Глава 27. Странные знаки

"Чу Юэ, кажется, что у вас весьма неплохой урожай." Послышался голос Чу Вэй и его группа медленно подошла к ним.

"Это... Народ, вы пошли охотиться на Травы Небесного Духа и смогли получить так много!" Увидев Травы Небесного Духа в руках Чу Юэ, Чу Вэй и его группа были в полном шоке.

Соотношение одной Травы Небесного Духа к Траве Земного Духа, было один к двадцати. Таким образом, те тринадцать Трав Небесного Духа в руках Чу Юэ, были дороже, чем все имеющиеся травы у Чу Вэй и других членов Альянса Чу.

"Нет, эти травы не с нашей охоты. Их дал мне Чу Фэн." Сказав это, Чу Юэ сунула тринадцать Трав Небесного Духа в свой набедренный кошелек.

Когда она сделала это движение, уже почти у всех окружающих текли слюни от восхищения, особенно у двух людей, которые чуть ранее оскорбили Чу Фэна. Они уже были готовы умереть от выпрыгивающего сердца и слюноотделения.

И все это было из-за того, что они спровоцировали Чу Фэна, и сейчас они походили на попрошаек, которые хвастались своим богатством в виде медных монет, по сравнению с ним богатым человеком на поясе которого был кошель с тысячами монет. Это выглядело очень смешно.

"Чу Юэ, ты говоришь, что их дал тебе Чу Фэн, возможно ли что..."

Лица Чу Вэй и других потеряли свои цвета, когда они вдруг вспомнили набитые мешки Чу Фэна.

"Чу Вэй, Чу Юэ, что-то случилось, Чу Фэн он..."

В это время подбежали Чу Сюэ и её команда, и её лицо выглядело весьма некрасиво.

"Чу Сюэ, что случилось? Чу Фэн обидел вас?"

Увидев появление Чу Сюэ, казалось, что душа покинула её, Чу Гао имел травмы на ноге, тогда все члены Альянса Чу окружили их, они сначала даже подумали, что это Чу Фэн так поиздевался над Чу Сюэ и остальными.

И когда Чу Сюэ описала произошедшие события, все погрузились в молчание.

Согласно сказанному Чу Сюэ, чтобы спасти её, Чу Фэн выступил против трех мастеров, окруживших его, и все они находились на пятом уровне духовного мира. Он должен быть в опасности, и даже если он не погиб, он определенно стал калекой.

Но, они же видели Чу Фэна только недавно. На нем не то чтобы не было и царапинки, он был полон жизни. Как раненый человек может выглядеть подобным образом?

И что это значит? Это значит, что Чу Фэн не мог проиграть трем мастерам которые, находились на пятом уровне духовного мира, или по крайней мерее, он мог убежать от них без единой царапины.

Как Чу Фэн может иметь такую силу? Они даже не желали продолжать об этом думать, так как мысли об этом, заставляли их бояться еще больше.

"Чу Юэ, ты говоришь, что Чу Фэн в порядке?" Спросили Чу Сюэ с лицом, переполненным эмоциями, одновременно с этим чувствуя, что это просто немыслимо.

"Ммм, Чу Фэн в полном порядке. Мы только что виделись с ним." Кивнув сказала Чу Юэ.

"Это великолепно, Чу Фэн в порядке, это действительно замечательно... плач..." Её крайняя степень счастья, мгновенно сменилась печалью и рыдая, она бросилась в объятия Чу Юэ, плача и говоря.

"Чу Юэ, я была неправа, мы все были неправы, только ты всегда была права... Чу Фэн не наш враг, он один из храбрых членов нашей семьи Чу... если бы не Чу Фэн, то я бы... всхлип..."

Видя эту картину, Чу Юэ действительно почувствовала еще большее удовлетворение, так как было видно, что Чу Сюэ действительно стала смотреть на Чу Фэна в ином свете.

"Похоже, что наши взгляды относительно Чу Фэна, действительно были ошибочными." Вздыхая, на лице Чу Вэя появлялось выражение стыда. Видя через что прошла Чу Сюэ, все стали пересматривать свои взгляды относительно Чу Фэна.

И когда все ученики уже покинули Гору Духовных Лекарств, группа старейшин собралась на среднем круге Горы Духовных Лекарств.

В тот момент Су Роу, директор здания боевых искусств и многие другие старейшины собрались там. Хмурясь, они смотрели на лежавшие невдалеке три трупа учеников.

Но, с их места, они могли только смотреть и не имели права говорить.

Потому что рядом с трупами, находился человек одетый в белую робу и внимательно их осматривал. Этот человек был очень важной персоной в Школе Лазурного Дракона, и даже старейшины внутреннего двора должны были быть осторожными возле него.

Белая роба, одетая на этого человека, была очень особенной, так как она была полна специальных знаков и узоров. Белая роба так же была довольно большой. Она не только скрывала одежды этого человека, но также скрывала его лицо и плотно обхватывала тело.

"После всех этих лет, оно в конце концов появилось." Наконец, послышался пожилой голос из-под белой робы.

"Старейшина Чжугэ, вы хотите сказать... это Кладбище Тысячи Костей?" Подойдя спросила Су Роу.

"А что это еще может быть, кроме Кладбища Тысячи Костей?"

"Вы, старейшины внутреннего двора, действительно слишком сильно пренебрегаете своими обязанностями. Вы доложили только после появления Кладбища Тысячи Костей. Знаете ли вы, сколько вещей вы отстрочили?"

"Просто кучка ведер с рисом. Вы все просто мусор. Зачем я вообще был нужен?" После вопроса Су Роу, старик в белой робе яростно выругался. Каждый мог почувствовать гнев этого человека.

"Хм." Выругавшись, старейшина в белой робе взмахнул своим большим рукавом и исчез, даже следа после себя не оставив.

После его ухода, присутствующие наконец смогли спокойно и глубоко выдохнуть. Перед этим человеком, никто не осмеливался дышать полной грудью, и никто не осмеливался задавать ему вопросы, как это сделала Су Роу.

"Этот старик. Разве он не перегибает палку? Кладбище Тысячи Костей уже давно словно иллюзия, и даже заклинания которые он применял, не могут его обнаружить. Как мы должны определить, когда и где оно появится!" Дымясь от злости сказала Су Роу.

"Будь более сдержанной. Нашей Школе Лазурного Дракона, ведь и правда было очень трудно заполучить этого человека. Не только мы, но и Лидер Секты относиться к этой персоне с большим уважением. Нам и правда нельзя обижать этого человека." Оуян подошел к Су Роу и начал её успокаивать, он боялся, что она могла не сдержаться и обидеть этого старика в белых одеждах.

"Хм, я вижу только его мнимое присоединение к Школе Лазурного Дракона. Ведь его реальная цель, это всего лишь поиски сокровищ на Кладбище Тысячи Костей." Холодно фыркнула Су Роу, не желая принимать этого.

"О сокровищах, которые находиться на Кладбище Тысячи Костей сейчас упоминают только слухи да байки. В настоящее время, любой кто зайдет туда, попросту умирает, поэтому нет никакого способа подтвердить или развеять эти слухи."

"Кладбище Тысячи Костей, уже рассматривается как опасная зона, и все очень обеспокоены этим. Поэтому, если Чэугэ сможет разрушить это Кладбище Тысячи Костей, и что с того, что сокровища будут отданы ему?"

"Просто боюсь, что они не предназначены для него." Скривила свое лицо Су Роу.

"Девочка, поменьше разговаривай." Оуян явно был беспомощен, стоя перед упорством Су Роу. "Точно, вступил ли тот мальчик в Альянс Крыльев?"

"Ах, этот парень действительно заставляет болеть мою голову. Я слышала, как Су Мэй говорила, что он отказался от приглашения в Альянс Крыльев." Только одно упоминание о Чу Фэне, заставляло Су Роу вздыхать.

"Да?" Оуян немного отвлёкся, но потом улыбаясь сказал. "Этот мальчик, довольно интересен."

Вернувшись в свою комнату, первое что хотел сделать Чу Фэн, так это залезть в теплую ванну. Но как только он снял одежду и даже до этого, его лицо очень сильно изменилось...

"Это... Да это..."

Глядя на свою грудь, во взгляде Чу Фэна мерцала крайняя скверность.

Его взгляд настолько изменился, из-за появления странного узора на его груди. А вся странность заключалась в том, что этот узор был создан из бесчисленных символов и узоров.

Каждый из этих символов и узоров был как будто бы живым и все они двигались под кожей Чу Фэна и выглядело это действительно ужасающе.

Пользуясь руками, Чу Фэн несколько раз пытался оттереть их с своей кожи, но несмотря ни на что, узоры оставались на месте, они словно жили под кожей и у Чу Фэна не было никакой возможности избавиться от них.

Смотря на все эти узоры, плавающие под его кожей, Чу Фэн был в глубокой депрессии, но он ничего не мог с ними поделать.

"Похоже, я все же не избавился от проклятия Кладбища Тысячи Костей,"

Неожиданно, Чу Фэн с облегчением улыбнулся. Он знал, что эти символы были сувениром, который ему оставило Кладбище Тысячи Костей. И независимо от того хорошим был ли этот сувенир или плохим, сейчас он был абсолютно беспомощен в отношении него, так что все что он мог, так это оставить все на волю судьбы.

Так как он не мог ничего изменить, Чу Фэн более не беспокоился об этом. С тем же успехом, он мог представить, что вообще ничего не происходило. Таким образом, он запрыгнул в ванну и просто наслаждался своей жизнью.