за различных обстоятельств она не знала, что Суймей был чародеем и знал о секретных делах ее семьи – но если оставить это в стороне. Ее умение владения мечом было довольно высоким, и ее отец Кучиба Киёширо жалел, что она была девушкой. Хоть у нее и был относительно небольшой реальный боевой опыт в другом мире, Суймей мог догадаться, что она находилась на уровне семи мечей. И эта девушка, находившаяся прямо перед его глазами, дала ему выбор:

«Так, ты хочешь, чтобы я позвала людей? Или хочешь, чтобы я разрезала тебя прямо здесь?»

«Я бы предпочел отклонить оба варианта. В конце концов, они оба неприятны.»

«Я считаю, что текущая ситуация довольно проблемная. В конце концов, в моей комнате какой-то незнакомец.»

«Дай мне передохнуть …»

Суймей был в отчаянии. Девушка, с которой он раньше играл и с которой он учился владению мечом, сейчас слегка наклонила спину, готовясь сделать взмах мечом и ударить его. Жажда крови, исходившая от нее, явно доказывала то, что она не шутила. Если он сделает что-то странное, то неизбежно будет разрезан.

Он не думал, что у нее будет амнезия. Если было бы возможно, он хотел бы взять ее с собой и проверить ее состояние, но он не знал, что ему делать в текущей ситуации. Независимо от того, что он скажет, она не поверит ему, пока к ней не вернутся ее воспоминания. Даже в магии не было ничего, что могло бы вылечить амнезию. У него были заклинания, которые вмешивались в мозг и переписывали воспоминания, но если он пойдет этим путем, то на ее мозг будет оказана немалая нагрузка.

Было очень неприятно. Он никак не мог выкрутиться из ситуации. Ему оставалось только говорить с ней до тех пор, пока она сама не поверит-

«Сууу…»

Внезапно он услышал звук выдоха Хацуми. Ее оружие обладало клинком длиной в сто двадцать сантиметров. Длина рукояти была около двадцати пяти. На нем были какие-то украшения, но форма принадлежала японским мечам. Лезвие, скрытое в этих красных ножнах, скорее всего, было сделано из материалов этого мира.

Прямо сейчас он стоял на расстоянии, где конец лезвия меча от него отделяли лишь какие-то девять сантиметров. Другими словами, он был в зоне ее поражения. Нет, в случае Хацуми, он находился бы в зоне ее поражения, даже если бы кончик меча не мог до него дотянуться.

Мастер меча, прошедший через определенный порог развития способностей, мог ударить за пределы зоны поражения длины меча и рук. Физически такое должно быть невозможным, но тем не менее горизонтальным разрезом, они могли перерезать все, что находилось перед ними, словно ветром разрезая стену облаков. Такое же могла провернуть и эта девушка. Ее меч противоречил здравому смыслу.

«Стиль «Призрачного Меча Курикары Дхарани» школы Кучибы. Даже несмотря на амнезию, ты не забыла стиль владения мечом?»

Когда Суймей сказал это, вытирая пот, Хацуми слегка удивилась.

«Тыосведомлен об этом?»

«Я ведь уже столько раз сказал, я твой друг детства …»

«Я не могу в это поверить».

«Почему?»

«Тогда почему ты пришел сюда таким путем? Разве нельзя было спросить напрямую?»

«Я сделал так, потому что не было другого выбора».

«Фуу. Если ты не мог так поступить, может у тебя былочто-то, за что ты чувствовал вину?»

«Ты просто придираешься к деталям …»

Суймей говорил раздраженно. Не говоря о солдатах и охранниках, он думал, что хоть его друг детства поверит ему.

«Тогда ты можешь это доказать? Конечно, похоже, что ты знаком с моим стилем меча, но это можно узнать с помощью какого-нибудь заклинания, какие используют маги и демоны. Поэтому это нельзя посчитать за доказательство того, что ты мой друг детства.»

«Гу …»

Суймей не знал, что ответить. Все было так, как она и сказала. Не было никаких конкретных доказательств, которые он мог здесь ей показать. У него были фотографии с Хацуми и ее семьей на телефоне, но его батарея давно уже села.

В таком случае он мог бы взять ее с собой силой. Но ведь так ее воспоминания все равно не вернутся. К тому же, поднимется огромный переполох из-за похищения героя. Пока Суймей раздумывал, как бы ему поступить, в коридоре послышались торопливые шаги. Кто-то почувствовал, что что-то не так. У него уже не оставалось времени на использование магии, когда с другой стороны двери раздался женский голос.

«Хацуми!? Что-то не так!?»

«Ах!? Селфи! Здесьнарушитель!»

«Ты говоришь обо мне!?»

«А что, есть кто-то еще?»

После этих слов блеснул ее клинок. Суймей отскочил назад к окну, чтобы уклониться от него. Кончик ее меча изменил траекторию, и разрез превратился в укол. Движения клинка сопровождались резким звуком разрезания воздуха. Кончик лезвия, сделанный из корродированного серебра, направился к его животу. Суймей едва избежал этого и отошел глубже в комнату.

«Ты пытаешься убить меня?»

«Просто сделаю пару дырок. Будь уверен, я не задену жизненно важных органов.»

«Думаешь, из-за этих слов мне станет легче, черт возьми!»

Сразу после этого дверь с треском открылась. Человек, появившийся оттуда, был одет в зеленую мантию. Это была одна из товарищей героя, девушка-маг, участвовавшая в параде и обратившаяся к ней мгновение назад.

«Хацуми! Вы в безопасности?»

«Да. Этот человек- нарушитель. ―Сдавайся.»

«Я не знаю, кто вы и как вы проникли во дворец, но вам больше некуда бежать».

Сказала Селфи и заперла дверь, а окно находилось в пределах досягаемости клинка Хацуми. Даже место, в котором он сейчас находился, находилось в пределах ее фактической области поражения. Однако-

«Если не остается выхода, нужно сделать еще один самому!»

«Что―!?»

«―!?»

Собрав ману в кулак, Суймей набросился на стену. После удара, появилась сильная ударная волна. Когда его кулак врезался в стену, она развалилась на куски.

Позади ему послышались проклятия и стоны. Вероятно, им пришлось уделить внимание защите от ударной волны. Используя эту возможность, Суймей спрыгнул через отверстие, которое только что создал. Здание было в четыре этажа в высоту. И прямо сейчас он находился на самой верхней. Однако для чародея такая высота была простой мелочью.

Пока он падал, снизу дул ветер, а земля становилась все ближе. После благополучного приземления с помощью магии, в его ушах раздался голос девушки, которую Хацуми назвала Селфи:

«Во дворце нарушитель. Это мужчина с черными волосами в зеленой одежде. Он проник в комнату героя Хацуми, а потом спрыгнул во двор. Все охранники должны отправиться во двор … Повторяю …»

Это была простая тревога. Эта девушка-маг, вероятно, была магом ветра и использовала это преимущество, чтобы переносить свой голос в каждый уголок дворца. Суймею послышались приближающиеся к нему шаги. Онпобежал к краю двора, но со свех сторон появились солдаты с мечами.

«Я нашел его! Он там!»

«Рассредоточьтесь и окружите его! Не позвольте никому сбежать!»

«Тц … сильно же они всполошились».

Должно быть, он выбрал плохое место для приземления. Ему негде было спрятаться, а до следующего здания, откуда можно было бы спрыгнуть, было слишком далеко. После того, как его окружили солдаты, позади солдат раздался знакомый голос.

«А? Разве ты не тот хилый паренек?»

Этот громкий и удивленный голос принадлежал тому, с кем он встретился в ресторане, Гаю Форвану. Прижавшись спиной к стене здания, Суймей ответил легким тоном, без какого либо чувства опасения.

«Старик, мы снова встретились. Давно не виделись.»

«Не так уж и давно, и я не старый, черт побери! С каких это пор ты в преступники подался?»

«Все не так, просто есть некоторые обстоятельства такие же глубокие, как Марианская впадина».

«В дурака валяешь? Я ведь могу тебе и взбучку устроить, знаешь?»

«Нет, старик, прежде чем ты успеешь до меня дойти, меня порубит какой-нибудь другой парень».

Окружающие солдаты, стояли с вытащенными мечами, в их глазах виднелся блеск. Похоже никому не понравилось то, что он проник не только во дворец, но и в комнату героя. Вскоре прибыл еще кто-то. Толпа солдат разошлась и оттуда вышелеще один из товарищей героя. Если он правильно помнил, это был принц Миазена, Вайцер Райрзен.

«Гай, вы знаете этого человека?»

«Даже если спросишь, он просто мимолетный знакомый, с которым я сидел за одним столом в ресторане».

«Ясно.»

Подтвердив это, он вытащил свой меч и сделал заявление:

«Негодяй. Ты не только без разрешения вступил на территорию дворца Кальнус, но и вошел в спальню Героя-доно, ты ведь понимаешь, что с тобой будет, правильно?»

Суймей со вздохом ответил спокойному, но подавляющему тону Вайцера:

«Просто чтобы вы знали … я пришел сюда лишь, чтобы встретиться со знакомой».

«Знакомой, говоришь?»

«Я про Хацуми. Хотя, похоже, у нее амнезия и она меня совсем не узнает.»

«…»

«Какой вздор. Герой-доно была призвана из другого мира. У нее нет никаких знакомых в этом мире.»

Гай нахмурил брови, выразив удивленное лицо, в то время какВайцер заявил, что слова Суймея глупы. Взглянув на них, Суймей вздохнул:

«Ну, это правда, но …»

Гая сказал:.

«Что ж, что бы там ни было. Похоже, нам нужно тебя лучше расспросить. Просто будь послушным.»

«Не похоже, что ко мне хорошо отнесутся, если я буду послушным».

«Естественно. Нарушитель не должен возражать. Просто будь благодарен за то, что мы на куски тебя не порежем».

Отношение Гая было довольно вежливым, но Вайцер, с другой стороны, был резким. Солдаты, находившиеся поблизости, держали свои мечи наготове.Чтобы сбежать, нужно было разобраться с солдатами, а также с Гаем и Вайцером.

«Другого выбора нет …»

Суймей сделал долгий вздох, глядя на ситуацию, вышедшую из-под контроля. И затем, несмотря на то, что окружение освещалось лунным светом, его фигура погрузилась в тени.