Глава 2331. Праведность и зло

– Я также слышал о Секте Зарождающейся Души прежде. Никогда бы не подумал, что она в самом деле существует, – в этот момент некоторые из старших начали озвучивать, что они слышали о Секте Зарождающейся Души.

– Действительно презренные! Как может такая отвратительная сильная секта существовать в этом мире? Они в самом деле используют души младенцев, чтобы поднять своё развитие?!

– Ваши преступления просто непростительны!!! – обнаружив происхождение Секты Зарождающейся Души, те люди, которые не преклонили колени перед Старым Демоном Ракшасой, начали набрасываться на него, не сдерживаясь.

В конце концов, они уже приготовились к смерти. Когда даже смерть не была для них больше пугающей, не было бы больше ничего, что могло напугать их. Таким образом, естественно, они были бы достаточно дерзкими, чтобы говорить, что хотели.

На самом деле даже люди, которые стояли на коленях, начали слегка колебаться. В конце концов, использование душ младенцев для увеличения своего развития было в самом деле способно заставить волосы подняться дыбом от злости.

– Хахаха. Мир боевых практиков – мир, где слабый – добыча сильного. Жестокие? Что за ерунда! Вы все подразумеваете, что вы никогда не убивали людей слабее всех вас?

– Если наше поведение и дела жестоки, то кто из вас всех сам не является жестокой личностью? – холодно сказал Старый Демон Ракшаса.

– Верно. То, что говорит Владыка Ракшаса – полностью оправдано, – сказал в подлизывающейся манере Коу Кан. Многие другие стали следовать за Коу Каном и льстить Старому Демону Ракшасе, заявляя, что он был прав.

– Коу Кан, никогда бы я не подумала, что ты будешь говорить от имени подонков, и совершать все мыслимые проступки, как он, только чтобы ты мог выжить. Ты просто не достоин быть учеником нашего Зала Трёх Звёзд!

– Мне стыдно быть твоим соучеником! – выговорила Сун Биюй холодным голосом.

– Младшая сестра, я не чувствую, что сказанное Владыкой Ракшасой – неверно. В конце концов, каждый здесь определённо убивал людей прежде. Что касается тех, кого они могли убить, эти люди, безусловно, уступали им. Когда они уступали, это означало бы, что они были слабыми.

– Слабый – жертва сильного. Это железное правило мира боевых практиков. Но есть такие люди, как Чу Фэн, которые настаивают на том, чтобы отличать праведность и зло. Люди вроде них – те, кто бесстыден! – громко сказал Коу Кан.

Услышав, что сказал Коу Кан, многие люди начали колебаться. Как сказал Коу Кан, практически все присутствующие убивали раньше. Кроме того, все те, кого они были способны убить, были людьми слабее, чем они сами. Это подтверждало принцип того, что слабый был жертвой сильного.

– Хаха, сосунок, твоё имя – Коу Кан? Ты ученик Зала Трёх Звёзд? – в этот момент Старый Демон Ракшаса обернулся, чтобы спросить Коу Кана.

– Владыка Ракшаса, этот Коу Кан в самом деле ученик Зала Трёх Звёзд. Однако этот младший не одобряет так называемую доктрину праведности, которой придерживается Зал Трёх Звёзд.

– Кроме того, этот младший полностью против того, как Зал Трёх Звёзд и Облачная Долина Заката хотят объединиться, чтобы поддержать Чу Фэна, – сказал Коу Кан чрезвычайно уважительным тоном и с очень любезным отношением. Он просто не напоминал того, кто говорил с великим злодеем. Скорее, больше было так, будто он говорил со своим старшим.

– Тогда скажи мне, почему ты решил противостоять этому? – спросил Старый Демон Ракшаса.

– Это потому что я считаю, что заплатить жизнью за убийство другого, вернуть долг, если один должен другому – это небесный закон и земной принцип.

– Поскольку Чу Фэн убил кого-то из Небесного Клана Ин, для Небесного Клана Ин просто обосновано желать получить реванш за его убийство.

– Однако Зал Трёх Звёзд и Облачная Долина Заката настаивают на том, чтобы говорить, что Ин Лянчэнь заслужил смерти, что Чу Фэн только принёс справедливость. Это что-то, что этот младший не одобряет. Я считаю, что их аргументы – не что иное, как софистика, – продолжал Коу Кан.

– Очень хорошо. Я высоко ценю твой аргумент. Если я сказал бы тебе, что наша Секта Зарождающейся Души приветствует тебя, ты готов отказаться от своего статуса ученика Зала Трёх Звёзд, чтобы присоединиться к нашей Секте Зарождающейся Души? – спросил Старый Демон Ракшаса.

– Владыка Ракшаса, честно говоря, этот младший не мог принять манеру поведения Зала Трёх Звёзд с самого начала. Если Владыка Ракшаса в самом деле желает предложить убежище этому младшему, этот младший более чем готов, – Коу Кан был диким от радости.

Он прекрасно знал, что у него больше не было возможности, чтобы продолжать оставаться в Зале Трёх Звёзд. То, что Старый Демон Ракшаса был готов предложить ему убежище, естественно, было бы лучшим курсом действия для него.

– Очень хорошо. С этого момента ты – ученик нашей Секты Зарождающейся Души, – Сказал Старый Демон Ракшаса.

– Ради своего выживания ты в самом деле вилял своим хвостом перед демонической сектой и просили о жалости. Для Зала Трёх Звёзд в самом деле жалость поднять такого ученика, как он, – в этот момент этот чрезвычайно пожилой старик покачал своей головой и вздохнул.

– Жалость? Это честь Зала Трёх Звёзд суметь поднять ученика, подобного мне!

– Я осмелюсь спросить всех, то, что я сказал – неправильно? Что такое праведность? Что такое зло? Что правильно, а что – нет?

– То, что вы все считаете правильным – это то, что ваши оппоненты считают неправильным.

– То, что ваши противники считают неправильным – это то, что вы все считаете правильным.

– Кто именно прав, а кто не прав, кто мог бы отличить это?

– Только могущественные эксперты обладают полномочиями решать правильное и не правильное. Те, кто слаб, просто совсем не обладают квалификацией решать! – сказал Коу Кан с праведностью.

– Верно. Правильное и неправильное – это то, что действительно трудно определить. Тем не менее то, что слабый – жертва сильного – в самом деле является железным правилом мира боевого развития.

– Верно. Я считаю, что Коу Кан говорит очень обосновано. В конце концов, нет такой вещи как правильное и неправильное в мире боевых практиков. Человек с большей силой и более тяжёлым кулаком – человек, который прав.

Всё больше и больше людей начали высказывать свое согласие с тем, что сказал Коу Кан.

– Хахаха… – именно в этот момент Чу Фэн разразился смехом.

– Чу Фэн, почему ты смеёшься? Ты пытаешься сказать, что сказанное мной – неверно? – спросил Коу Кан холодным голосом.

– Коу Кан, каждый обладает таким же сознанием в своём сердце. Для определённых вещей мы все очень хорошо знаем, что правильно, а что неправильно.

– Если ты настаиваешь на том, чтобы разводить софистику здесь и искажать правду, у меня нет времени, чтобы возиться с дебатами с тобой.

– Причина этого в том, что я знаю, что невозможно разбудить человека, который притворяется спящим.

– Однако если ты в самом деле веришь, что убийство новорожденных младенцев и затем использование их в качестве ресурсов развития – это то, как должно быть, что они умерли достойно, тогда я мог бы только сказать, что люди вроде тебя не отличаются от тех, кто убивает новорождённых младенцев и открыто убивает невинных. Для людей вроде вас всех, позволять вам жить – будет только растратой, – холодно сказал Чу Фэн. Его тон содержал лёгкий след гнева.

– Ох, какие высокомерные слова ты говоришь. Люди, которые умрут прямо сейчас – вы все! – поиздевался Коу Кан.

Однако Чу Фэн проигнорировал Коу Кана. Вместо этого он повернул свой взгляд к толпе, стоящей на коленях на полу.

Громким голосом он сказал:

– Я спрошу у вас всех это один раз. Есть ли кто-то ещё вроде Коу Кана среди вас, есть здесь кто-то ещё, кто считает, что убийство и опустошение как ресурсы развития новорождённых младенцев заслуживает их смерти?

После того как Чу Фэн сказал те слова, не упоминая людей, которые не преклонили колени, даже те, кто стоял на коленях, начали колебаться.

В конце концов, все знали, что новорождённые младенцы не спровоцировали бы кого-либо. Независимо от того, почему они были убиты, они были бы невиновными. Независимо от того, насколько огромной могла быть здесь ненависть, не следовало вовлекать детей, а уж тем более когда не было никакой ненависти и обид.

Однако, несмотря на то, что все знали, что было неправильным для Секты Зарождающейся Души убивать и очищать души новорождённых младенцев, ради своего выживания, многие люди всё ещё заявляли, что те новорождённые младенцы заслуживали их смертей.

– Очень хорошо, – услышав ответы этих людей, взгляд Чу Фэна стал ещё более ледяным. Однако он не выпустил никакой жажды убийства. Вместо этого он сказал: – Я не убью вас всех. Однако то, что вы все сделали сегодня, это то, что все здесь видели.

– Независимо от того, могли ли вы все быть людьми, которые продали своё достоинство, чтобы выжить, или теми, кто в самом деле считает, что новорождённые младенцы заслуживают смерти, вы все будете встречаться с презрением других в будущем.

– Какая шутка! Ты действуешь так, как будто ты в самом деле можешь убить нас, если захочешь. Чу Фэн, не обманывай других, чтобы обмануть себя. Прямо сейчас это не мы умрём. Скорее это будешь ты! – заявил Коу Кан.

– Это так? Ты уверен? – холодно улыбнулся Чу Фэн. Затем внезапно появилась безграничная сила и заполнила всю область.

После того, как появилась эта сила, выражения всех присутствующих сильно изменились.

Эта сила была настолько мощной, что ей удалось силой подавить Боевой Навык Табу Предка Старого Демона Ракшасы. Это заставило всех осознать, что мощь этой силы была больше, чем Боевой Навык Табу Предка Старого Демона Ракшасы.

Самое удивительное, что эта сила была под контролем Чу Фэна.

Чу Фэн в самом деле овладел силой, которая превосходила Боевые Навыки Табу Предка!