Глава 1981. Вполне заслуженная смерть

– Народ, теперь мы в безопасности, – сказал Чу Фэн, заметив, что толпа недоверчиво относится к тому, что произошло.

Когда Чу Фэн сказал эти слова, он снял защитную формацию, которую установил. Затем он подошёл к вратам седьмого пути и ещё раз открыл их.

– Воооааа!!!

Увидев, что ворота седьмого пути были успешно открыты, Чу Фэн вышел невредимым, и они больше не могли ощущать пугающую ауру этой убивающей формации, толпа обрадовалась после того как прошёл короткий момент тишины.

Они знали, что убивающая формация в самом деле была разрушена. Несмотря на то, что они нашли это чрезвычайно невероятным, они знали, что Чу Фэн преуспел.

После серии громких чествований, толпа начала отчаянно мчаться к воротам седьмого пути. Хотя их было много, их скорость была очень быстрой. Всего лишь в мгновение ока все двенадцать миллионов человек вошли на седьмой путь.

– Да здравствует Чу Фэн, да здравствует Чу Фэн!!!

В волнении некоторые люди стали кричать имя Чу Фэна. Следуя за этим, больше и больше людей начали кричать имя Чу Фэна. Изначально они были членами молодого поколения, но позже даже те, кто был из старшего поколения, начали громко кричать имя Чу Фэна.

В этот момент имя Чу Фэна раздавалось по седьмому путь, как гром.

Внезапно Безумный Демон Снежного Клинка указал на человека и крикнул:

– Эй, Юэ Лин, у тебя ещё есть стыд, чтобы войти на седьмой путь? Ты забыл, что ты сказал раньше? – его голос был таким громким и ясным, что затмил чествования остальных.

В этот момент вся толпа заметила, что толпа Дворца Небесного Закона также вошла на седьмой путь. Что касалось человека, ведущего их, это был именно тот Старейшина Юэ Лин, который ошибочно обвинил Чу Фэна раньше.

В этот момент толпа не только смотрела на Старейшину Юэ Лина холодными взглядами, их глаза были также убийственными.

Именно из-за того, что этот старик посеял разногласие, они были почти убиты. Если бы не Чу Фэн, они все были бы изуродованными трупами сейчас.

Таким образом, в этот момент толпа чувствовала огромную ненависть к Старейшине Юэ Лину.

– Маленький друг Чу Фэн, этот старик был неправ раньше. Пожалуйста, я надеюсь, что у тебя будет великодушие великого человека, и ты простишь меня один разок, – сказал Старейшина Юэ Лин Чу Фэн в очень смущённой манере.

Несмотря на то, что он знал, что его действия очень не соответствовали его статусу, он в самом деле не желал умирать. Таким образом, он мог только отбросить своё старое лицо и действовать бесстыдно.

– Хаха… – но Чу Фэн просто слегка улыбнулся извинениям старейшины Юэ Лина и просто даже не потрудился ответить ему. В этот момент Чу Фэн даже не потрудился говорить со Старейшиной Юэ Лином.

Причина этого заключалась в том, что Чу Фэн знал, что даже если бы он ничего не делал, Старейшина Юэ Лин, без сомнений, умрёт сегодня, потому что он привёл в ярость всех здесь.

Что касалось Чу Фэна, он хотел быть только наблюдателем сейчас. Он хотел посмотреть, как Юэ Лин был бы затравлен до смерти толпой.

– Юэ Лин, ты забыл, что ты сказал раньше? Ты сказал, что если будет доказано, что ты ошибочно обвинил маленького друга Чу Фэна, ты извинишься своей жизнью, – сказал Безумный Демон Снежного Клинка.

– Верно. Несмотря ни на что, ты старейшина управления Дворца Небесного Закона. Ты не можешь быть кем-то, кто взял бы назад свои слова, верно? – добавил Старейшина Хуан Гуань.

После этого всё больше и больше людей начали критиковать Старейшину Юэ Лина. В конце концов, даже многие из людей младшего поколения начали критиковать Старейшину Юэ Лина. Как Чу Фэн и ожидал, толпа начала травить Юэ Лина до смерти.

– Наглые ученики! Кто вы, по-вашему, чтобы сметь критиковать нашего Владыку Старейшину?! – когда младшее поколения начало критиковать Старейшину Юэ Лина, люди из Дворца Небесного Закона, наконец, больше не смогли терпеть это.

Было одно дело, что те великие персонажи критиковали Старейшину Юэ Лина. Однако поскольку они были одной из сильнейших человеческих сил, Дворцом Небесного Закона, они совершенно не позволили бы младшему поколения вести себя жестоко по отношению к ним.

*Щёлк*

Сразу после того, как старейшина Дворца Небесного Закона выговорил младшему поколению, внезапно засиял холодный свет. Когда в воздухе закрутилась кровь, старейшина Дворца Небесного Закона был разрезан надвое.

Это был Безумный Демон Снежного Клинка. Он вытащил свой покрытый тканью Снежный Клинок. Кроме того, он убил этого старейшину Дворца Небесного Закона, который выговорил младшему поколения, с одного рассечения.

– Безумный Демон Снежного Клинка, ты, ты, ты… – другой старейшина Дворца Небесного Закона указал на Безумного Демона Снежного Клинка вопиющими глазами.

Изначально он хотел выговорить Безумному Демону Снежного Клинка. Но внезапно он не посмел ничего сказать. Причина этого была в том, что Безумный Демон Снежного Клинка испускал огромную жажду убийства прямо сейчас. Он был чрезвычайно пугающим. Этот старейшина Дворца Небесного Закона боялся, что он также был бы убит, выговори он Безумному Демону Снежного Клинка.

– Дворец Небесного Закона, не утруждайтесь угрозами мне. Если бы я, Безумный Демон Снежного Клинка, боялся смерти, я не убил бы старейшину вашего Дворца Небесного Закона.

– Поскольку маленький друг Чу Фэн спас меня, он мой благодетель. Раньше Юэ Лин неверно обвинил маленького друга Чу Фэна. Это дело, которое я совершено не оставлю, как есть. Сегодня… если Юэ Лин совершит самоубийство, всё будет решено. Однако если он не убьёт себя, я лично прикончу его. Кроме того, я также заставлю всех людей из Дворца Небесного Закона сопровождать его в смерти, – сказал яростно Безумный Демон Снежного Клинка.

Услышав эти слова, толпа из Дворца Небесного Закона стала чрезвычайно нервной. Многие среди них побледнели и задрожали от страха.

Безумный Демон Снежного Клинка всегда был тем, кто делал то, что он говорил. Поскольку он сказал те слова, было ясно, что он был готов их выполнить.

В этот момент никто больше не трудился говорить за Старейшину Юэ Лина. На самом деле люди из Дворца Небесного Закона также начали призывать их Старейшину Юэ Лина:

– Владыка Старейшина, несмотря на то, что мы не должны говорить такие слова, поскольку мы твои подчинённые, остаётся, что ты старейшина управления. Таким образом, тебе следует делать то, что ты заявил. Иначе ты только принесёшь позор на репутацию нашего Дворца Небесного Закона.

– Наглый ублюдок!!! – услышав те слова, Старейшину Юэ Лина почти стошнило кровью от злости. Принести позор на репутацию Дворца Небесного Закона? Было ясно, что они боялись быть вовлечёнными им, и желали, чтобы он убил себя из-за этого.

– Хорошо, хорошо, хорошо, все, отлично, – Старейшина Юэ Лин указал на людей из Дворца Небесного Закона трясущейся рукой. Он в самом деле не ожидал, что в кризисе жизни и смерти, те люди, которые следовали за ним, на самом деле хотели, чтобы он умер.

Однако, в конце концов, он ничего не сделал своим подчинённым. В конце концов, это он сказал, что убьёт себя. Кроме того, он знал, что он, вероятно, не смог бы выбраться из Лабиринта Лунного Света живым.

Но даже так он всё равно чувствовал большое нежелание умирать. Он был непримирим, что он, старейшина управления Дворца Небесного Закона, был бы затравлен до смерти Чу Фэном, человеком из младшего поколения.

Таким образом он обернул свой яростный взгляд к Чу Фэну. Он указал на Чу Фэна и сказал:

– Чу Фэн… запомни это, я, Юэ Лин, был затравлен до смерти тобой сегодня. Даже если я стану призраком, я не дам тебе уйти с этим.

– Конечно, я буду ждать, пока ты придёшь, – Чу Фэн презрительно улыбнулся на угрозу Юэ Лина.

Услышав, что сказал Чу Фэн и увидев его презрительную улыбку, выражение Юэ Лина сразу же изменилось. Казалось, он проснулся от сна.

Стал бы он призраком после смерти или нет, было одним. Но поскольку он не был ровней Чу Фэну, когда он был жив, даже если бы он стал призраком после смерти, как мог он быть ровней Чу Фэну?

Чу Фэн был Королевским Мировым Спиритистом Отметки Дракона. Что касалось мировых спиритистов, они были обычно злейшими врагами злых духов и других таких вещей.

Чу Фэн был способен прорвать даже убивающую формацию Лабиринта Лунного Света. Этого было достаточно, чтобы показать, как сильны были его техники мирового духа. Таким образом, даже если бы он нашёл Чу Фэна после успешного становления призраком, ему было суждено только быть измученным Чу Фэном.

В этот момент даже он почувствовал себя смешным. В сложившейся ситуации он начал сожалеть. Он чувствовал, что он не должен был пытаться умышленно усложнять жизнь Чу Фэну. Если бы он не сделал это, Чу Фэн не довёл бы его до такого состояния.

Внезапно Юэ Лин вздохнул:

– Судьба, это судьба.

После того как он сказал те слова, «бах» – тело Юэ Лина взорвалось. Он убил себя.

Этот старейшина управления Дворца Небесного Закона умер. Он был затравлен до смерти толпой.

Несмотря на то, что он был затравлен до смерти толпой сегодня, все знали очень хорошо знали, что его смерть была из-за Чу Фэна.

Но кроме людей из Дворца Небесного Закона не было ни единого человека, кто сочувствовал его смерти. Для толпы его смерть была вполне заслуженной.