Глава 3145. Зуб за зуб

– Ты действительно скрыл своё развитие?! Ты правда презренный! – будучи придавленным к земле, Цинъюй Фэнмин яростно скрежетал зубами и испустил чрезвычайно непримиримый крик.

Он чувствовал, что Чу Фэн полностью обманул его.

Он чувствовал, что он был просто беспечен, и оказался в таком состоянии потому, что Чу Фэн скрыл свою ауру.

Он считал, что единственной причиной, по которой он заявил бы, что он позаботится о Чу Фэне, только чтобы оказаться придавленным к земле и неспособным подняться, было то, что Чу Фэн скрыл своё развитие.

В этот момент Цинъюй Фэнмин чувствовал, что он был полностью опозорен. Что касалось его позора, это всё было вызвано Чу Фэном. Таким образом, ненависть, которую он чувствовал к Чу Фэну, была в самом деле до глубины костей.

Однако Цинъюй Фэнмин понятия не имел о том, что Чу Фэн не скрывал своё развитие. Скорее Чу Фэн сделал два последовательных прорыва в развитии за короткий период времени.

Кроме того, причина, по которой Чу Фэн мог совершить такой быстрый прогресс в развитии была полностью в Бессмертной Кристаллической Руде, которую их Чудовищный Клан Бирюзового Пера усиленно искал.

Тем не менее Чу Фэн не собирался что-либо объяснять. У него также не было причин для этого. В конце концов, то, что они думали, не было важным. Важной была Чу Шуаншуан.

Таким образом, после того как Чу Фэн придавил Цинъюй Фэнмина к земле своей гнетущей мощью. Он наклонился и продолжил лечить Чу Шуаншуан.

Эта сцена полностью сбила с толку людей из Чудовищного Клана Бирюзового Пера.

Они не понимали, почему Чу Фэн после подавления Цинъюй Фэнмина не атаковал его, несмотря на то, что он заявил ранее о том, что отомстит.

Вот так люди из Чудовищного Клана Бирюзового Пера смотрели, с озадаченными выражениями на лицах.

Даже этот Цинъюй Дун на уровне Небесного Бессмертного девятого ранга не пытался опрометчиво спасти Цинъюй Фэнмина от Чу Фэна.

Вместо этого он ждал Чу Фэна. Он хотел узнать о том, каким именно было намерение Чу Фэна.

Через некоторое время, получив лечение со стороны Чу Фэна, выражение боли серьёзно раненной Чу Шуаншуан начало ослабевать. Её плотно закрытые глаза также снова открылись.

– Стой, стой…

– Я действительно не делала этого намеренно, я в самом деле не вторгалась на вашу территорию намеренно. Пожалуйста, пощади меня, пощади меня.

Однако после пробуждения Чу Шуаншуан тут же появила выражение паники и начала кричать в тревоге. Казалось, она была действительно напугана.

Увидев это, Чу Фэн поспешно обнял Чу Шуаншуан и начал наполнять её тело нежной силой, чтобы успокоить её ум.

– Старшая сестрёнка Шуаншуан, не бойся. Теперь всё в порядке. Теперь всё хорошо, – Чу Фэн утешал Чу Шуаншуан, пока наполнял её нежной силой духа.

– Младший брат Чу Фэн, это ты… это ты спас меня? – после того как Чу Шуаншуан немного успокоилась, она наконец заметила, что тем, кто крепко обнимал её, был Чу Фэн, что она была в безопасности.

Подтвердив, что это был Чу Фэн, эмоции Чу Шуаншуан снова вышли из-под контроля. С громким «ваа» она начала плакать и уткнулась лицом в грудь Чу Фэну, крепко хватаясь за его одежду, по-видимому чрезвычайно опасаясь снова оказаться в руках людей из Чудовищного Клана Бирюзового Пера.

Увидев Чу Шуаншуан, действующую таким образом, Чу Фэн почувствовал даже большую боль.

Хотя Чу Фэн не знал Чу Шуаншуан в течение долгого времени, он узнал, что она не была ни слабой, ни притязательной.

Причиной, по которой она действовала в такой манере сейчас, было то, что она была действительно обижена так сильно, что если бы Чу Фэн пришёл немного позже, она могла в самом деле сойти с ума.

Чтобы обычный человек был замучен до состояния безумия, он должен был подвергнуться бесчеловечному обращению.

Практики, особенно с развитием Чу Шуаншуан, имели очень сильную выносливость.

Если кто-то мог замучить кого-то с развитием Чу Шуаншуан до состояния безумия, какой жестокой должна быть пытка?

– Старшая сестрёнка Шуаншуан, не плачь больше. Плач ничего не сделает. В этом мире твои враги не будут чувствовать к тебе жалось только потому, что ты проливаешь слёзы, – с этими словами Чу Фэн поднялся. Затем он также помог Чу Шуаншуан встать на ноги.

– Старшая сестра Шуаншуан, кроме него, кто ещё из присутствующих атаковал тебя? – Чу Фэн указал на Цинъюй Фэнмина, который лежал на земле.

– Только он один, – Чу Шуаншуан сказала эти слова подсознательно. Сразу после того, как она сказала эти слова, Чу Шуаншуан осознала, что что-то происходило.

Её глаза широко открылись. Она посмотрела на Чу Фэна и спросила:

– Младший брат Чу Фэн, что ты планируешь делать?

– Я собираюсь вернуть зуб за зуб, – с этими словами, Чу Фэн махнул своим рукавом. Сразу же большое количество боевой силы хлынуло их его рукава как звёздный свет.

Эта сцена была очень красивой. Однако эта красивая сцена продолжалась только долю секунды, прежде чём полностью измениться.

Причина этого была в том, что когда эта яркая боевая сила приземлилась, она начала разлетаться, как вода.

Когда боевая сила полетела, она превратилась в бесчисленных чёрных жуков.

Эти чёрные жуки были только размером с ноготь. Однако они были полностью покрыты шипами, которые напоминали зубья пилы. Они выглядели очень пугающими и отвратительными.

Этих жуков становилось всё больше и больше. В мгновение ока их появилось несколько тысяч. Плотно собранные, они волна за волной начали двигаться к Цинъюй Фэнмину.

Увидев приближающихся жуков, лицо Цинъюй Фэнмина тут же позеленело от страха.

Он знал, что если эти жуки достигнут его, он определённо жалко пострадает.

– Молодой господин Чу Фэн, пожалуйста, остановись!

В этот момент Цинъюй Дун, который всё время был тихим, наконец заговорил. Мало того, что он сказал остановиться Чу Фэну, он также вытащил Незавершённое Оружие Бессмертного, когда говорил.

В конце концов, он был кем-то из Чудовищного Клана Бирюзового Пера. Он не стал бы смотреть со сложенными руками на то, как Чу Фэн пытал Цинъюй Фэнмина.

– Старший брат Цинъюй Дун, быстро, преподай этому Чу Фэну урок ради меня! Помоги мне позаботиться об этом презренном ублюдке! – закричал Цинъюй Фэнмин. Он больше не ругался на Цинъюй Дуна. Вместо этого он кричал просящим тоном. Он хотел, чтобы Цинъюй Дун спас его.